Новости спорта в Нижнем Новгороде. Нижегородские спортивные новости.
Актуально

Артем АБРАМОВ: Не отделяю себя от команды

Сделали шаг вперед

– Артем, как оцениваете свое выступление в прошлом сезоне?

– Мне не хотелось бы отделять себя от команды, поэтому и оценка будет базироваться на командном результате. Если в первый год в ФНЛ мы заняли 12-е место, то в прошлом сезоне были четвертыми – это говорит само за себя. Вот и я по сравнению с предыдущим сезоном сделал шажочек вперед. За счет чего? Скажем так: пришел новый тренерский штаб, появились другие амбиции, постепенно работа закипела, и результат, как говорится, налицо.

– Надо ли понимать, что со сменой главного тренера изменилась ваша роль в оборонительных порядках нижегородской команды?

– Конечно, есть нюансы. Допустим, при Николае Николаевиче Писареве нашей команде больше приходилось действовать в обороне, а теперь мы зачастую играем «первым номером», поэтому непосредственно оборонительных функций стало меньше, а атакующих – больше. Вот с этим связываю основную часть изменений. До прошлого сезона у меня в профессиональном футболе было всего три забитых мяча, а тут за один сезон-2018/2019 – еще три! Думаю, еще и удача была ко мне благосклонна, поэтому такая результативность (улыбается).

– Благодаря вашему голу в ворота подмосковных «Химок» команда ушла от поражения (1:1). Гол в ворота «Краснодара-2» позволил «НН» увеличить преимущество и довести матч до победы (2:0). А в матче с ФК «Чертаново» вы «размочили» счет, не позволив сопернику одержать крупную победу (1:3). Какой из забитых мячей вам больше запомнился?

– Больше других мне дорог тот гол, который принес нашей команде ничью. В домашнем матче с «Химками» я вышел играть на позиции полузащитника, и, соответственно, мои функции напрямую были связаны с подключением к атакам на ворота соперника и обострением ситуации на чужой половине поля. Наша команда доигрывала матч вдесятером, мы уступали – 0:1, но продолжали атаковать. И в добавленное время в одной из атак «Нижнего» передо мной образовался «коридор» для удара, я пробил в дальний угол – вратарь «Химок» оказался бессилен…

На второе место по значимости я бы поставил гол в Краснодаре, потому что там была нервная игра, мы повели в счете – 1:0, но ситуация могла развернуться в любую сторону. А после второго гола излишнее напряжение ушло, мы спокойно играли в свою игру и сохранили победный результат. Что касается моего гола, то помог «стандарт», который мы нарабатывали на тренировках. Вот только нарабатывали его не так, как получилось в реальности. Находясь в штрафной соперника, я должен был сделать все для того, чтобы наш высокорослый защитник Юрий Морозов остался один в этой зоне и получил возможность без помех пробить головой. Однако вышло наоборот: мой опекун переключился на Морозова, плюс его опекун остался с ним. В итоге один остался не Юра, а я, и переправил мяч в ворота.

А третий гол, поверьте, я бы охотно отдал нападающим – для статистики. Конечно, лично мне он чуть-чуть подсластил горечь поражения, но наша команда проиграла, поэтому каких-то ярких эмоций от него не было. Тем более, помню, матч проходил далеко не в идеальных погодных условиях – на ледяном поле, и, когда у меня получился прицельный удар с линии штрафной площади, вратарю ФК «Чертаново» было тяжело оттолкнуться ото льда, так что мяч спокойно залетел в ворота. Думаю, при хорошей погоде голкипер мог бы его достать.

– Все три гола пришлись на осенний отрезок чемпионата. А была ли у вас возможность весной пополнить свой актив забитыми мячами?

– Знаете, весной мне очень хотелось продолжить забивать. На деле же, получилось сделать одну хорошую голевую передачу – в матче с «Факелом». Можно сказать, она нам принесла три очка. Но затем в апреле случилась травма, которая не позволила доиграть оставшуюся часть весеннего отрезка в первенстве ФНЛ. Поэтому у меня весна такая скомканная была.

Первое удаление
и серьезная травма

– К вашей травме мы еще вернемся. Но для начала хотелось бы узнать, что случилось в мартовском матче с «Авангардом»? Насколько оправданно было ваше удаление?

– На мой взгляд, в той встрече в Курске судья немного симпатизировал хозяевам и в эпизодах с фолами, когда можно было не давать карточки, трактовал ситуацию в пользу предупреждений. Что касается меня, то в первом случае был легкий стык – такой фол, мне кажется, желтой карточкой обычно не карается. А второй эпизод – там был прихват за майку в штрафной площади. Судья удалил меня с поля и поставил нам пенальти непосредственно за этот фол. Понятно, если арбитр захочет найти нарушение – он его найдет. И моя главная ошибка состояла в том, что не нужно было давать ему ни малейшего повода зафиксировать нарушение.

– В вашей карьере удаления – редкость?

– Причем большая. Так сразу даже не вспомню, было ли ранее подобное. Единственное, что приходит на ум, в молодежной команде нижегородской «Волги» заработал удаление в Москве в матче против молодежки «Спартака». А вот на взрослом уровне… Желтые карточки, естественно, получал, а красные – пожалуй, это случилось впервые.

– То есть испытали пусть негативные, но какие-то новые эмоции?

– Эмоции, что и говорить, не из приятных. После удаления я сходил в раздевалку, но долго там не задержался – вышел в техническую зону, откуда и досматривал игру. Для «НН» матч с «Авангардом» был из разряда «битвы за 6 очков», потому что на тот момент оба коллектива конкурировали за право сыграть в стыковых матчах с представителями премьер-лиги. Во втором тайме дело шло к победе нашей команды, мы вели в счете. Соперник, конечно, давил, но у него ничего серьезного не получалось, и если бы не злополучный пенальти, думаю, мы бы склонили чашу весов на свою сторону и увезли бы из Курска три очка.

– Сколько времени понадобилось на что, чтобы «остыть» от переживаний?

– На это много времени уходит, примерно двое-трое суток. Продолжаешь внутри себя прокручивать негатив, переживаешь, что ребят подвел, что мое удаление повлекло за собой назначение 11-метрового и ответный гол «Авангарда». На самом деле тяжело было.

– Теперь о травме. 7 апреля вы провели без замены гостевой матч с «Химками», а потом пропали. Что случилось?

– После матча с «Химками» «НН» готовился к встрече с волгоградским «Ротором», и на предматчевой тренировке при столкновении головами с одноклубником Дмитрием Воробьевым я получил перелом скуловой кости. Играли в футбол на сближенных воротах и в борьбе за мяч столкнулись. Видимо, я попал «хрустальной» стороной головы, а Дмитрий – более крепкой. После удара я сразу почувствовал боль, но, подержав лед, снова вышел на поле и доработал до окончания тренировки. А минут через 30, после душа, потрогал ушибленное место – чувствую, что кость торчит. Обратился к клубному врачу, съездили на рентген, и там подтвердилось, что у меня двойной перелом. В тот же вечер сделали операцию.

– Врачи не говорили, что после таких травм футбол противопоказан?

– Нет, в футболе это достаточно распространенная травма. Но у меня она – первое столь серьезное повреждение, надеюсь, и последнее. Конечно, по горячим следам наводил справки у коллег, консультировался со специалистами. Сказали, что в принципе после такой травмы некоторые игроки уже через две недели играют, надев защитную маску. Ну, а я пропустил около полутора месяцев. Основное лечение в подобных случаях – покой. Я десять дней пролежал в больнице, потом дома отдыхал. При этом приходил на тренировки команды, чтобы быть в коллективе. А где-то за неделю до матча с «Крыльями Советов» начал готовиться по индивидуальной программе – занимался с тренером по физподготовке, набирал форму. И в первом стыковом матче меня внесли в командную заявку – наблюдал за игрой со скамейки запасных.

– Можно сказать, что, выходя 2 июня на второй стыковой матч с «Крыльями Советов», вы форсировали процесс восстановления?

– Сложилась безвыходная ситуация. Позиция, на которой я играю, на тот момент оказалась проблемной – банально некому было играть, и тренеры решили поставить меня. Когда вышел на поле, поначалу было страшновато, но со стартовым свистком арбитра весь страх ушел на второй план, и об этом уже не думалось. В принципе, ребята сказали, что я особо не выпадал. Но меня заменили в середине первого тайма, потому что физически был не готов – устал к 20-й минуте, и тренеры выпустили более свежего игрока. На позицию защитника вышел полузащитник Павел Игнатович. «Нижний Новгород» в том матче выиграл – 1:0, значит, все сделали так, как надо.

– Правда, этого в итоге не хватило нижегородцам для победы по сумме двух встреч и выхода в премьер-лигу…

– Зато теперь мы знаем, что в премьер-лигу нужно выходить напрямую! При условии, если более ровно проведем сезон, это вполне реально сделать. Результаты матчей нашей команды с коллективами, которые теперь играют в РПЛ, – тоже показатель. Допустим, в прошлом сезоне мы на выезде сыграли вничью с «Тамбовом» (0:0), а дома выиграли (1:0). У «Сочи» выиграли там (1:0), а в Нижнем Новгороде была ничья (0:0)…

Нижний заслуживает премьер-лигу

– Удалось ли за отпуск полностью восстановиться после травмы и провести полноценную предсезонку?

– В этом плане все хорошо. Возможно, психологически еще чуть-чуть присутствуют последствия травмы. Надеюсь, со временем все это уйдет окончательно. А так, мне ничто не мешает работать.

– Ваш друг Михаил Костюков в межсезонье поменял команду, при этом остался в премьер-лиге. У вас за годы, проведенные в ПФЛ и ФНЛ, была возможность тоже оказаться в премьер-лиге?

– Летом 2017 года, когда наша команда завоевала путевку в ФНЛ, меня пригласили на селекционный сбор пермского «Амкара», которым тогда руководил Гаджи Муслимович Гаджиев. Потренировался с ними, но по каким-то критериям не подошел команде РПЛ. Наверное, тяжеловато делать сразу такой шаг – из второго дивизиона в премьер-лигу.

– Сейчас с особыми чувствами ждете возможности встретиться с Костюковым в одной лиге?

– Если честно, я больше жду возможности встретиться с Михаилом в одной команде, нежели играть с ним в одной лиге в качестве соперников. Не хочется соперничать при такой дружбе. А в премьер-лигу все хотят. Путешествуя по стране, видишь, в каких городах есть клубы РПЛ, и думаешь, что Нижний Новгород давно заслуживает команду в премьер-лиге – все остальное по масштабам мелковато для такого города.

– Как считаете, в защитнике Абрамове больше нижегородской или спартаковской футбольной школы?

– В детстве со мной работал тренер Александр Сергеевич Шаманин (ныне покойный) – думаю, он заложил жизненный фундамент. А непосредственно футбольные навыки я получил в Москве, где тоже занимался у очень хороших тренеров – Анатолия Федосеевича Королева (к слову, в свое время он воспитал Егора Титова и братьев Комбаровых) и Виктора Сергеевича Самохина, которые сыграли огромную роль в моем становлении. Так что в соотношении «нижегородское» – «спартаковское» во мне как футболисте, считаю, ничья – пятьдесят на пятьдесят (улыбается).

Беседовала Нина ШУМИЛОВА

 

Оставить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *