Новости спорта в Нижнем Новгороде. Нижегородские спортивные новости.
Актуально

«Локомотив»: ностальгия с надеждой

Состав : Благотворительный совет : Нижегородская область : Законодательное Собрание Нижегородской областиЧетверть века назад в город НН пришел настоящий праздник. Праздник большого футбола. Тогдашний футбольный бум, явившийся на нижегородскую землю, был несопоставим с другими мероприятиями по своему масштабу, по единению людей, по воодушевленности, по простой радости, наконец. Были полные трибуны, в день игры «Локомотива» город жил футболом. Канавино превращалось в переполненный людьми и машинами огромный мегаполис с пробками и заторами на своих дорогах – весь Нижний сходил с ума. На трибунах центрального стадиона «Локомотив» болельщики знали друг друга, многие сидели на постоянных местах, приобретя заранее абонементы на весь сезон. Вот для этого народа был праздник: люди беседовали, обсуждали шансы команд, спорили, но все они искренне болели за наш футбол.
Поклонники нижегородского «Локомотива» никогда не были оторванными от своей команды, поскольку контакты с болельщиками были довольно частыми. Их встречи с командой проводились всегда перед открытием сезона, как только «Локомотив» прилетал с последнего предсезонного сбора. Кроме того, встречи в режиме «вопрос-ответ» организовывались после завершения первого круга, ну, и по доброй традиции футболисты общались со своими болельщиками на чествовании «Локомотива» по итогам каждого сезона. Любители футбола задавали волнующие их вопросы на темы формирования, финансирования команды, приобретения новых игроков. Спрашивая, эти преданные команде люди всегда твердо знали, что они нужны ей, что их ценят, что игроки и руководители всегда на виду, что они открыты перед своими поклонниками.
Отсюда и такая любовь к команде, к ее бессменному главному тренеру Валерию Овчинникову – «Борману», как уважительно называли его в футбольных кругах. Отсюда полные трибуны на матчах, осознание того, что болельщики с командой – одно целое. Я уверен, что добиться подобного – мечта любого тренера, но сделать это весьма сложно, поскольку для достижения такого единства необходима искренность, открытость, и еще нужно время.
Не могу не согласиться с мнением большинства болельщиков со стажем: «Борман» делал порой невозможное. Согласен и с тем, что после его ухода футбол в нашем городе заболел. Заболел надолго. Он и сегодня сильно болен…
Этот человек – очень интересная личность, по своей натуре – победитель. Валерий Викторович знает, что делает. Он всегда считал основой основ в работе – наведение порядка в команде, создание стабильной психологической обстановки. У него свои секреты достижения цели. А сводятся они к тому, чтобы вкалывать. Вкалывать вместе с футболистами. Овчинников верил в них, а они – в своего патрона. Он «торчал» на спортивной базе вместе с игроками накануне матчей. «Борман» всегда был на стороне игроков. Он им верил.
Жизни футболистов и тренеров сильно связаны между собой – это монолит, одно целое. Овчинников никогда ничего не просил у властей, но и не обещал больших высот. И в то же время все обещания, которые он давал игрокам, выполнял. К Викторычу, как звали его подопечные, шли играть в команду с большим желанием. Он заряжал своей энергией игроков, которые бегали, как заводные, выполняя его задачи. Хорошо помню слова «Бормана» о том, что в голове должны быть не только одни «бабки», должна быть философия футбола: каждый должен понимать, что он делает, за кого играет, какие цели у коллектива перед болельщиками, перед городом…
Валерий Викторович – харизматичная личность, к которым тянутся, на которых равняются. Таких грамотных, разбирающихся людей и в политике, и в жизни всегда интересно послушать. «Борман» – крепкий орешек. Он своим характером показывает, как должен трудиться спортсмен, вечно что-то придумывает, одним словом, живет футболом. Знаете, как об Овчинникове говорят рядовые болельщики? Это такой трудоголик, такой фанатик своего дела, что если и умрет, то непременно на футбольном поле.
…Много лет назад мне, еще молодому корреспонденту «Горьковской правды», посчастливилось взять интервью у легендарного тренера ЦСКА и сборной СССР по хоккею Виктора Васильевича Тихонова. Вообще, надо признаться, когда беседуешь с такими личностями, всегда волей-неволей приходится в какой-то мере пересматривать взгляды на многие жизненные принципы. Общаясь с Тихоновым, я удивлялся тому, насколько человек предан своему делу, насколько он окрылен реализацией задач. Он живет хоккеем днем и ночью. Дело в том, что, как такового, интервью не получилось. Просто после матча с «Торпедо» он долго говорил обо всем подряд. Мы шли в гостиницу «Ока» – он говорил; мы пришли в его номер – он продолжал что-то объяснять на фоне раскрытых тетрадей с его записями по тактике игры в разных ситуациях. Даже после того, как армейские хоккеисты успели поужинать и торопились в автобус, чтобы уехать на вокзал, Виктор Васильевич с открытой нараспашку душой, интересно рассказывал мне под диктофонную запись о хоккее. Хоккей жил в нем всегда, он не мог надоесть Тихонову, потому что он и хоккей – это тоже монолит, одно целое.
Я не зря вспомнил об еще одном выдающемся специалисте. Это личности, фанаты своего дела. Их корабли, идущие в большое плавание, всегда будут под надежным и чутким руководством своих капитанов-профессионалов. Я не представляю себе, как было бы здорово, если бы каждый на своем месте был, как и они, предан своему любимому делу…
Но вернемся к 25-летней истории, поскольку это значительный рубеж в современной эпохе российского и нижегородского футбола. Тогда начинался российский футбол…

Четверть века назад начальнику отделения Горьковской железной дороги Омари Хасановичу Шарадзе пришла в голову интереснейшая мысль: создать футбольную команду. В нашем городе был практически единственный стадион – это стадион «Локомотив», за которым нужно было ухаживать, убираться, содержать его работников… Он пустовал.
– А у нас при отделении Горьковской железной дороги, где я работал начальником, было ДСО «Локомотив», – начал свой рассказ Омари Хасанович. – И я задумал создать команду. Отделение железной дороги – это самостоятельная хозяйственная единица, способная «потянуть» футбол в городе. Причем законодательство тогда было другое. То есть, мы сами могли строить жилье, санатории, заниматься производством в каких-то рамках. Одним словом, у нас были определенные права и возможности. Это уже был закат Советского Союза.
Так и был создан профессиональный футбольный клуб «Локомотив», главным и основным спонсором которого стало Отделение, а позже – Управление Горьковской железной дороги. Кстати говоря, тогда наше Управление содержало 65 (!) спортсменов сборной страны по различным видам спорта и даже трех хоккеистов «Торпедо» – они «работали» у нас слесарями. Тогда времена были непростые, и многие вопросы решались по взаимным просьбам. Тут «обязаловки» никакой не было.
На эту тему расскажу такую историю. Одного высокопоставленного руководителя милиции я попросил прийти на матч «Локомотива» со своими сослуживцами, заместителями. И что вы думаете? Пришло человек двадцать из его ведомства. С тех пор на играх наших футболистов частенько присутствовали милицейские чины. Это показательный момент того, что многое делалось на доверительных отношениях.
Хочется вспомнить еще один яркий момент, который случился чуть позже, но он тоже очень показательный. Дело было так. Мы строили стадион, и нам нужно было 14000 пластиковых сидений. Их производством занималась инвестиционно-строительная корпорация «Интеко», возглавляемая всем известной Еленой Николаевной Батуриной – супругой Юрия Михайловича Лужкова. Каждое такое сиденье стоило 11 долларов. Но в 1998 году грянул дефолт, и 11 пришлось умножать уже не на 6, а на 26. Получались сумасшедшие деньги. Одним словом, в течение месяца все цены выросли почти в пять раз. У меня не было выхода, кроме как позвонить жене Лужкова. Говорю ей, что я такой-то, такой-то Шарадзе, строю стадион, что я вам должен, но сразу не могу заплатить. А она мне и говорит: «Да бросьте вы, Омари Хасанович! Когда заплатите, тогда и заплатите, что ж теперь делать». Вот с таким подходом тогда вся страна жила, поэтому мы и двигали свой паровоз вперед (улыбается).
– Скажите, пожалуйста, что было в самом начале создания команды? Как вы искали тренера «Локомотива»?
– Разумеется, когда я создавал «Локомотив», вопрос о тренере был одним из ключевых. Перезнакомился с большим количеством специалистов. Кто только не приезжал в наш город. Многим нужно было сразу машины, квартиры давать, большие зарплаты… Кто-то хотел быть консультантом, как говорится, «на удаленном сервере». Но я тогда твердо сказал: «Нужен тренер! И жить здесь!».
И вот известный всем футбольный функционер, а в прошлом легендарный советский вратарь Анзор Кавазашвили спрашивает у меня: «Ты какую хочешь команду создать? Чтобы просто по полю во второй лиге гоняла мяч или…». Я тут же вставил: «Или». – «Ну, тогда пришлю к тебе одного человека, он тебе покоя не даст, но команду сделает».
Это было в пятницу, а в субботу утром приехал так называемый «Борман». Первое впечатление получилось обманчивым, ведь я увидел полного человека, мало похожего на тренера. Однако позже я вспоминал слова Кавазашвили о том, что «не даст покоя». Овчинников – очень энергичный человек. День и ночь занимается подбором игроков, созданием коллектива. Он живет одним футболом. С Валерием Викторовичем мы сработались, я ему никогда не мешал советами, я ему доверял. За многие годы работы на высокой руководящей должности у меня выработались свои принципы: к слабому звену я подхожу, помогаю, подтягиваю, а успешным предприятиям помогать незачем. Так и тут: мое дело – создавать футболистам необходимые условия. Были такие моменты, когда элементарно не хватало денег на зарплату. Но так, как сегодня во многих клубах, я никогда не делал. Приходил сам в раздевалку и, извиняясь, говорил: «Парни, потерпите. Такого-то числа деньги будут в полном объеме». Мне тоже верили.
В Нижнем Новгороде футбол может поднять только такой специалист, как Овчинников. «Борман» умел «раскрывать» игроков. Практически списанные отовсюду футболисты здесь под его руководством играли на хорошем уровне. Помните – Гецко, Мухамадиев, Татарчук, Смертин-младший, Горлукович, Липко, Казаков, Подпалый, Гармашов, Рыбаков, Чкареули, Калитвинцев… Всех не упомнишь. Такое вот врожденное чувство созидания, понятное ему одному. У него было чутье на игрока – Викторыч видел и понимал, где на какой позиции заиграет тот или иной футболист. А помнится, на поле выходило очень много нижегородцев. Болельщики всегда тепло поддерживали своих игроков. Это чувство патриотизма выражалось на трибунах аплодисментами, когда судья-информатор называл составы команд. Масляев, Кураев, Кузьмин, Румянцев, Горелов, Щукин, Черышев, Егоров, Осколков, Нижегородов, Герасимов, Быстров…
– А как вы думаете, в чем феномен Овчинникова?
– Он никогда в жизни не обманул ни одного футболиста. Если у него была возможность, он из собственного кармана деньги отдавал игрокам. Ему верили. Понимаете, его знали очень многие футболисты Советского Союза от Прибалтики до Владивостока, и если он что-то пообещал, то, знайте, непременно выполнит. Как говорится, не было за ним «косяков». Овчинников отвечал за свои слова, отсюда и большое уважение в мире футбола.
К беседе с Омари Хасановичем Шарадзе мы еще вернемся. А сейчас хочется вспомнить о том, что «Борман» перед матчами постоянно находился на спортивной базе вместе с игроками. Он всегда был с командой. И я считаю, что это правильно. О необходимости проведения предыгрового дня на спортбазе вместе с командой мне говорил и Виктор Васильевич Тихонов – выдающийся хоккейный тренер, на которого частенько именно за это обрушивались с критикой журналисты и спортсмены.
– А когда наш «Локомотив» заиграл, стал набирать очки, к нам в город стали приезжать сильнейшие клубы страны. Стадион собирал аншлаги, и мне было очень приятно за сделанное, – продолжил разговор почетный президент и создатель «Локомотива». – Порой и сейчас, когда идешь по городу, ко мне подходят любители футбола со стажем и расспрашивают не о железной дороге, а только о футболе. Я по правде горжусь, что тоже связан с этой любимой игрой.
– Омари Хасанович, у вас есть мысли о том, что вы что-то не успели сделать на поприще организатора футбольного клуба?
– Да. Я добивался, чтобы футбол хотя бы наполовину себя окупал. Чтобы он был менее зависим. Другими словами, я мечтал, чтобы клуб сам зарабатывал какие-то деньги. Необходимо было создавать футбольное хозяйство. Я хотел создать нечто подобное московскому «Локомотиву»: свою структуру, свою базу на юге страны. И нужно было идти вперед в этом плане, развиваться дальше – строить, кредитоваться и снова строить. Многое не успел, да и времена изменились.
– Часто вспоминаете прежние времена, другую страну – СССР. Ностальгируете по прошлому?
– По своему прошлому, естественно. Кто бы не хотел вернуться в студенческие годы! Это самое запоминающееся время. Отношения между людьми были более искренними, но и жизнь – гораздо сложнее.
– Вспомните, пожалуйста, несколько эпизодов из жизни «Локомотива», которые запомнились особенно.
– Таких было предостаточно. Как-то проиграли матч у себя дома, ребята уходят с поля, направляясь в раздевалку. А я как раз уже спустился вниз. Так они, увидев меня, сразу окружили всей гурьбой и стали бить себя в грудь, извиняться: «Будем, Омари Хасанович, в первой лиге, будем! Вот увидите, костьми ляжем, а добьемся этого!». Такие слова дорогого стоят. Они запоминаются.
Еще помнится один домашний матч, который шел под проливным дождем. На заполненных трибунах стадиона было тысяч двадцать зрителей, они заняли даже все беговые дорожки вокруг поля. Мы вели в счете, но на последней минуте игры судья назначил 11-метровый в наши ворота. Вот тогда-то я реально напугался. И не только в итоговом результате матча тут дело. Вся толпа негодовала, стоял сильный гул. Я боялся, что болельщики выбегут на футбольное поле и разорвут этого арбитра. Страшно было, но наш голкипер Валерий Шанталосов парировал удар и тем самым спас команду и… судью! Негодование зрителей схлынуло, они начали кричать что-то радостное, аплодировать. Тогда и у меня на сердце отлегло.
А еще помню одного высокого рыжего болельщика. Этот мощный фанат сидел на трибуне слева внизу от нашей ложи. Глядя на него, было ясно, что он за «Локомотив» любому морду набьет (улыбается). И вот после одной невыразительной игры нашей команды он прямо с трибуны кричит мне: «Шарадзе, что вы делаете? Научите их играть!». Кстати, и сейчас, когда встречаю «рыжего» фаната (ему лет шестьдесят уже), он всегда трепетно вспоминает былое, буквально со слезами на глазах – о «Локомотиве», о футболе нашего времени.
– Как вы сейчас все успеваете? Всем уделяете внимание, интересуетесь историей, спортом, общественной жизнью города, страны. Как вы строите свой рабочий день?
– Если к руководителю не ходят и не обращаются – значит, это плохой руководитель. Мне по работе повезло только в одном – в том, что я прошел все ступени от дежурного по станции до начальника Управления. Я работал везде. Когда я был дежурным по «горке», жена приносила мне еду и быстро возвращалась домой, поскольку стоял невозможный гул. Разговаривать было просто невозможно. Да и кушать некогда – часто вечером забирал «посылки» назад домой.
В итоге эта работа научила меня распоряжаться временем – подчинять, так сказать, его себе. Я тридцать лет прожил по минутам. По субботам, естественно, работал, а по воскресеньям к себе никого не пускал, занимался собой до 14:00. После ехал на Сортировку – катались на лыжах, играли в теннис, а в 21:00 приходил домой – понимал, что на следующий день снова на работу. В этом и состоял самоконтроль, жизнь закаляла и учила делать все, как надо. Вот, к примеру, совещания я никогда больше сорока минут не проводил. Все знали: 40 минут, и все! В этом и была дисциплина.
– Самоконтроль, жизненная закалка… Все это вам пригодилось не только в работе, но и при организации спортивного хозяйство?
– Естественно. Руководя футбольным клубом, приходилось считать буквально каждую копейку. В «Локомотиве» я никого не держал – тех, кто бы болтался без дела. Была маленькая группа людей вокруг Овчинникова, которая помогала работе клуба. К этому я подходил по-хозяйски, расчетливо. А что сейчас в футболе творится: сколько игроков, столько и околофутбольной номенклатуры. А ведь именно эти деньги являются «золотыми», поскольку их всегда очень сложно добыть. И какой смысл пускать их на оплату балбесов. Сегодняшний футбол живет совершенно другими мерками, но, тем не менее, в головах у людей, им руководящих, должно же быть что-то созидательное. Вот пример. Я всего лишь однажды общался с Сергеем Анисимовым – в недавнем прошлом генеральным директором «Волги» – и больше такого желания у меня нет. Я предложил отремонтировать спортивную базу на Сортировке, договорился об этом с начальником железной дороги… А он в ответ: «Да ну, современные футболисты не будут там жить». Можно подумать, что у нас одни только звезды играют. Это так, информация для размышления – не более того…
Мне однажды в жизни удалось встретиться воочию с выдающимся хоккейным тренером и просто мудрым человеком – Анатолием Тарасовым. При встрече он мне сказал: «А, это тот самый Шарадзе, который шороху навел, создав футбольную команду? Молодец! Смотри, не бросай, иди до конца только вперед, а бросишь заниматься – мало что останется…».
– Хватит о грустном. Омари Хасанович, за какую команду болеете?
– Я – поклонник московского «Локомотива», а что касается мирового футбола, то я – болельщик «Барселоны». Сразу скажу, что на сегодня сильнейший игрок в мире – это Месси. Я понимаю, что многие его сравнивают с Роналдо, но, по-моему, Криштиану – не вожак команды. Перестань на него играть «Реал», он без толку будет бегать по полю. Взять его сборную Португалии… Ничего у команды не получается. Вот Гиггз в «Манчестере» – это был настоящий вожак. Но вообще в истории мирового футбола на моем веку самым фантастическим игроком был голландец Йохан Кройф.
– О главном тренере сборной России?
– Я не специалист, чтобы давать какие-то оценки, но мое мнение, сборной должен руководить иностранец. Поставь любого нашего, будет тащить всех своих. Поэтому на наших специалистов делать ставку бессмысленно – мы это уже проходили.
– Что вам сегодня не нравится в нашем футболе или около него?
– Мне очень не нравится спартаковская публика. Это разнузданная, злая, по большей части безнаказанная прокуренная толпа, не имеющая отношения к самой игре в футбол.
– Какие телевизионные программы смотрите дома вечером?
– Начнем с того, что у меня есть все спортивные каналы, которые только существуют в России. Я – активный зритель спортивных трансляций, футбольной аналитики. Смотрю политику, много читаю.
– Про политику, кстати. Про санкции, про будущее России что скажете?
– Россия – это не то государство, которое можно запугать. Когда мы жили в СССР, для меня не было лучшей страны. Сильная, мощная… Понимаю, что некоторым либералам хотелось бы, чтобы мы плелись в хвосте у Америки. Но народ, слава богу, этого не хочет. Вообще ненависть к СССР у запада родилась давным-давно. Черчилль, придумавший железный занавес (его речь в Фултоне знают все, кто интересуется историей), был самым заклятым врагом коммунизма и Советского Союза. Он и до революции 1917 года таким же был. Да и Английская Корона в целом всю жизнь к нам негативно относилась. И сегодня непросто нашему Президенту. Однако народ всегда с ним, и это главное.
Что касается санкций, то продукты, конечно, подорожают, а жизнь наша с вами усложнится.
Я знаю продовольственный вопрос очень неплохо, так как работал мэром нашего города. Тогда мы заготавливали 60 тысяч тонн картошки, а сейчас не можем вырастить ее у себя, потому что семена нужно закупать в Голландии. Это позор! Почему в Советском Союзе не хватало мяса? Мы выращивали мясо, а его не хватало. Парадокс! Есть два способа создать избыток: первый – выпускать много, это понятно; второй – оценить дорого. Вот приди сегодня в магазин, где пенсионеры ходят кругами, по пять раз прицениваются к той же колбасе и в результате покупают ее по 100-150 граммов. Конечно, она будет лежать, будет избыток.
У меня была такая должность, что я знал все заводы в 14 областях и республиках. Вот, к примеру, селу нужны минеральные удобрения. Производятся они в России. Почему на них цены должны расти? И доллар тут совершенно не причем. Это вечная жадность наших олигархов. Даже в нынешнем году крестьяне должны будут покупать удобрения на 20 процентов дороже. Им и без того тяжело! А мы говорим, что хотим все выращивать у себя. Сейчас Путин ищет механизмы, пути, чтобы не зависеть от Запада.
Но, возвращаясь к главной теме, повторюсь, что только человек с харизмой Валерия Овчинникова сможет спасти футбольную ситуацию в Нижнем.
Осознавая эту мысль, было бы просто недопустимо не побеседовать с самим Овчинниковым. Валерий Викторович охотно отозвался на мою просьбу поговорить о далеко не безразличном ему нижегородском футболе.
«Борман» прилетел из Эстонии, откуда он родом, и мы разговорились с ним под чашечку кофе в нижегородском спортбаре. Эта харизматичная, и, как сегодня говорят, креативная личность, сразу же напомнила о себе родимом. Овчинников почти не изменился. Он никогда не стеснялся в выражениях, говорил то, что думает, хотя, помнится, эта правда многим не нравилась. Викторыч не постарел, а, благодаря диете и подвижности, даже постройнел. В остальном он тот же, как и прежде – генератор идей, мотор команды. Рядом с ним всегда интересно, он много знает. Сегодня Валерий Викторович работает в руководстве таллинской «Левадии».
При встрече сразу сказал ему: «Викторыч, болельщики со стажем тебя помнят, любят и даже ждут. Буквально со слезами на глазах вспоминают футбол в исполнении нижегородского «Локомотива»!
– Главный должен отвечать за все, и за зарплаты игроков тоже. Только тренер должен подбирать футболистов – так было во все времена, было и есть, – как всегда ярко и жестко резюмировал «Борман». – Да, в топовых клубах тебе дают игроков для работы. Будь то Месси, Роналдо или Суарес… А у нас зачастую приходится работать с непонятным футбольным «мусором». Сегодня же многим руководителям нужны «ручные» тренеры, чтобы не «вякали»…
Валерий Викторович и сейчас считает, что любому игроку надо дать шанс поверить в свои силы, вселить в него дух победителя. Дух – вот что было всегда важно. Он всегда руководствовался тем, что футболистам необходимо донести об их способности на многое. Все, буквально все в команде зависит от главного.
…А накануне я действительно общался с истинными поклонниками того футбола, которым сейчас немного за сорок. Они мне рассказали такую проникновенную историю. Когда-то в городе Милане на стадионе «Сан Сиро» поклонники выдающегося футболиста Андрея Шевченко, перешедшего в лондонский «Челси», несколько игр подряд вывешивали один и тот же баннер: «SIETE VENUTI PER CONQUISTARE I NOSTRI CUORI E ANDARE» В переводе с итальянского это означает: «ТЫ ПРИШЕЛ, ЧТОБЫ ПОКОРИТЬ (или ЗАБРАТЬ) НАШЕ СЕРДЦЕ И УЙТИ». Смысл этого глубокого признания очень понятен: Шевченко действительно, перейдя из киевского «Динамо» в «Милан», стал ярчайшей звездой того, настоящего «Милана». Нечто подобное я слышу, когда наши любители того, настоящего футбола сегодня вспоминают своего «Бормана», игру его подопечных, искренние эмоции. У Овчинникова всегда было чему поучиться, он положительно влияет на людей, всегда улыбчивый. К таким тянутся, за такими идут. И еще: он – победитель! Таким был, есть и останется навсегда!
Александр ЮНАНОВ,
пресс-атташе ФК «Локомотив» (НН),
1989 – 1993 гг.

Оставить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *