Новости спорта в Нижнем Новгороде. Нижегородские спортивные новости.
Актуально

ВЛАДИМИР ДАВЫДОВ: «БОСОНОЖЕК ЗАСТРЯЛ ПОД ПЕДАЛЬЮ, И АВТОБУС ПОЕХАЛ В ПРОПАСТЬ»

2 апреля легендарный вратарь «Авангарда» Владимир Давыдов отмечает 72-й день рождения. Голкипер появился на свет в 1948 году в городе Кореновске Краснодарского края. Трехкратный чемпион Вологодской и Горьковской областей по футболу, основатель выксунской школы настольного тенниса рассказал о смертельно опасных случаях: как едва не утонул в детстве, угодив на глубине в сеть, как, сидя за рулем автобуса, не улетел вместе с командой с горного обрыва и другие. Основатель спортивной династии защищал ворота до 45 лет. Больше всего он гордится сыном Александром, матчами за Выксу и строительством стадиона «Авангард». — Владимир Иванович, хорошо ли жилось на Кубани? — Жизнь на Кубани красивая! Повсюду фруктовые сады: черешни, груши, арбузные поля, их аромат витал в воздухе. С детства ездил верхом на лошади. Гнали их галопом мыться на речку, во всю мощь, такие отчаянные были! В 12 лет мне навстречу выскочила перепёлка. Лошадь как сиганула в сторону, я кувыркнулся с седла, но удержался за вожжи. На улице жара, я в одних шортах. Лошадь тащила меня по скошенной стерне, все тело ободрала до кровищи, пока не сбросила. Так весело работали! — Невероятно! — Это еще чего! В 13 лет мы посмотрели фильм «Человек-амфибия» и стала нырять на дно речки. Глубина там пять-шесть метров. Рыбины огромные: сазаны, толстолобики, щуки. Жуть! Какой-то браконьер поставил капроновую сеть. Я ныряю, выныриваю и попадаю в нее. Руки-ноги у меня замотало. Ребята вынырнули, а меня нет: «Где Давыд, где Давыд?». А я уже думаю — все: круги красные перед глазами. Ребята нашли меня и вытащили вместе с сетью. А в ней сазаны огромные. Притащили рыбу домой, сварили уху. А с сетью пошли на рынок, продали ее и купили конфет. Еще бы секунд двадцать-тридцать, и все… — С детства увлеклись спортом? — Да. Наша школа № 2 была очень спортивная: футбол, волейбол, настольный теннис. Повезло с учителями. Я сначала играл за школу по этим видам спорта, а потом стал вратарем юношеской сборной города по футболу. Восхищался лучшим голкипером мира Львом Яшиным. После восьмого класса уехал в Котельниково Волгоградской области учиться на шофёра. Пробыл там полтора года, и в 1964-м году дебютировал на область за взрослую команду «Локомотив». Получив права, вернулся домой. С 1965 по 1969 годы играл за кореновский «Урожай». Команда была освобожденная, нам платили зарплату, усиленно кормили, даже военкомат, призвав в 1968-м, оставил служить дома, отпускал на игры и тренировки. — Есть шоферские истории? — Не дай бог кому пережить! Ехали с командой в город Прохладный на кубок «Серебряный Эльбрус». Три часа ночи, водитель уже засыпает за рулем. Автобус маленький — «утенок». Ехать далеко, нам надо быть утром — поспать перед игрой. Матч — вечером! Водитель останавливается: «Все ребят, я не могу, засыпаю за рулем». Тренер Борис Яковлевич Типцов и ребята говорят мне: «Давыд, ты же водишь машину. Садись, шоферу хоть часок надо поспать». В свои 16-17 лет я водил неплохо. Сел за руль в босоножках, уверенно поехали. Подъезжаем к Пятигорску, а там дороги крутые — серпантин. На асфальте, на краю дороги, ишаки греются. Рядом село. Я их объезжаю, и босоножек попадает под акселератор. Жму, жму на педаль — не работает. Смотрю — босоножек! Пока доставал, автобус поехал точно в обрыв. Я резко влево — вправо, рядом уже дорожные столбики. Автобус замотало, зашатало, ребята проснулись: «Что такое? Давыд, в чем дело?». Я бледный весь говорю: «Ишаки на дороги, чуть не задавил ишака». Они: «Давай аккуратнее там» и спать. Приехали на матч, босоножек выкинул, сыграли вничью 1:1. Во время игры ко мне за ворота чеченец с кинжалом подбегал: «Пропусти, гол, иначе мы тебя зарррэжэм». Я кричу: «Товарищ судья, смотри, здесь этот с кинжалом». Его быстро увел какой-то милиционер. Про эпизод с обрывом я рассказал ребятам не сразу, через год, когда уже все отошли. Другой случай произошел, когда устраивался на работу. Мы возили свиней в Тихорецк на убой. Мой напарник — опытный водитель, звали Леха, давал мне рулить. Приехали в Кореновск. Говорит: «Давай на заправку». Я подъезжаю, и тут… ДЖИИ-ДЖИИ. Сломалась рулевая сошка, напарник побледнел: «Хорошо, что не на трассе, иначе все — гибель». — Кто научил вратарскому искусству? — В 1967-м из ростовского «Ростсельмаша» приехал Виктор Фролов. Делился всеми секретами: в рамке, на выходах́, последнее отрабатывали больше всего. А его тренировал сам Виктор Понедельник, чемпион Европы 1960 года. — Когда стали основным вратарем? — В этом сезоне вышли в финал кубка края. Накануне игры Фролов запил. Борис Типцов его отчислил и поставил в рамку меня. Играли в станице Коневской: там идеальное поле, освещение, заполненный стадион на три тысячи зрителей. К сожалению, проиграли 1:0, но соперники после матча накрыли стол и сгладили настроение. В чемпионате Краснодарского края играли 16 команд: Крымск, станицы Павловская, Староминская, Ленинградская и другие. Призерами не были, останавливались в шаге от пьедестала. В 1969 году наш «Урожай» на один сезон заявился в класс «Б» чемпионата СССР. Приехал Александр Артёменко их киевского СКА, посадил меня на скамейку. Он классно стоял в рамке, но на выходах — полный ноль. Я еще удивлялся: ведь ростом под два метра. Потом он долго играл за «Кубань». Я встретился с ним через много лет на сборах, когда Саня играл в Пятигорске. В Краснодар тогда вместе с ним перешел кореновский воспитанник Николай Вознюк. — Как оказались в 1970 году в выксунском «Авангарде»? — После нашего сезона в классе «Б» в крае вышел указ — «закрыть» все освобожденные команды. Можно было играть только из-под работы. Мой друг Юрий Ростовский из Шахт посоветовал съездить на просмотр на Черноморское побережье. «Футбола не будет! Ты хороший вратарь, там много команд, познакомишься, любая возьмет», — сказал он. Я смело взял перчатки и бутсы, сначала был в Геленджике, а в Кабардинке нашел выксунский «Авангард». Сыграл две товарищеские игры с Анапой и Новомосковском, и тренер Валентин Степанович Шеманов отправил меня в Выксу. Подсказал, как доехать, устроиться в цех ДРО. Двух вратарей ради меня отчислил! На вокзале встретил мой будущий родственник Борис Петрович Рыдаев. Сам бывший футболист, тренировал меня четыре дня, пока команда была на сборах. И вот наступило 1 Мая! Традиционная игра «Металлург» — «Авангард». Я вышел на разминку, стадион битком. Мандраж жуткий, хоть я и не играл, столько народа никогда не видел! «Авангард» весь загорелый, а «Металлург» бледный. — Правда, что вас с милицией выгоняли со стадиона «Металлург»? — Да. У «Авангарда» тогда не было своей арены, мы тренировались на кортах, в лесу и украдкой бегали на стадион «Металлург». Перебрались потихоньку через забор и тренируемся. Тут вместе с милицией вылетает директор стадиона «Металлург» Сергей Иванович Захаров и выгоняет нас. Такой резонанс поднялся: мы лидеры областного футбола, а тренируемся не понятно где. После этого случая нас пускали на «Металлург» два-три раза в неделю. — Почему «Авангард» стал чемпионом только в 1974 году? — Состав был сильный, но нам не хватало опыта и «душили» судьи. Тащили свои горьковские команды «Радий», «Красную Этну» и другие. Особенно усердствовал Семён Шапиро: то пенальти поставит, то удалит, то свистит не по делу. Моментами нам вообще не давали играть. — Как вы оказались в Череповце в 1972 году? — Сезон я начал в «Авангарде». Заявились на ЦС «Труд», первый раунд всероссийского турнира проходил в середине июня в Череповце. «Авангард» занял первое место и вышел в финал. На тренировке меня заметил тренер местного «Строителя» Виктор Михайлович Королёв, позвал в команду, предложил квартиру. Я только что женился, а жить негде. Уволился из ДРО и через неделю был в Череповце. Играл в основе, только последние полтора месяца пропустил осенью 1973-го, когда сломал ногу на кубке Севера в Кирово-Чепецке, прыгнув в штангу. Еще мы играли на четырёхтысячном стадионе «Металлург» товарищеские матчи с иностранцами: с «Металлургом» из Болгарии — 3:1 и «Мишкольцем» из Венгрии. А летом 1972 года в Вологде со «Спартаком». Я играл за сборную региона. Москвичей тренировал Никита Симонян, а в воротах у них стоял Александр Прохоров. Классный матч, хоть и проиграли 2:5. Со «Строителем» я дважды выиграл кубок и дважды чемпионат области. За успехи руководство один раз премировало нас путевкой в Крым: Ялта, Симферополь, Севастополь, Бахчисарай. Останавливались в каждом городе на пять дней. — У вас все складывалось удачно. Зачем же вернулись в 1974 году в Выксу? — Квартиру мне так и не дали. Попросили поиграть еще один сезон. А тут Шеманов пишет из Выксы письмо: «Давай возвращайся, беда с вратарями». Да и жена захотела в родной город. Что случилось? Первый номер «Авангарда» Виктор Засорин из-за травмы спины прямо на предсезонном сборе завершил карьеру. Вот так я стал основным вратарем. — Засорин сильнее кубанских вратарей? — Держался на их высоком уровне, а в Выксе был звездой. Он великолепно играл в рамке: отличные реакция, мышление, выбор позиции. Для игры на выходах ему не хватало роста. Когда приехал в «Авангард» Витя был игроком основы, а я и потом еще Толик Балашов иногда его заменяли. — Сразу после вашего прихода «Авангард» стал чемпионом. Передавали победный опыт? — Получается, да. Я играл в основном составе, а незадолго до финала сломал голеностоп и разорвал связки на стадионе «Динамо» в Горьком. Прыгнул и неудачно приземлился! У соперников еще стоял будущий вратарь московского «Спартака» Виктор Владющенков. Восстановиться не успел, но Анатолий Балашов великолепно отыграл в финальный турнир, и «Авангард» стал чемпионом. Для Толика этот сезон тоже стал последним — он мучился со спиной, ему долго делали массаж перед играми, потом даже пришлось оперировать. — Как команда готовилась к матчам? — За двое суток до игры мы уезжали на базу отдыха в Карашево, жили в небольших домиках. Еще совсем недавно там работал первый детский лагерь «Костер». Прямо оттуда выезжали на стадион. Валентин Шеманов всегда требовал от нас играть дружно, один за всех — все за одного. На макете рисовал, кому куда бежать, кому куда открыться. Коллектив при нем и начальнике команды Юрии Яковлеве был хороший. Большой плюс — наши южные предсезонные сборы. Все время ездили в Кабардинку и два раза в Геленджик. Поэтому при нем выиграли чемпионат области, три серебра, одну бронзу, кубок области в честь 50-летия СССР и трижды играли в финале обычного кубка. — В 1972 году «Авангард» едва не выиграл всероссийский ЦС «Труд», уступив в финале. Как сыграли четырьмя годами позже? — Первый раунд на этот раз прошел в Выксе. Мы снова выиграли турнир, я получил приз лучшего вратаря. В финале в Каспийске собрались десять команд. Турнир не понравился тем, что судьи тащили хозяев, душили их соперников, назначали пенальти. Но в финале все же победил Сургут, несмотря на противодействие арбитров. «Авангард» занял шестое место, а я вошел в тройку лучших голкиперов. Первые места заняли вратари из Набережных Челнов и Каспийска. — Чем «Авангард» занимался зимой? — Полкоманды играли в хоккей: Александр Сорокин, Виктор Бауськов, Сергей Полозов и другие. Валерий Горбенко отлично стоял на воротах. Я выступал на первенство области в волейбол, нас тренировал Владимир Ермишин, играл в настольный теннис. Жизнь бурная была! — Как Горбенко играл в футбол до 47 лет? В чем секрет? — Строго соблюдал режим, вообще не пил, поэтому так долго продержался. Горбенко очень быстро бежал, бил с обеих ног. В том же Каспийске они поймали с Олегом Крековым пик формы, просто всех разрывали. Горбенко — мастер высокого класса! Его приглашали в горьковскую «Волгу», но он из-за семьи отказался. — Как клубу удалось построить стадион «Авангард»? — Мы его ждали очень долго, просили руководство ДРО несколько лет. Наконец-то появились деньги. Замдиректора завода Николай Зиновьев, секретарь комсомола Анатолий Апаренков и главный тренер Валентин Шеманов все организовали. Комсомольцы строили сам стадион и административное здание с раздевалками, а футболисты укладывали поле. Ездили на луга, вырезали дерн. Работали и в дождь, и в снег! Начали осенью 1977-го, а первый матч сыграл весной 1980-го. Газон был идеальный, «Радий» и «Красная Этна» просто в шоке были, когда приехали. Эта поляна до сих пор держится. Гордимся ей! На трибунах всегда было много болельщиков, вся администрация ДРО ходила на стадион. Минимум две тысячи человек. Стадион «Авангард» поменьше «Металлурга», всегда казалось, что битком! — Почему «Авангард» скатился вниз в 80-е, а потом и вовсе исчез? — В 1978 году случился громкий скандал: в «Металлург» перешел Алексей Быстров, захотели уйти другие футболисты. Для тренера Валентина Шеманова это стало последней каплей. Он взял и завершил карьеру после сезона. Он и до этого стал уставать: бросит нам мячи на тренировке и уедет. С уходом Валентина Степановича все медленно посыпалось, хотя у нас условия были такие же, как у «Металлурга». Хотя это может только совпадение. Однако были моменты, когда в заявке на сезон из вратарей был только я один. В 1993-м команду перестали освобождать на сезон, играли из-под работы, даже с трудом набирали одиннадцать человек на матч. Мы стали называться «Авангард-Дружба», даже вышли в финал кубка, но после сезона команда прекратила существование. — Как можно играть без сменщиков столько лет? — Это трудно. Например, в 1988 году в домашнем матче во втором тайме с борским «Водником» я сломал руку. В рамку встал защитник Александр Кузьмин. Он неловко, но отбивал мячи. Навыка-то нет. Мы вели 1:0, и только на последней минуте они пробили его, пустив мяч между ног. Оставалось еще четыре игры. Вратарей нет. В рамку поставили нападающего Дмитрия Голубева, будущего игрока и тренера «Металлурга». Он высокого роста, раньше волейболом занимался. У него это так здорово получилось. С горьковским «Локомотивом» и дзержинским «Органиком» отыграл на ноль, пропустил один гол в Заволжье и два от нашего «Металлурга». Хорошо, потом из Навашина вернулся Владимир Шилов, стал играть мой сын Сашка. Мне уже за 40 лет было! — Есть момент, за который стыдно? — Да, но он такой, игровой (смеется). Играли с кем-то на стадионе «Авангард». Счет 0:0. И тут я пропускаю мяч в ближний угол. Он пробивает сетку и вылетает на улицу. Мы кричим: «Нет гола, нет гола!». Судья с нами соглашается. А нападающий со слезами на глазах бегает: «Да был же гол, я гол забил!». А мы: «Нет гола, нет!» Парень плачет: «Я гол забил, в ближний угол!». — Чем вы занялись после завершения карьеры? — Первым делом передал перчатки сыну Александру. Он дебютировал в 15 и играл до 42 лет. В 1992 году в его матче ворсменский «Спартак» предлагал «Авангарду» сыграть в Выксе вничью за два ящика водки, но мы отказались и завалили им пять штук. Потом я был председателем федерации футбола, занимался ветеранами и в 90-е тренировал юных вратарей. Вячеслав Крыгин серьезно подошел к воспитанию молодежи. В это же время стал наставником для детей по настольному теннису — тренирую ребят и взрослую команду «ВМЗ-Синтэз» до сих пор, за которую играют сын и внук Дмитрий. Думаю, всем интересно, получил ли я квартиру от ДРО. Нет, не получил, хотя играл больше двадцати лет. Из футболистов повезло только Горбенко. Зато трехкомнатную жилплощадь получила моя жена Ольга Ивановна от колесопрокатного цеха ВМЗ.

ВЛАДИМИР ДАВЫДОВ: «БОСОНОЖЕК ЗАСТРЯЛ ПОД ПЕДАЛЬЮ, И АВТОБУС ПОЕХАЛ В ПРОПАСТЬ»

Владимир Давыдов: «Босоножек застрял под педалью, и автобус поехал в пропасть» | ФК Металлург Выкса

металлургвыкса.рф

Оставить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *