Новости спорта в Нижнем Новгороде. Нижегородские спортивные новости.
Актуально

Магомед АДИЕВ: И в «Волге» настанут лучшие времена

Главный тренер молодежной команды «Волга», воспитанник грозненского футбола Магомед АДИЕВ в интервью высказал свое мнение об игре нынешнего «Терека», благодаря чему клуб так сильно прибавил, о приглашении Гуллита и независимости от Кадырова, редком поступке Рахимича и внимании Гаджиева к молодежной команде, а также о ностальгии и мотивации.

– Выступление «Терека» в нынешнем сезоне стало настоящим откровением, клуб признан «темной лошадкой» чемпионата, никто не ожидал, что после восьми туров он будет возглавлять таблицу. Для вас выступление и результаты земляков стали сюрпризом?
– В любом случае, они удивительны, ведь я не видел подготовку команды. Я всегда очень пристально слежу за «Тереком», мне интересно – какая команда предстанет перед болельщиками. Конечно, когда ты видишь определенные покупки, то у тебя складывается мнение, но, не видя подготовительного процесса, оно остается неполным. Если быть откровенным, мне очень нравится игра нынешнего «Терека». Клуб выглядит солидно, нет ощущения, что результаты спонтанны, видно четкую схему, тренерский почерк, понятны цели и желания.
– В какой футбол играет «Терек», на ваш взгляд?
– По тем матчам, которые я видел, могу сказать, что клуб очень надежно играет в обороне. В былые времена ему как раз не хватало надежной обороны, сейчас же видно, что эта линия отлажена, в ней собраны хорошие игроки. Невозможно не отметить классных исполнителей в атаке: Георгиева, Маурисио, Аилтона, который стал очень удачной покупкой, на краю здорово смотрится Лебеденко, сильно прибавивший и проводящий, наверное, свой лучший сезон.
– Это заслуга Черчесова, прежде всего, или сочетание многих факторов в один момент?
– Я всегда говорил: то, что происходит с командой на футбольном поле – играет ли она хорошо, или, наоборот, выглядит безобразно – это деяния тренера. Команда не может быть сама по себе. Конечно, видно, что Черчесов наладил дисциплину, это чувствуется по действиям игроков. Дисциплина в коллективе вылилась в слаженные действия на поле.
– Жесткая рука всегда идет на пользу? Многие говорят о том, что с Черчесовым не так просто сработаться…
– Да, я тоже наслышан о ряде конфликтных случаев. Черчесов – принципиальный тренер, во главе угла у него дисциплина. Но я вам хочу сказать, что в «Тереке» в последние годы как раз-таки дисциплины и не хватало. В клубе были собраны неплохие мастера, но каждый оставался сам по себе, а единого, прочного коллектива не создавалось. Тем более, эта проблема стала очевидной после Гуллита, после всех этих историй с совместным посещением клубов…
– Приглашение голландца в большей степени было PR-ходом?
– Наверное, да. Чагаев пришел в клуб, и ему необходимо было заявить о себе. Естественно, он пригласил тренера с большим именем. Вопрос лишь в том, что Гуллит – величайший футболист, но чего он добился как тренер?
– На ваш взгляд, разумно ли было приглашать голландца работать в Чечню?
– Я думаю, что нет. Я изначально скептически был настроен. В «Тереке» должен работать либо свой, чеченский специалист, либо тренер с большим именем, который будет независим от любого мнения. Только такой специалист может выстроить команду.
– Возможно ли быть в «Тереке» независимым, когда клуб существует под патронажем Рамзана Кадырова?
– Конечно, его слово для любого чеченца – закон. Но Кадыров не лезет в тренировочный процесс. Конечно, он может высказать свою точку зрения, если его что-то не устраивает. Но он носит футболистов чуть ли не на руках, организуя специальные мероприятия, одаривает игроков машинами.
– Это правильно? Дикань рассказывал, что однажды по просьбе Вячеслава Грозного такие акции прекратились, потому что они начали влиять на отношения в команде. Считаете, что одаривания машинами не могут подорвать атмосферу в коллективе?
– Быть может, такие явления и влияют, но я хочу подчеркнуть, что если коллектив – здоровый, то в нем знаете, как будет? Футболисту дарят машину, а он ее продаст, чтобы деньги разделить между всеми – игроками, тренерами, сотрудниками клуба. Это мое мнение. Все люди обеспеченные, с хорошими контрактами. Да, машина стоит немалых денег, но у тебя есть контракт, а для коллектива правильнее разделить деньги на всех. Я был свидетелем существования такого здорового коллектива. Дело было в «Анжи», если мне память не изменяет, мы тогда играли в первой лиге, выходили в высшую. Рахимичу по итогам первого круга подарили отечественный автомобиль. Но Рахимич зашел в раздевалку, положил ключи и сказал: «Надо продать машину, а деньги разделим». Он был иностранцем, но чувствовал наш дух, атмосферу в команде.
– Мне кажется, это редкий поступок.
– Может быть, но он говорит о здоровой атмосфере. А какова задача главного тренера? Создать хороший коллектив. Не надо, чтобы игроки друг с другом в обнимку ходили, но каждый обязан уважать своего парт-
нера, потому что все игроки делают общее дело.
– Так лучший рецепт для создания такого коллектива: жесткая дисциплина а-ля Черчесов или дух демократии а-ля Гуллит? Или рецепта нет?
– Есть. Дисциплина рождается от справедливости. Если тренер справедливо относится ко всем игрокам – пускай их у него 25, то это фундамент. Да, недовольные будут всегда, потому что на поле выходит только одиннадцать игроков. Но даже двадцать пятый не должен чувствовать себя обездоленным. Ты должен ему внятно объяснить, почему он не играет и в чем ему надо прибавить. Если игрок будет это понимать и чувствовать такой подход, то атмосфера будет здоровой.
– При обсуждении Гуллита в прессе не раз всплывала фраза, что хороший футболист не обязательно должен стать хорошим тренером. Вы сами не так давно закончили карьеру игрока. На ваш взгляд, есть ли какая-то зависимость между успехами на поле и тренерском мостике?
– Это совершенно разные вещи. Если ты играл в футбол, да еще и на высоком уровне, то тебе это помогает, но только на начальной стадии. Но есть и минусы – тебя уже знают, уделяют больше внимания, оказывают больше давления. Впрочем, плюсы также очевидны – в сложных периодах тебе предоставляют карт-бланш, могут позвать в клуб с именем. То, что пробиться, если ты не зарекомендовал себя как игрок, сложнее – это нормально. В дальнейшем, когда стартовый этап пройден, нет уже никакой разницы. Главное же, что ты никогда не должен подсказывать футболисту как игрок. Если я могу молодым игрокам все-таки порой объяснять азы, к примеру, как ставить ногу, хотя они в таком возрасте уже обученные ребята, то на высоком уровне такое, в принципе, невозможно.
– Насколько тяжело убить в себе игрока?
– Мне не составило никакого труда. В один прекрасный день я пришел и сказал себе, что больше на футбольное поле не выйду. Просто все перегорело внутри, игра не доставляла никакого удовольствия. Даже на тренировки не было желания выходить, хотя не было никаких серьезных травм, а возраст – мне тогда была 32 года – позволял еще играть достаточно времени.
– Сейчас появляется новое поколение тренеров, выделяете для себя успешные примеры?
– Стараюсь следить за всеми, кто начинает. Интересны выступления Передни, который работал в «Волге», Гордеева, с которым я играл вместе, Горшкова, с кем работал в «Нижнем», Казакова… Долго можно перечислять. Кумиров, наверное, не должно быть. Как сказал один тренер, «я – вор, я ворую все лучшие идеи!». Думаю, что эта фраза в хорошем смысле применима и ко мне. Я стараюсь собирать как можно больше современных идей, ведь футбол очень быстро меняется, становится быстрее. Если ты отстал, то ты уходишь в сторону. Ты должен идти в ногу со временем.
– Что позволяет это сделать?
– Работа. Чем больше ты трудишься, тем больше ты в теме. Смотришь игры, разговариваешь с людьми. Но обязательно надо пропускать всю информацию через себя. Есть многие вещи, которые я хочу привить своей команде, но, к примеру, после игры с «Динамо» я понял, что надо сделать несколько шагов назад. Главная задача тренера – понять характеристику своих футболистов и дать им то, что они могут делать. Не надо витать в облаках, но и не стоит занижать достоинства своих игроков.
– Как молодежная команда готовится в наших условиях?
– Молодежной команде всегда тяжело. В Нижегородской области ощущается нехватка стадионов, полей. У клуба даже нет базы. Я всегда говорю, что «Волга» по тем условиям, которыми обладает – среди аутсайдеров премьер-лиги. Если даже первая команда испытывает трудности, то что говорить о молодежке, которая готовится порой без сборов. Ребят можно только поблагодарить…
– Но ситуация вроде бы должна измениться зимой…
– Да, руководство пошло навстречу, и зимой мы отправимся на южные сборы.
– Решение уже принято?
– Я предоставил свои планы. Ответ не был стопроцентным, но устное согласие вроде бы получено. Первый просмотровый сбор пройдет в Нижнем, затем мы должны отправиться на 18 дней в Кисловодск, а затем я хочу, чтобы команда поехала к солнцу. Разговоры идут об Израиле и Турции. Я очень благодарен, что руководство идет нам навстречу, я всегда чувствовал, что у нас есть точки соприкосновения. Нас попросили немного потерпеть – нет проблем, значит, будем выжимать все лучшее в тех условиях, которые пока есть. Надеюсь, что чемпионат мира 2018 года изменит ситуацию, и в «Волге» настанут лучшие времена.
– Сами для себя вы дали ответ – как много вы смогли выжать из нынешних условий и возможностей? Как говорят, хороший человек – это не профессия, так и хорошая игра не гарантирует соответствующего результата, который, как известно, забывается в отличие от места в таблице.
– Думаю, что мы занимаем место все-таки не по игре, мы должны быть в районе пятой строчки. У нас была серия неплохих матчей, в которых мы не смогли реализовать свои возможности, пропустив после единственного удара в створ. Мы провели около пяти подобных игр. Такие матчи ты не имеешь права даже завершать вничью, а не то, чтобы проигрывать. Но, знаете, если тренер будет доволен результатом, то значит – что-то не так. Тренер всегда должен искать какие-то пути для развития. Есть моменты, которые мне не нравятся, в которых мы должны прибавить.
– Что вы имеете в виду?
– Это игровые моменты. Мы хотим играть в комбинационный футбол, больше контролировать мяч. У нас есть определенный прогресс, но всегда хочется большего. Если мы делали раньше десять передач, то теперь хотим – пятнадцать. Выходить из сложных ситуаций, а не играть на отбой. Люди начали ходить на дубль, раньше я не замечал этого. Это приятно. Кроме того, я не люблю, когда речь заходит о категории «везение». Хочется, чтобы мы добивались результата только своей работой. Казалось бы, что в молодежном первенстве результат не так важен, ведь главная цель – растить новое поколение игроков. Но победы – лучшее подспорье, ведь не получится вырастить игрока, если команда будет постоянно проигрывать.
– Почему ни у одного из игроков молодежной команды не получается сделать полноценного шага до основы? Бибилова мы вынесем за скобки, так как изначально его брали все-таки под основу, куда он в итоге попал, попрактиковавшись в молодежке.
– Во-первых, молодым игрокам все-таки не давали полноценного шанса. Во-вторых, я разговаривал с Гаджи Муслимовичем, и он сказал, что у него было желание в определенный момент выпустить некоторых футболистов на поле. Но в последний момент он сделал ставку на опыт. Я считаю, что это правильно, так как клуб находится в тяжелой ситуации, когда каждый балл на вес золота.
– Вы думаете, что в ближайшее время у «Волги» будут иные ситуации?
– Мы же должны надеяться… Если бы мы не проиграли «Мордовии», то наверняка были бы около десятого места, где есть маневр для эксперимента, возможность попробовать молодого игрока. В нынешней же ситуации отдать предпочтение опытным футболистам – естественно. У нас есть ребята, что называется, на подходе, и Гаджиев согласен, что есть смысл привлекать молодежь к занятиям с основой.
– Думаю, что спрашивать, кто эти игроки – не совсем этично, а вот узнать их количество хотелось бы.
– На данный момент на карандаше у Гаджиева – 5-6 человек. С ними клуб планирует продлевать контракты на новых условиях, они, возможно, поедут на сборы с основой. Кто из них зацепится за шанс – зависит только от них самих. Даже если это будет один игрок – это хороший результат. Не все футболисты в 19-20 лет готовы играть в премьер-лиге, не все еще элементарно окрепли физически. Но их обязательно надо оставить в системе клуба, переподписать контракты и отдать, к примеру, в аренду. Это нормальная практика. На определенных ребят уже есть спрос в ФНЛ. Необходимо, значит, отдавать их в аренду, чтобы они набрались опыта, а в 21-22 года предстали бы совсем другими игроками, которые реально бы были готовы помочь «Волге».
– Рассмотрим ситуацию с другой стороны. Насколько молодежная команда зависима сейчас от тех ресурсов, которые ей предоставляет основа? К примеру, для вас есть разница, когда ворота защищает Нигматуллин или молодой голкипер, а в атаке действует Матия или молодой форвард?
– Откровенно говоря, вы затронули нашу больную тему. Самая наша проблемная линия – вратарская. Есть большая разница, когда играет наш молодой парень или Нигматуллин. Это чувствуется даже на игре команды. В этом плане мы зависимы, а в остальном – вряд ли.
У нас большая нехватка защитников. Номинальных игроков обороны – двое, поэтому приходится использовать полузащитников. В атакующей же линии достаточно обученные ребята, с этим согласен и Гаджиев. Если основа будет возвращать всех наших ребят, то мы готовы всегда обойтись своими силами. Если есть необходимость кого-то спустить к нам, то нет проблем. Но мы всегда хотим как можно больше использовать молодых игроков. Конечно, опытные игроки рядом добавляют им уверенности, но сейчас мы в той стадии, когда наша молодежь должна уметь играть с любым соперником самостоятельно.
– После возвращений из основы никто «звездняк» не ловит?
– Мы здесь на то и поставлены, чтобы эти моменты видеть и пресекать. У нас ребята понятливые, и у тренерского состава нет больших проблем.
– Цель на этот сезон как бы сформулировали?
– Помочь первой команде и клубу. Цель всегда одна у молодежки. Но мы подразумеваем, что при этом мы должны как можно больше одержать побед. Я вас уверяю, что тренерский штаб всегда настраивает ребят на победу. В любом матче. Чтобы у них вырабатывался дух победителей. Любой проигрыш, даже «Спартаку» – обиден.
– «Спартак» и «Динамо» – это действительно иной уровень?
– Все московские дублеры – очень обученные. Как может быть иначе при наличии таких школ, куда собирают ребят со всей страны. Нам на периферии необходимо больше времени, чтобы раскрыть талантливого игрока. В Москве собирают самых одаренных, и они растут быстрее, там выше конкуренция, больше отсев. Нам приходится работать чуть дольше, но положительные примеры есть. Хотя бы Джигкаев. Он играл на первенство Владикавказа, прошел просмотр в Кисловодске, а сейчас играет в Чехии.
– Недавно прочитал в вашем твиттере такое сообщение: «Как я хочу домой! Спасибо Нижний, но я безумно хочу на Кавказ!». Что же стало мотивом, я не побоюсь этих слов, крика души?
– (Улыбается.) Ни в моем характере проигрывать. После поражения, когда ты длительное время не видишь родных, общаешься с ними по телефону, тебе рассказывают, какая погода на Кавказе, практически лето, а здесь серо, пасмурно, холодно, то тебя начинает буквально тянуть домой. Болезненные раны на футбольном поле быстрее затягиваются, когда ты находишься в кругу семьи. Когда ты один со своими мыслями, поражениями, то начинаешь крутиться среди них и вырваться становиться очень тяжело. Хорошо, когда есть после игр пару выходных, используешь это время, чтобы привести себя в порядок. Минутная слабость и ностальгия проходят.
– Чего в Нижнем за те годы, что вы здесь живете, вы не смогли найти, что есть на Кавказе?
– Честно, мне здесь очень комфортно. Очень многие меня уважают, и я чувствую себя хорошо в Нижнем. Я благодарен этому городу и друзьям. Я не обделен вниманием руководства клуба. Все, что надо – все есть. Что же касается Кавказа, то я там родился – и это говорит обо всем. Хотя я оттуда уехал в 17 лет. Год назад я вернулся домой, провел три недели дома. Никак не могу забыть фразу мамы: «Сынок, ты с 17 лет никогда столько времени не проводил дома!» И, действительно, всегда получается возвращаться лишь наскоками, по 3-4 дня. Я привык жить так и не знаю, смог ли бы вернуться на Кавказ, чтобы там жить постоянно. Это напоминает вечную «Одиссею». Хотя кавказцы очень домашние люди, для них уют домашнего очага очень важен. Родители, конечно, приезжают сюда.
– За кого в семье болеют, когда «Волга» играет с «Тереком»?
– Однозначно за «Волгу» (смеется). Отец всю жизнь работает в «Тереке», но он всегда отвечает на вопрос: «Сегодня сын играет против отца – за кого ты болеешь?», что «за сына, против себя»! Шутит он так, или говорит серьезно, я до сих пор не могу разобрать. Мама, конечно, всегда за меня больше переживала. На футбольном поле друзья и семья отходят на второй план – я всегда говорю это своим игрокам. Но я очень уважаю «Терек», наверное, можно сказать, что я родился с эмблемой «Терека» на сердце. Ведь мой отец с трех лет воспитывал меня на базе клуба, я рос вместе с командой, всем азам футбола меня научили игроки «Терека». Я был единственным человеком не из футбольного мира, который мог зайти в раздевалку команды перед игрой. И этот особый запах остался в памяти на всю жизнь.
Беседовал
Андрей СОРВАЧЕВ

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *