Новости спорта в Нижнем Новгороде. Нижегородские спортивные новости.
Актуально

Исповедь футбольного арбитра

Во втором туре российской премьер-лиги нижегородский арбитр Игорь
НИЗОВЦЕВ стал невольным соучастником рекорда результативности. Именно при его арбитраже питерский «Зенит» разгромил московское «Торпедо» со счетом 8:1, причем наш земляк назначил в этом поединке три пенальти. Но не об этом на протяжении двух часов мы беседовали с Игорем – одним из самых перспективных молодых российских футбольных судей. Разговор получился, что называется, по душам. И получилось в итоге не интервью, а своеобразная исповедь футбольного арбитра. Ее мы и предлагаем вниманию наших читателей.

Футбол соперничал с борьбой
– Моя судейская карьера началась случайно. В детстве занимался футболом в СДЮСШОР
№8 у Олега Константиновича Максимова, который вел наш, 1980 год рождения. Начинал, как и большинство мальчишек, играть в нападении в футбольной школе, постепенно из нападающего переквалифицировался в крайнего полузащитника и защитника. Здоровье позволяло, бегать мог много и без устали, а на этих позициях – это одно из главных достоинств.
Помимо этого, еще занимался греко-римской борьбой на стадионе «Северный», совмещая ее с футболом. И все-таки футбол был на первом месте. Дело занятиями в
спортшколе не ограничивалось. Постоянные баталии во дворе были обычным явлением – отучился в школе, сходил на тренировку, а потом – гонять мяч во двор. С пяти до девяти вечера оторвать от этого занятия меня было невозможно. Двор у нас был замечательный – улица Пермякова на Автозаводе, рядом со школой № 125, в которой я учился. Кстати, учился я неплохо. В аттестате по окончании школы была всего одна-единственная четверка – по литературе. Мне больше нравились технические дисциплины.
В 17 лет, по окончании школы, встал перед выбором – либо дальше серьезно учиться, либо посвятить себя спорту. Успехи в футболе были не ахти какие, поэтому выбор был сделан в пользу учебы. Поступил на факультет политеха, который был создан специально для подготовки специалистов для Горьковского автозавода. Учился на инженера-конструктора автомобилетракторостроения. Казалось бы, от футбола ушел, но судьба и в институте связала меня с этим видом спорта. Кроме меня, Дима Тарабанов раньше в СДЮСШОР занимался, и мы с ним свою институтскую команду сколотили, которая на первенство политеха играла. И, конечно же, играли на первенство ГАЗа. Причем первенство это было высочайшего уровня, в нем и профессионалы не гнушались играть.
В те времена, скажу вам честно, судей футбольных я недолюбливал. Что греха таить: корявенько играл, жестковат был, естественно, без дисциплинарных санкций не обходилось (улыбается).
Ответил по-мужски
Тогда же, на ГАЗе, приобрел и первый судейский опыт. Надо же было кому-то судить матчи… Физорг сказал, как отрезал: мол, молодой, сил много – иди, попробуй. Либо до игры своей команды, либо после нее брал свисток, переодевался и выходил на поле уже в качестве рефери. Причем в первой же игре в качестве судьи на футбольном поле произошла заварушка… Прибежал ко мне вратарь в начале второго тайма в центр поля и толкнул достаточно грубо. Что я сделал? Ответил, как должен ответить мужчина в такой ситуации. Конечно, судить я не умел – как видел ситуацию, так и свистел. Но после этого случая на поле у меня воцарилась тишина. Любое мое решение футболисты-работяги стали воспринимать как должное.
Миша Вилков к тому времени уже судил третий дивизион, хотя он только на год меня старше, и я подумал, почему бы не попробовать себя всерьез на этом поприще. К тому же собралась у нас хорошая компания ребят 1980 года рождения, которые у Максимова тренировались – Вадим Аксенов, Дима Зайцев, Алексей Лемов, Дима Тарабанов и я. Мы решили пойти в областную федерацию футбола. Владимир Вячеславович Винокуров, который курировал судейский корпус, встретил нас весьма доброжелательно. Предложил сдать нормативы. Дали нам одну книжку с правилами на всех, мы сделали ксерокопии и стали штудировать. Естественно, работать на играх нам сразу не доверили. Но Владимир Вячеславович взял нас под свою опеку, учил всему, подсказывал. Через какое-то время стали работать лайнсменами на городских детских турнирах.
Игорь Вячеславович Егоров, наш же, СДЮСШОРовский, казался нам тогда какой-то недостижимой высотой в мире футбольного арбитража. Это был пример для подражания. Я понимал: если будучи беззаветно влюбленным в футбол, я ничего не добился, как футболист, значит, именно судейство дает мне шанс остаться в этом виде спорта, заниматься любимым делом. Да еще и какие-то деньги на карманные расходы это занятие приносит, что для студента немаловажно.
Трамплином стал
юношеский турнир
В 2003 году я закончил институт и … попал в третий дивизион, в первенство МФС «Приволжье». Диплом защитил с отличием. Единственный предмет, который мне с трудом в вузе давался – так это английский язык. Программа была очень сложная. Преподаватели были даже не из политеха, а из иняза. Пошел работать на ГАЗ по своей специальности. Отработал семь месяцев в должности инженера-конструктора, занимался испытаниями и доводкой кузовов, и снова, как и тогда, после школы, пришлось сделать выбор. Поначалу можно было совмещать работу и судейство. Матчи в третье лиге игрались в выходные, но иногда все же приходилось брать административный отпуск. Один раз дали, второй, третий, но потом начальство сказало – хватит.
Потом вызвали на 10 дней турнир судить. Написал заявление на отпуск. Оказывается, отпуск был не положен, поскольку недостаточно времени отработал. Что делать? Отказываться от судейства или от работы на автозаводе? Выбор был сделан в пользу того, что я любил больше – с ГАЗа я уволился, хоть эта работа и была мне интересна. Конечно, сказалось и то, что зарплата у молодого специалиста на автозаводе была, мягко говоря, не очень большая, а я к тому времени уже встречался с будущей женой Еленой, жили вдвоем. Поэтому надо было находить средства к существованию.
Один мой друг работал на стройке, позвал туда. Научился штукатурить, кирпич класть, шпатлевать. Оттуда отлучаться на футбол было легче. Но со стройкой мой роман тоже не надолго затянулся – начались задержки зарплаты, больничные не оплачивались. Уволился, отдали мне трудовую книжку на руки, а там даже и записи нет, что я работал…
В 2004 году я стал главным арбитром в третьей лиге, естественно, работал на матчах первенства области, причем даже высшую лигу не судил – только первую. В один прекрасный день мне позвонил Владимир Вячеславович Винокуров и сказал: «Сегодня в 23:00 есть поезд, покупай на него билет и езжай на финал России среди школьных команд в город Крымск среди юношей 1987 года рождения». Время было пять вечера, в ту секунду я был на Бору. Как раз шел ремонт моста, неимоверные пробки… Плюс ко всему, у меня даже денег на билет не было. Опять же помог Владимир Вячеславович…
Когда я приехал в Крымск, в моем послужном списке была всего лишь одна игра в качестве главного арбитра в третьем дивизионе. Главным судьей турнира был Юрий Федорович Чеботарев, который только-только завершил свою судейскую карьеру арбитра элитного дивизиона.
Настрой у меня был просто запредельный. Сам себе внушал: ты должен выйти и отработать так, чтобы ни у кого не возникло никаких претензий. Турнир я провел уверенно, Чеботареву понравилась моя работа на этих соревнованиях, мое отношение к делу. А вскоре позвонили из Москвы и сказали, что я в списке арбитров, которые поедут еще на один аналогичный финал – 1988 года рождения. Я понимал, что это мой шанс зарекомендовать себя, чтобы меня заметили, чтобы руководство судейского корпуса убедилось, что я могу расти, обучаться, прислушиваться к мнению старших товарищей. И там я отработал без сучка и задоринки. Именно эти юношеские турниры и дали мне, можно сказать, дорогу в большое судейство.
Дело не только в том, как ты работаешь на поле. Там отчетливо видно, как ты ведешь себя в коллективе, как ты себя позиционируешь. Кто-то зануда, кто-то тихоня, кто-то уж слишком весельчак… Все это не ускользает от взора руководителей. Что греха таить, встречались там и такие люди, которые, отсудив 10 игр, считали, что они уже все знают, все умеют. Одни за твоей спиной тебя обсуждают, а другие придут и поддержат в трудную минуту… Родители меня с детства учили, что всегда надо поступать честно, по совести. И относиться к другим людям так, как ты хочешь, чтобы они к тебе относились соответственно.
Однако не только личностные качества помогают стать настоящим футбольным арбитром. Огромную роль имеет судейская школа, которая есть в Нижнем Новгороде. Большого футбола в городе не было достаточно долго, а классные рефери были всегда. Егоров, Вилков, Белов… Эти фамилии на слуху. А школу эту заложил ныне покойный Семен Наумович Шапиро, будучи инспектором высшей лиги и президентом городской федерации футбола. Велика роль в создании этой школы и Владимира Вячеславовича Винокурова, и Игоря Вячеславовича Егорова. Когда есть примеры перед глазами, учишься быстрее.
Среди арбитров практически нет людей, которые не играли сами. Если человек не играл, у него нет понимания футбола. Я знаю, как это больно, когда тебя пинают исподтишка, на ноги наступают, есть игроки, которые щиплются и даже кусаются – вспомните Суареса.
Месяц на больничной койке
Мой дебют в профессиональном футболе состоялся 29 апреля 2005 года. Я помогал Илье Минцу судить матч двух нижегородских команд – «Локомотив-НН» – «Волга», которые тогда играли во второй лиге. Игра проходила на стадионе «Локомотив». Поединок выдался сложным – дерби есть дерби. Дебют мне, считаю, удался. А вскоре после этого я попал в очень неприятную ситуацию. Меня очень сильно избили. Не думаю, что из-за каких-то футбольных дел – просто, видимо, попался под руку… Шел с тренировки в Сормовском парке, на меня неожиданно напали какие-то люди и стали жестоко избивать. Месяц я пролежал в больнице. Очень сильно похудел – на 11 килограммов. Левая рука вообще ничего не чувствовала. Не было никакой уверенности в том, смогу ли я судить дальше. Благо, руководители судейского корпуса в меня верили.
После выздоровления пришлось все начинать с нуля. С физподготовкой у меня никогда не было проблем, тест Купера я проходил даже не особо напрягаясь. Тогда же, летом 2005-го, я его еле-еле пробежал. Судить начал только в августе.
В 2007 году по рекомендации МФС «Приволжье» я уже стал главным судьей. 27 мая дебютировал в этом качестве, обслуживал игру «Юнит» (Самара) – «Крылья Советов-СОК» (Димитровград). Матч закончился со счетом 3:3, опять же поводов для критики я не дал. Сбылась моя мечта – я всегда хотел быть именно главным судьей. Для работы лайнсменом у меня не хватало стартовой скорости, со скоростью дистанционной дела намного лучше. А боковому арбитру нужна, в первую очередь, стартовая скорость.
В том же году меня стали назначать на матчи первенства молодежных команд премьер-лиги. Первая игра была «Рубин» – «Спартак». По иронии судьбы, на первом моем юношеском турнире главным судьей был Юрий Федорович Чеботарев, он же был инспектором и на первой игре молодежных составов.
Второй раз – на ГАЗ
Тут надо сказать о том, что судейство к тому времени я снова совмещал с работой начальника отдела на ГАЗе – на автозавод во второй раз я вернулся в 2007 году. Честно скажу, график был сумасшедший. Отсыпался в поездах. Но когда переключаешься с одного вида деятельности на другой, зачастую находятся нестандартные решения проблем. Мне мой газовский шеф порой говорил: «Ну, когда ты уже поедешь на футбол». Намекал на то, что именно из этих поездок я возвращаюсь с новыми идеями, с результативными предложениями. Кстати, начальник мой сам очень любил футбол, мы с ним вместе ходили играть. Из каждой поездки я привозил ему клубную атрибутику. Через некоторое время весь его рабочий кабинет был завешан шарфами футбольных клубов. Но потом случились внутренние разборки, и руководитель у меня поменялся. С новым начальником мы сразу же не нашли общего языка. Естественно, ему не нравились мои отъезды, мои частые административные отпуска. Через пять месяцев я уже перестал быть начальником отдела – понизили в должности. К тому же начались задержки зарплаты – до финансово-экономического кризиса в стране оставалось совсем немного. В итоге начались сокращения на заводе, и я под это сокращение попал. С тех я начал помогать жене в ее бизнесе в свободное от судейства время.
Шанс дал Розетти
В самом конце сезона 2008 года я получил назначение на матч дзержинского «Химика» с уренским «Энергетиком», должен был работать помощником главного арбитра. Буквально накануне мне позвонили и сообщили, что Дима Зайцев дисквалифицирован и я буду главным. Я никогда не забуду это дерби. Понимал, какая на мне лежит ответственность. Понимал, что не могу в этой игре поступить неправильно. Уже на третьей секунде было такое нарушение, что впору было доставать красную карточку. Я принял решение показать желтую, дабы не накалять страсти, понимал, что смогу управлять игрой и футболистами в течение матча. Наверное, самое главное заключается в том, что на провокации со стороны футболистов я не поддался и смог отсудить дерби без особых нареканий.
В 2009 году меня уже вызвали на сборы как кандидата на обслуживание матчей первого дивизиона в качестве помощника главного судьи. Сборы проходили в Сочи, судейский корпус тогда возглавлял Сергей Владимирович Зуев. Там нас попросили написать, в каком качестве мы себя в дальнейшем видим – главными арбитрами или боковыми. Что я написал, догадаться, наверное, несложно. Даже несмотря на то, что сделал несколько звонков в Нижний Новгород, и мне все советовали: мол, лучше идти поэтапно, начать с помощника, зарекомендовать себя, а уже потом… Но я сделал по-своему. В самом конце сбора на беседу меня вызвал Валентин Валентинович Иванов, который отвечал тогда за подготовку главных арбитров. И сказал, что у меня есть два пути. Первый – я остаюсь в этом году во второй лиге, но буду работать исключительно главным арбитром. Второй – я начинаю сезон в первом дивизионе в качестве помощника с перспективой стать главным судьей. Но добавил: если будет хоть один «прокол» при работе на линии, перспектив стать главным в ближайшее время будет немного. Я выбрал первый вариант. Назначений у меня было очень много, весь 2009 год отработал без ошибок, а уже в следующем году стал арбитром первого дивизиона. Там я дебютировал 2 мая 2010 года в матче «Салют» (Белгород) – «Динамо» (Санкт-Петербург). Волнение, конечно, присутствовало, хотя, казалось бы, опыт был уже немалый. Мне дали весьма опытных помощников, которые готовы были принять в случае чего «огонь на себя», во многом благодаря этому я отработал уверенно.
Когда судейский корпус возглавил итальянец Роберто Розетти, он вызвал меня обслуживать матчи Кубка «Содружества» в начале 2012 года, в котором играют молодежные сборные. В основном туда были приглашены арбитры из первого дивизиона, которые имели перспективы на премьер-лигу. Видимо, своей работой, своим отношением к делу мне удалось доказать, что я могу работать в элитном дивизионе. После этого турнира Розетти вызвал меня на сбор арбитров премьер-лиги, включив в дополнительный список – в первоначальном моей фамилии не было. На матч заключительного тура в первом дивизионе «Волгарь» – «Химки», который я судил, в Астрахань специально прилетел Розетти, чтобы посмотреть мою работу. Очень напряженный выдался поединок. У меня на 37 минуте произошел надрыв икроножной мышцы. Боль была ужасная. Но я понимал, что это для меня тот шанс, которого может больше не быть. Превозмогая страдания, благодаря обезболивающему уколу, отработал до финального свистка. После этого Роберто включил меня уже не просто в список кандидатов, а в число арбитров, которые в предстоящем сезоне уже точно будут работать в премьер-лиге. Сборы судей перед чемпионатом проходили в Италии, в горах. Достаточно тяжелые физические нагрузки приходилось преодолевать.
О пользе самоанализа
Возможно, мне где-то повезло еще и в том плане, что в то время сразу несколько арбитров завершали карьеру – Игорь Егоров, Станислав Сухина, Юрий Баскаков. А Розетти делал ставку на молодежь. Правда, работать главным Роберто доверил мне лишь глубокой осенью. 20 октября я был назначен на игру «Краснодар» – «Алания». Когда гимн заиграл, мурашки по коже побежали. Однако со стартовым свистком мандраж улетучился – обо всем на свете забыл, что есть за пределами футбольного поля. Даже трибуны не слышал – в ушах стоял лишь гул.
Существенных ошибок я не допустил, Сергей Владимирович Зуев, работавший на этом матче инспектором, провел разбор игры. И посоветовал, отдохнув от футбола пару деньков, затем посмотреть видеозапись, подумать над тем, что можно улучшить, после чего созвониться и провести повторный разбор. Посмотрев на себя со стороны, понял, как сильно я волновался, хотя изначально казалось, что волнения совсем не было. По-другому двигаешься, где-то ведешь себя неестественно. И еще я понял одну вещь: слишком уж много свистел я на поле. В игре казалось, что нарушение следует за нарушением, но телевизионная картинка убедила меня в том, что в большинстве случаев это была просто жесткая борьба, не более того. А ведь ни для кого не секрет, что люди оценивают работу арбитра именно по телевизионной картинке. Набрал телефонный номер Зуева, поделился с ним своими соображениями. Сергей Владимирович был точно такого же мнения, наши точки зрения совпали. Он сказал, что люди приходят на футбол, чтобы видеть борьбу, и они не хотят видеть этого «свистуна», который постоянно останавливает игру. После этого я многое для себя понял и поныне стараюсь активно заниматься самоанализом, разбирать досконально свои действия на поле. Причем нахожу ошибки, на которые даже инспектор внимания не обратил.
Нестандартная ситуация
Немало было матчей, которые запомнились. Но особняком среди них стоит поединок в самой концовке минувшего сезона. Из-за того, в первую очередь, что ситуация возникла нестандартная. На стадионе в Черкизове встречались «Локомотив» и «Зенит» за два тура до окончания чемпионата, решалась судьба золотых медалей, на которые реально претендовали обе команды. Я был назначен на эту игру первым дополнительным ассистентом судьи. И когда во втором тайме, на 69 минуте, Саша Егоров из Саранска получил травму, мне в экстренном порядке пришлось брать в руки свисток и выходить на поле. Надо было очень быстро отмобилизоваться, но я был готов. Футболисту тоже труднее выходить на замену, чем с первых минут. Причем неважно, ключевой это матч или проходной для кого-то. Для нас, судей, нет матчей важных и не очень. Каждый следующий матч самый важный. Если ты хотя бы раз отнесешься снисходительно к своей работе, может случиться самое страшное. И с карьерой арбитра придется заканчивать.
Помогает в подобных ситуациях то, что я никогда не чурался любой работы. Могу, например, попроситься на матч первенства области в качестве помощника, сужу игры зимнего первенства города в качестве главного судьи и судьи на линии. Это опыт, это практика, возможность держать себя в тонусе, понять работу помощника. В работе на футбольном поле важна команда из судей.
Как распознать симулянта?
Что бы я ни делал на футбольном поле, я всегда уверен в том, что делаю все правильно. И только со временем, остыв и отойдя от игры, вполне могу поменять свою точку зрения. Те отрицательные оценки, которые я получал, а они были, и без этого в нашем деле не обходится – это следствие моей неправоты. Но на поле я так видел ситуацию! Вот простой пример. Есть игроки, в основном нападающие, которые сами ищут контакт с защитником. И они его находят. Судья видит – контакт был. Но порой арбитр находится в такой проекции, что не может быть уверенным в том, что футболист сам искал этот контакт. И ты назначаешь пенальти или штрафной, после которого забивается гол. Потом смотришь видео и понимаешь – была симуляция. Не секрет, что на поле для отдельных индивидуумов все средства хороши. А есть игроки, которые, например, забивают рукой, судья засчитывает гол, а автор гола к тебе подходит и говорит, что не надо его засчитывать.
С Глушаковым отношения
не сложились
Есть в премьер-лиге футболисты, отношения с которыми у меня не сложились. Например, с Денисом Глушаковым, с Сашей Самедовым были на первых порах натянутые. Когда я первую игру московского «Локомотива» судил в качестве главного арбитра, показал Самедову красную карточку уже после окончания матча за нецензурную брань в мой адрес. Был тогда прямо-таки реальное противостояние с этими двоими футболистами в игре. Негатив копился, копился… И в итоге выплеснулся.
С Глушаковым до сих отношения натянутые, очень взрывной он человек, а вот с Самедовым мы помирились. Перед матчем «Локомотив» – «Ростов» в прошлом сезоне сам к нему подошел на разминке, мы побеседовали, попросили прощения друг у друга. Саша тогда признал: «Правильно ты сделал, что меня удалил». Он абсолютно адекватный человек, просто эмоции всех нас порой захлестывают. Достаточно вспомнить, как в свое время сцепились на поле Игорь Егоров и футболист «Зенита» Владислав Радимов. А впоследствии они не просто помирились – стали хорошими друзьями. Чаще всего оно именно так и происходит… Я не исключаю, что и с тем же Глушаковым мы когда-нибудь встретимся за чашкой чая и все разногласия снимем. Футболисты ведь должны понимать, что на поле мои друзья – это свисток, два помощника и резервный. Больше их быть просто не должно.
Тренировка – это святое
Тренировочному процессу я уделяю очень большое внимание. Много времени провожу в тренажерном зале, на беговой дорожке. Я привык работать так, чтобы меня с тренировки выносили. Привык нагружать себя так, чтобы сил не оставалось вообще. Когда ты так себя истязаешь на тренировках, на поле во время игры намного легче. Ты не думаешь, что тебе надо напрягаться, бежать куда-то за мячом, а сил уже нет. Потом какое-то время даешь организму отдохнуть, а потом – все заново… При этом честно скажу: бегать я себя могу заставить легко, как и подтягиваться, пресс качать, а вот тягать гантели и штанги в тренажерном зале – только с помощью фитнес-тренера. Каждый вечер перед сном со старшим сыном Владиславом, которому пять лет, мы на пару отжимаемся, кувыркаемся. Он уже сам плавать научился. Вот думаю, может отдать его в секцию плавания. А вот к футболу он равнодушен. Зато младший, Павел, которому два года – полная ему противоположность. Я уже боюсь за стекла в доме, за посуду – мяч уже начинает находить легко бьющиеся предметы (улыбается). А вообще очень хочется, чтобы дети были, в первую очередь, разносторонне развитыми, воспитанными, «с мозгами», что называется.
Некоторые мои коллеги смотрят едва ли не весь без исключения футбол, который показывают по телевизору. Я к числу этих людей не отношусь. У меня семья, двое детей. Когда-то и им я должен внимание уделять. Ведь мы живем не для того, чтобы работать. Мы работаем для того, чтобы жить. Я жить стараюсь именно для самых близких и родных мне людей, это доставляет ни с чем не сравнимое удовольствие.
Беги, судья, беги…
Конечно же, за недавним чемпионатом мира я следил внимательно. Каждый просмотренный матч – это новая информация, которую надо «переварить». Чемпионаты мира и Европы высвечивают определенные тенденции. Мне интересно наблюдать, как судьи ставят себя в отношениях с футболистами. Как они выглядят в плане физической формы. Когда Валентин Валентинович Иванов возглавил в этом году отечественный судейский корпус, он дал такой совет: арбитр должен как можно быстрее доставить себя в ту точку, где находится мяч. Это дает гораздо больше шансов увидеть ситуацию, нежели ее можно увидеть с расстояния. Поэтому я смотрел за тем, как судьи бегут, как они стартуют.
Вообще, в России непозволительно судить так, как судились некоторые матчи в Бразилии. В первую очередь, я имею в виду дисциплинарные санкции. Слишком многое там арбитры порой позволяли. Общее количество карточек на подобных турнирах снижается – это тенденция. Вроде как бы это ведет к тому, что меньше игр пропускают из-за дисквалификаций ведущие футболисты, соответственно, матчи становятся зрелищнее. Но, с другой стороны, есть же правила, их никто не отменял… Но это лично мое мнение. Надо быть внутри того коллектива, чтобы делать какие-то далеко идущие выводы.
Мне всегда импонировала работа Игоря Вячеславовича Егорова. Но я никогда не хотел на кого-то походить из арбитров. Я такой, какой я есть. У каждого арбитра стараюсь подсмотреть что-то хорошее. Иногда понимаю, что с жестами надо поработать перед зеркалом (улыбается).
Про «видеогол»
и баллончики со спреем
Меня иногда спрашивают: будут ли внедряться те новшества, которые были применены на чемпионате мира – система «видеогол», баллончики со спреем при пробитии штрафных. Отвечаю: не знаю. Это вопрос к руководителям РФС, не от судей это зависит. Если, допустим, устанавливать систему «видеогол», значит, это необходимо делать на всех стадионах и во всех лигах, которые находятся под юрисдикцией РФС. Есть ли такая техническая возможность на сегодняшний день? Что касается баллончиков… Я вам, скажу, что это новшество здорово бы помогло судьям во внутреннем чемпионате. Вы заметили, что не двигаются уже вперед игроки из «стенки» при пробитии штрафных? А когда этой черты нет, футболисты свои полметра все равно «украдут». Не зря, когда я начинал судить, более опытные коллеги советовали: ты поставь изначально «стенку» на 10 метров, свой метр они так или иначе отвоюют.
Беседовал Олег ПАПИЛОВ

0 Comments

  1. 76ygprobim-ku

    24.05.2020 at 23:21

    Ваш комментарий ожидает модерации.

    Игровой автомат Thunder Zeus точно принесет немало наград благодаря большому количеству бонусных возможностей. Они носят функцию распространения билетов. В этом случае финансовая прибыль может возрасти в несколько раз. Он способен заменить собой прочие изображения, помогая получить более привлекательное вознаграждение. Лотерейные автоматы для вашего бизнеса. Для такого бизнеса не нужен обслуживающий персонал и консультанты. Затем клиенту предоставляется выбор наиболее предпочтительного для него вида лотереи, и после окончательного решения, board66 в лотке появляется лотерейный билет. Устанавливать такие автоматы также несложно, одной подставки может хватить на несколько аппаратов сразу. Лотерейные автоматы функционируют везде, не зависимо от того, где они находятся: в торговом центре, на вокзале или в гипермаркете.

Оставить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *