Новости спорта в Нижнем Новгороде. Нижегородские спортивные новости.
Актуально

Николай КОЗИН: Чего заслуживаешь, то и получаешь от жизни

В минувшее воскресенье, 27 декабря, свой 60-летний юбилей отметил ветеран нижегородского футбола, неординарный в прошлом игрок и тренер Николай Иванович КОЗИН. В беседе с нашим корреспондентом он вспомнил значимые вехи своей богатой биографии.

– Николай Иванович, с чего начинались ваши первые шаги в большом футболе?
– Наше поколение летом играло в футбол, а зимой – в хоккей. Тогда же компьютеров не было… Зато в каждом дворе была своя команда. А тем, кто записывался в спортивные секции и играл за команду футбольной школы, выдавали игровую форму, спортивный костюм, кеды. Это был некий стимул для того, чтобы туда попасть. Так я оказался в футбольной школе «Локомотива», одной из сильнейших в нашем регионе. Скажу, что все футбольные школы того времени работали по нашей, советской методике, была система подготовки, которая, к сожалению, на сегодняшний день практически разрушена. Не было никаких зарубежных технологий воспитания футболистов. И, как вы помните, мы выигрывали Олимпийские игры, чемпионат Европы, континентальные Кубки.
– Кто был ваш первый наставник?
– Это Владимир Александрович Фролов. Причем он воспитал многих известных впоследствии футболистов: Владющенкова, Минаева, Гришина и многих других. Это истинно детский тренер, который и должен был заниматься с юными футболистами. Он часами без устали мог «возиться» с нами. Потом Владимира Александровича уволили из школы из-за того, что не было у него высшего специального образования.
– Первые успехи на юношеском уровне помните?
– Одним из значимых успехов можно считать серебряные медали финального турнира футбольных школ Советского Союза, завоеванные командой 1954 года рождения. Тогда мы вышли в полуфинал, попав в число 12 лучших коллективов страны. Единственное поражение мы потерпели от минских динамовцев, за которых выступали известные в будущем футболисты. Это были весомые достижения.
– После таких успехов большой футбол не заставил себя долго ждать?
– Не совсем. Сначала была служба в рядах Советской армии. Два года провел в железнодорожных войсках, наша часть находилась в Свердловской области. В свободное время поигрывали в футбол. Считаю, что воинская служба была для меня отличной жизненной школой. Больше не в физическом плане, а в моральном. Летом 1976 года демобилизовался, стал играть за «Локомотив» на первенство области. Один из матчей с моим участием увидел тренер «Волги» Владимир Беляков, который и пригласил затем меня в команду мастеров. В тот год ушел с «Красного Сормова» директор завода Михаил Афанасьевич Юрьев, который здорово помогал «Волге». Помню, что после первого круга горьковский клуб занимал лидирующие позиции в своей зоне. Но новые руководители головного предприятия имели другие мысли в отношении команды, поэтому большая часть игроков ушла из команды. Из старожилов остались только Попович и Нефедов. Набрали молодых футболистов из областных команд. Я в свой 21 год был один из «старых» в клубе. К сожалению, осенью 1976 года футбол в Горьком практически и закончился.
– Свой дебют в команде мастеров помните?
– Больше запомнилась разминка перед моей первой игрой, когда я дважды попал мячом в голову Князеву. После второго попадания Герман даже рухнул на поле. Я хотел подойти к нему и извиниться, но он от меня только отошел подальше (улыбается). Но ничего, потом только с улыбкой вспоминали эти моменты. А коленки, как обычно бывает при дебюте в команде мастеров, не дрожали. Все же два года армейской службы сыграли свою положительную роль.
– А какие матчи, сыгранные вами в первенстве страны, остались в памяти?
– Особо как-то и нечего вспомнить. Возможно, из-за того, что результатов не было. Интересными были матчи, сыгранные за грозненский «Терек», который тогда выступал во второй союзной лиге, в южной зоне, считавшейся сильнейшей из всех зон. Запомнились матчи с главным соперником – командой из Ростова. Но это все были «бои местного значения».
– А если вспомнить матчи, когда вы были тренером…
– Конечно же, это матчи «Локомотива», сыгранные в 1989 году, в первую очередь, поединок с принципиальным соперником – свердловским «Уралмашем». Несмотря на промозглую погоду, стадион «Локомотив» был забит «под завязку». Вспоминаются матчи Кубка Интертото, опять же при полных трибунах Петр Быстров забил победный мяч. Отмечу также викторию над ЦСКА в Москве. Армейцы одержали за несколько дней до этого историческую победу над «Барселоной»… А еще выигрыш со счетом 1:0 у петербургского «Зенита», когда он приехал в Нижний в качестве обладателя Кубка России. Курьезность ситуации заключалась еще в том, что после проигранного, как они говорили, «в каком-то колхозе» матча питерскую команду потом чествовали дома.
– Забитые мячи, которых было не так много, наверняка помните?
– По-моему, на моем бомбардирском счету было всего лишь 3-4 мяча. Один забил головой в «девятку» после подачи с угла поля. Это произошло на стадионе в Сормове, в матче за «Волгу». Помню забитый мяч за «Локомотив» в 1987 году, тоже после розыгрыша стандартного положения. Есть в активе гол, забитый с пенальти. Я не был забивным игроком, у меня не имелось такого голевого чутья, как, например, у Анатолия Степанова, который умело подключался к атакам. Плюс, он обладал концентрированным, зрячим ударом внутренней стороной стопы. Поэтому мой напарник по защитной линии чаще шел в атаку.
– С кем из партнеров по линии обороны вам было комфортнее выходить на поле?
– Больше удовольствия от игры я получал в «Химике», за который отыграл два сезона. Когда из дзержинского клуба ушел его главный тренер Леонид Юрьевич Шляк, то команда раскрепостилась, и мы стали играть в футбол, от которого получали истинное наслаждение как болельщики, так и сами футболисты. Полное понимание у меня было с крайними защитниками – Валерой Малышевым и Евгением Семиным и, конечно же, с другим центральным защитником – Салаватом Галеевым. Впереди были тоже «играющие люди» – Женя Кошкин, Толик Чернов, к сожалению, ныне покойный. Если бы имелась небольшая поддержка команде, то можно было решать серьезные задачи. Но, тем не менее, это была хорошая команда. И хотя я играл в ней всего лишь два года, но с удовольствием вспоминаю те времена. Дзержинск всегда считался футбольным городом, и будет жалко и обидно, если «Химик» не станет выступать на всероссийской арене.
– Почему же вы тогда покинули «Химик»?
– Сыграла свою роль финансовая сторона. Не стало первого секретаря горкома партии Александра Алексеева, который по именам знал всех футболистов «Химика». Нас всех «посадили» на «голые» оклады, сказав, что премиальных может и не быть. Тогда мне уже шел 31-й год, была семья, плюс, приходилось ездить на тренировки из Нижнего в Дзержинск, да и постоянные переезды сказывались. Да я уже тогда задумывался о том, чтобы перейти на работу в ДЮСШ «Локомотив», где мне обещали место тренера.
– Уйдя из «Химика», вы попали в «Локомотив», но в качестве … игрока.
– Так получилось. Придя к руководству школы, мне сказали, что место тренера уже занято, и я оказался в «подвешенном» состоянии. Мне предложили место тренера в команде «Локомотив». А когда я окунулся в тренировочный процесс вновь созданной команды, то оказалось, что квалифицированных футболистов было мало, пришлось самому вновь выйти на поле. Да и поработать с таким известным человеком, как Александр Мирзоян, было очень интересно. Все-таки это был футболист, прошедший школу Бескова, поигравший за сборную страны. Помню, что начало чемпионата выдалось достаточно удачным: 13 или 14 туров мы прошли без поражений.
– По иронии судьбы карьеру футболиста все же пришлось закончить в Дзержинске, когда вы в матче с «Химиком» получили тяжелую травму…
– Да, это было настоящее дерби, традиционно проходившее в сверхнапряженной обстановке. Я попался под «горячую» руку, а вернее, ногу Вити Боровикова, которому до этого несколько раз попали шипами в ребро и у которого после этого просто «округлились» глаза. Но у меня и мысли не было в чем-то обвинять Виктора, что сыграл жестко. Я и сам, когда играл, был не «подарок». Видимо, свое и получил за все, что делал на поле (улыбается). Как говорит Анатолий Степанов, если бы не эта травма, то наверняка играл бы до 60 лет, по сей день. По натуре я «игровик». А на тренерском «мостике» мне всегда было интереснее быть не главным тренером, а помощником – работать с мячом, объяснять что-то ребятам, показывать. А главный тренер – это, в первую очередь, психолог.
– У вас большой опыт тренерской работы, да и лицензия категории «А» имеется. Если вам предложат место тренера, как отреагируете?
– Даже не знаю, что и сказать… У меня не так много предложений. Я не того плана человек, чтобы, образно говоря, рвать на себе рубаху и доказывать что-то. Мне понравилось высказывание Валерия Карпина, сказавшего, что когда в «Спартаке» был Романцев, то он был хозяином клуба, совмещая должность тренера и президента. А сейчас есть у клубов хозяева, которые говорят, кого ставить в состав, а кого нет, поэтому подстраиваться под них не хочется… В таком случае не вижу смысла заниматься тренерской деятельностью. Владелец «Спартака» Леонид Федун говорит, что успех команды только на 10 процентов зависит от главного тренера. Когда я был тренером «Локомотива», то, думаю, что от меня в то время больше зависело, хотя я на многое не претендовал.
– Считаете себя счастливым человеком?
– Как-то не думал об этом. Слава богу, как сложилось, так и сложилось. По большому счету, чего заслуживаешь, то и получаешь. Примерно как в турнирной таблице: поначалу то одна команда лидирует, то другая, а по весне все ставится на свои места и чемпионом становится тот, кто этого заслуживает. Так и в жизни: вот здесь мог это сделать, а здесь что-то другое… Но в итоге одни занимаются одним делом, другие – другим. Надо всегда задумываться: кто мы такие в этой жизни и чего заслуживаем. Сейчас, к сожалению, молодому поколению прививается несколько другое – денежные знаки на первом месте…
Беседовал Юрий ПРЫГУНОВ

Оставить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *