Новости спорта в Нижнем Новгороде. Нижегородские спортивные новости.
Актуально

Дмитрий АЙДОВ: С пятого класса меня зовут Саид

pictureДмитрий Айдов рассказал о том, зачем он бегал столько кроссов в юности, об идеальном фланговом защитнике, о клубном патриотизме, промазанных пенальти и хите Интернета – танце Harlem shake.

Никогда не хотел бросить футбол

– Горьковский футбольный клуб «Волга» прекратил свое активное существование в 1984 году, а «Локомотив» попал в элиту только в 1992 году. Каким же образом у тебя в детстве появилась мечта стать футболистом?
– В детстве у меня не было мечты стать футболистом. Я просто играл в футбол, и мне это нравилось. Я хотел играть каждый день! В школе понял, что чуть-чуть получается, Владимир Анатольевич Зиновьев пригласил меня в секцию, а затем уже в специальный класс. Я даже не помню, кем хотел стать в детстве, но понял, что футбол – это нечто серьезное, когда уже стал заниматься в спецклассе. И только когда мы вышли во вторую лигу, пришло осознание того, что футбол стал моей работой.
– Над Фрэнком Лэмпардом в детстве школьная учительница смеялась, мол, футболистом становится лишь один из трехсот. Ты был уверен, что сможешь проделать этот путь в Нижнем Новгороде, став футболистом премьер-лиги?
– Нет, о том, чтобы играть в премьер-лиге, я мог только мечтать. Тогда не так явно представлял, что это возможно. Футбол в Нижнем в то время был явно не на первых ролях.
– Ситуация, на твой взгляд, изменилась?
– Да, после того, как Губернатором стал Валерий Павлинович Шанцев, футбол получил должное внимание, а значит, и финансирование. Пошло развитие. Думаю, что сейчас ребенку легче – ведь существуют специальные Академии, в которых он будет заниматься на полях, где можно играть футбол. Не то, что в нашем детстве…
– Главная трудность, с которой ты был вынужден столкнуться на этом пути, из-за которой хотелось все бросить…
– Никогда не хотел бросить футбол. Даже травмы не заставляли об этом задуматься. Их было, кстати, достаточно – две крестообразные связки, мениски…
– Из тех ребят, с кем ты учился в школе, сколько человек продолжают играть в футбол?
– Евгений Кузнецов играет сейчас в «Химках». Вот и все. Во второй лиге начинали человек 15-16. Осталось двое. Из всего нашего спецкласса, может быть, наберем человек пять…
– Это много или мало?
– Хотелось бы видеть больше знакомых лиц.
– Ты занимался в ДЮСК «Сормович» до 1999 года. «Электроника» тогда только появилась, соответственно, ее будущее было туманно, а вот «Локомотив» уже обрел репутацию. Были ли у тебя шансы начать карьеру в главной на тот момент команде города? И хотел ли ты туда попасть?
– Предложений не было, мы были слишком молоды. С удовольствием приходил на стадион «Локомотив» с отцом, мечтал сыграть на нем. Запомнился гол Наталушко головой в ворота «Локомотива». Всей командой нас на матч привозили, когда «Спартак» приезжал. Кстати, не помню, что поле в те времена было какое-то проблемное.
– В каком году ты понял, что «Электроника» стала главной командой региона?
– Это, наверное, произошло, когда ее переименовали в «Волгу». Появилась, наконец-то, задача шагнуть выше.
– Когда ты определился с позицией на поле? Вряд ли в молодости игроки стремятся попасть на фланг обороны…
– Начинал я в полузащите, а однажды меня передвинули в оборону. Так там и остался. Одного тренера, повлиявшего на мои умения, я выделить не могу, но каждый что-то понемногу добавил. Так и накопился опыт…
– Он складывается из негативных моментов, или просто под воздействием времени?
– Из длительных выступлений. Конечно, когда делаешь выводы из ошибок, то это идет на пользу.
– Идеальный фланговый защитник, он какой? Не существует ли сейчас раздвоения этой позиции в связи с тем, что на флангового защитника перекладываются многие атакующие функции – например, как у Абате в «Милане» или у Алвеса в «Барселоне».
– Первое качество – все-таки надежность. Защитник, прежде всего, должен отвечать за оборонительные функции. А потом уже все остальное.
О секрете футбольного долголетия спрошу
у Аджинджала
– Заложенной в детстве Владимиром Зиновьевым базы хватает до сих пор?
– Пока хватает. Будучи ребенком, кстати, нагрузки переносились легко. Потому что желание открыть что-то новое преобладает над всем. Сейчас мне, наверное, было бы тяжеловато пробежать такие кроссы…
– В «Волге», кстати, в премьер-лиге сменилось уже четыре тренера. У кого из них самая жесткая предсезонка?
– Я работал только с двумя специалистами – Гаджи Гаджиевым и Юрием Калитвинцевым. Это совершенно разные тренеры, с абсолютно разным стилем. У них есть, правда, одна общая мысль – команда должна играть хорошо и добиваться побед.
– Тебе уже тридцать. Межсезонье с каждым разом переносится все тяжелее? Аджинджал, кстати, советами не делится, как сохранять такую удивительную форму после 30?
– Нет, молчит, но уже можно спросить. На самом деле, к тренировочному процессу привыкаешь и никаких удивительных нагрузок не чувствуешь.
– Ты всю карьеру провел в одном городе, но в клубах менялось достаточно специалистов. Тренеры, приходя в клуб, местным игрокам уделяют поначалу какое-то дополнительное внимание? Хотя бы общаются дополнительно?
– Нет, тренеры смотрят только на твое состояние. Соответствуешь уровню – попадаешь в основной состав. Привилегий нет.
– Это проблема для современных клубов, что они становятся оторванными от своих регионов? В «Зените» давно уже не играют молодые петербуржцы, в «Рубине» нет ни одного татарина, все меньше дагестанцев в «Анжи»…
– Сложно говорить про грандов, потому что молодому футболисту непросто попасть в состав клуба, который постоянно нацелен на решение больших задач. Как конкурировать с игроками сборных? Молодежи попасть в основные составы таких клубов сложно.
– Как ты относишься к лимиту на легионеров?
– Я за то, чтобы россиян на поле было больше, квоту надо ужесточать.
– Получится, что россияне будут искусственно завышены в цене. На шестнадцать команд у нас разве найдется столько квалифицированных игроков?
– Наверное, разумное зерно в этих словах есть. Но, как с этим бороться, пусть думают футбольные руководители.
– Этой зимой «Ростов» привез габонского игрока прямиком из первенства Габона. В таких переходах есть смысл?
– Да и во второй лиге можно найти игроков… Сапогова же нашли. А Дзагоев из какой лиги попал в ЦСКА? Все возможно, главное верить.
– Многие в начале сезона критиковали клуб, что он играл в одиннадцать россиян. Говорили, что такой подход из-за отсутствия достаточного финансирования…
– Конец прошлого года, когда все футболисты сыгрались, показал, что такой способ создания команды имеет право на существование.
Мы совершили
прорыв!

– По завершении карьеры какие истории ты будешь рассказывать о времени, проведенном во второй лиге?
– Это было время, когда нам все было интересно. Мы только шагнули в профессиональный футбол, все воспринималось в новинку. Мы не играли до этого в хороших клубах, чтобы было возможно проводить параллели, поэтому каких-то особых баек у меня не сохранилось. Все воспринималось достаточно спокойно.
– В начале этого сезона многие в прессе говорили о феномене Сапогова, как о парне из второй лиги, забывая о тебе с Буйволовым. Ведь вы еще три сезона назад играли во втором дивизионе. В чем секрет резкого перехода с одного уровня на другой? Еще недавно ты в составе «Волги» обыгрывал «Сатурн», теперь «Сатурна» уже нет, а ты – в премьер-лиге.
– Мы ставили задачи и планомерно работали над их решением. Оказалось, что прийти к заветным целям можно достаточно быстро. За пару лет, конечно, такой прорыв совершить тяжело. Но мы предпочли революционный путь эволюционному. Главное, народ доволен, что город представлен в премьер-лиге.
Клубный патриотизм умирает
– За годы карьеры сколько у тебя было предложений о переезде в другой город?
– Когда перешел из «Волги» в аренду в «Нижний», то тогда было предложение уехать в другой город. Я – домосед, не любитель переездов после того, сколько лет провел в одной команде. По сути, я всю карьеру провел в одной команде, перейдя лишь на пару сезонов в другую.
– В 30 лет, возможно, не так просто выдерживать конкуренцию на уровне премьер-лиги. Если когда-то встанет вопрос – играть регулярно в первом дивизионе или довольствоваться ролью запасного в «Волге», что ты выберешь?
– У меня была уже такая ситуация, когда в команду пришел Омари Тетрадзе. Он четко сказал, что на моем месте будут играть люди, на которых он рассчитывает. Я ему ответил: «Я тогда поеду, поиграю». Мы в футболе ради того, чтобы играть. Если хочешь сидеть и смотреть, то можно быть зрителем. Конечно, все задумываются, до какого времени играть, но все зависит от того, сколько здоровье позволит. Футбол – это игра момента. Как правило, в одно мгновение ты прекращаешь заниматься любимым делом…
– Почему в современном футболе подобная верность городу и клубу стали редкостью? На память приходят лишь Гиггз и Тотти…
– В России, мне кажется, сейчас во всех клубах понятие «местный» сошло на нет. Клубный патриотизм для многих умер, он остался, прежде всего, лишь у болельщиков. Впрочем, при должном отношении все можно возродить.
– Оправдывая бесконечные переходы, многие говорят, что карьера футболиста зависит от множества субъективных факторов, и не факт, что они складываются, как нужно, в самом начале карьеры. Ты согласен с этим?
– У меня карьера сложилась, в целом, хорошо. Все хотят играть в элите. Просто у кого-то это получается с родным клубом, а кто-то вынужден искать. В одной команде, как мне кажется, приятнее достичь всего.
– Какие же мысли у тебя были перед матчем с «Динамо», который стал для тебя дебютным в премьер-лиге. Ты играл среди любителей, во второй лиге, в первой, и вот, наконец, элита – венец карьеры, итог длинного пути…
– Думаешь, уже венец? (Смеется.) Настроение, конечно, было особое. Я ходил с папой на этот стадион и вот вышел в премьер-лиге на это самое поле!
Не забив пенальти,
очень удивился
– Тем не менее, проведя всю карьеру в одном городе, ты все-таки успел сменить клуб. Переход в «Нижний» прошел по доброй воле?
– Да, я сам выбирал, куда переходить.
– Ты понимал суть антагонизма между фанатами?
– Болельщики по-особому видят футбол, его развитие. В «Нижнем» не было такого, чтобы кого-то из «Волги» не приняли. Все нормально прошло.
– За 11 лет в «Волге» ты забил 22 гола. За пару сезонов в «Нижнем» – 12. Как так?
– Это я уже 34 забил? Ничего себе! В «Нижнем» получилось лучшим бомбардиром стать. Конечно, несколько голов я по традиции забил с пенальти. Получалось забивать со «стандартов», тренеры доверяли, мог позволить себе подключаться к атакам. В «Волге» же редко появлялся в чужой штрафной. А в «Нижнем» я открыл новую для себя позицию – центрального защитника.
– Это от нехватки игроков ты дошел до такой жизни?
– Когда я пришел в «Нижний», там был тренером Александр Григорян – у него я играл слева. А вот Владимир Казаков увидел меня в центре защиты. Ему нравилось, как я там играю. После яркого начала я получил вторую серьезную травму в карьере – в кубковом матче с ивановским «Текстильщиком». Пришлось полгода лечиться…
– Вернулся де-факто ты в другой клуб, ведь осталось людей едва ли на полтора состава…
– Мы просто хотели играть, несмотря на плохое финансирование. Играли за любовь к футболу, на честном слове.
– Тебя много обманывали за годы карьеры?
– В «Волге» такого не было. В «Нижнем» мы закончили с огромными долгами каждому. Есть судебное решение, но клуб признан банкротом. Так ничего нам и не отдали. Зато мы порадовали болельщиков, удивили весь российский футбол.
– Секрет действительно в атмосфере внутри клуба?
– Да. Любому человеку будет приятно работать в коллективе, где каждый может пошутить, подбодрить, побеседовать с тобой.
– Кстати, у вас был план, что делать, если единственного вратаря сломают?
– Плана не было, но на каждую игру готовили специальную вратарскую майку для Виталия Казанцева. Если честно, даже и не думали, что вратаря могут травмировать. Если бы соперники очень хотели, то сделали бы какое-нибудь «случайное» столкновение. Но все прошло под девизом негласного фэйр-плей.
– Как себя чувствовал перед стыковыми играми?
– Как и в любом матче, всегда хочется побеждать.
– История не терпит сослагательного наклонения, но если бы арбитр назначил пенальти на последней минуте ответного стыкового матча в ворота «Волги» – пошел бы бить?
– Конечно, пошел бы. Это же моя работа.
– Среди болельщиков у тебя репутация отменного пенальтиста. Сколько раз за карьеру ты промазал?
– Три – с «Томью», Ижевском и «КамАЗом». Первый раз на Кубок – в Томске. Били послематчевые пенальти, и я попал в перекладину. Если честно, очень удивился. Вратарь улетает в другой угол, нацелено бью в противоположный, и тут… перекладина! Я сначала даже не понял, как же так произошло. Очень расстроился.
Сейчас словно играем новый чемпионат

– Как дебютный сезон оценишь? При Гаджиеве ты был крепким игроком основного состава.
– Неоднозначно складывается. Зимний перерыв выбивает из колеи, полное ощущение, что играем два разных чемпионата. Слишком большой перерыв, большое количество новых игроков, снова надо сыгрываться – странные ощущения…
– Ты – за переход на новую систему проведения чемпионата?
– Я не вижу разницы. И смысла не вижу менять что-то. Сейчас мерзнем больше. Заканчиваем – позже, начинаем – раньше. И где смысл?
– Почему «Волгу» лихорадило в первой части чемпионата?
– Думаю, что это не лихорадка, а легкое невезение плюс небольшая несыгранность. Когда все поняли, чего друг от друга ждать, то все стабилизировалось.
– Почему не пошел бить пенальти с «Мордовией», который сам и заработал?
– Я поднялся с газона, а Шамиль уже поставил мяч на «точку». Не отнимать же идти…
– Второй момент, который запомнился с твоим участием – роковая срезка в матче с «Зенитом»…
– Срезка… Хорошее слово. Очень и очень сильно переживал по этому поводу. В ту зону точно не хотел выбивать мяч, просто роковое стечение обстоятельств.
– Сколько очков мы недобрали в этом сезоне?
– Сложно сосчитать. Кто-то скажет: вы должны были проиграть «Локомотиву», а кто-то, что с «Мордовией» три балла были наши… Считать очки будем в конце мая.
– Почему «Волга» играет дома хуже, чем в гостях?
– Не знаю… Может, все матчи на выезде сыграть? Особенно концовку чемпионата (улыбается).
– «Мордовию» и «Аланию» можно списывать со счетов?
– Еще раз говорю: в мае посчитаем количество очков. Сейчас рано кого-то списывать. Нам главное набрать все свои очки, обыграв конкурентов. А там уж, как получится.
– На результат матча первого круга с «Амкаром» повлияли ошибки судьи?
– Сто процентов. Судьи вообще много, где ошибались.
– Это добавляет дополнительной мотивации в преддверии ответной встречи?
– В межсезонье в команду пришло много новых игроков. Они разве видели игру с «Амкаром» в первом круге? С «Кубанью» тоже хотели реабилитироваться, но две ошибки свели все желание на нет.
Harlem shake
не впечатлил
– Переходя к заключительной части, скажу честно, прошлогоднее исполнение Gangnam Style в Самаре стало для меня неожиданностью, потому что ты мне представлялся не таким раскрепощенным…
– Это были чистые эмоции! Прервали долгую безвыигрышную серию, чуть-чуть повеселились…
– Сейчас в Сети новый популярный ролик – Harlem shake. Почему после корейского хита не стали танцевать его?
– Не впечатлил меня он, если честно. Не знаю, что в нем интересного находят…
– Как часто тебя узнают на улицах в родном городе?
– Редко. Я спокойно отношусь к этому. Я такой же обычный человек, как и все.
– Кстати, расскажи, как у тебя появилось такое оригинальное прозвище – Саид?
– В пятом классе я очень коротко постригся, а Владимир Анатольевич Зиновьев, видимо, в очередной раз пересмотрел «Белое солнце пустыни». Сами понимаете, как он меня сразу назвал… Так и прицепилось.
– Чего Нижнему не хватает, чтобы стать футбольным городом?
– Времени. Люди должны привыкнуть к большому футболу. И тогда они начнут ходить на стадион семьями. Причем дело не в новом стадионе. Главное, чтобы команда играла и выигрывала. В Волгограде и Воронеже люди ходят и при отсутствии результата – это уже показатель наличия традиций.
– Антонио ди Натале собирается баллотироваться на пост мэра Удине. По завершении карьеры чем ты будешь заниматься в родном городе? Готов стать общественным деятелем?
– Пока не думал об этом. Хочется еще поиграть. Время покажет. За 5-6 лет в нашей стране много, что может произойти. Доживем до чемпионата мира, а там увидим.
Беседовал
Андрей СОРВАЧЕВ

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *