Новости спорта в Нижнем Новгороде. Нижегородские спортивные новости.
Актуально

Исповедь «человека с чемоданчиком»

Спортивный врач – достаточно редкая медицинская специализация. Можно сказать, «штучная». Это и не удивительно – не слишком уж много таких специалистов требуется. А посему попасть в этот «круг избранных» не так-то легко. Владимиру КОРОБЕЙНИКОВУ это удалось. Достаточно сказать, что только в уренском «Энергетике», когда тот был на пике своей славы, Владимир Сергеевич отработал 12 лет.  Сегодня «человек с чемоданчиком», как порой болельщики называют спортивных врачей, вспоминает наиболее яркие моменты своей биографии.

Надоело
быть терапевтом
– Владимир Сергеевич, как вы оказались в спортивной медицине?
– Попал я туда случайно, хотя исподволь к этому стремился. С детских лет я был любителем футбола и хоккея, страстным болельщиком. С 5-летнего возраста за «Спартак» болел! Понимал, что спортсменом великим не буду, но мечтал находиться рядом со спортом, быть причастным к этому волшебному действу. Да и медиком-то тогда, в детстве, я не хотел быть – готовился в технический вуз, хотел поступить в водный институт на кораблестроительный факультет.
Но мы, как говорится, предполагаем, а жизнь располагает… В итоге закончил Горьковский мединститут, три месяца отработал участковым терапевтом. Ничто не предвещало, что у меня в жизни будут какие-то большие изменения. Был у меня тогда очень хороший товарищ – футболист нижегородской «Кроны» Сергей Долгополов. Про футбол с ним говорили взахлеб, спорили… Как-то Сергей говорит: «Сейчас организуется новая минифутбольная команда – «Чайка». Не хочешь в ней врачом поработать?». Я ответил что-то вроде того, что желание-то есть, но нет опыта. Долгополов переговорил с руководителями клуба, они были не против. Я взял административный на работе и… сразу же отправился с «Чайкой» на тур в Зеленодольск на неделю. Команда тогда выступала в первой лиге чемпионата России.
Все мне за эту неделю понравилось, я, судя по всему, тоже приглянулся руководству. Старался всему учиться, спрашивать никогда не стеснялся, а опытные футболисты, много на своем веку поигравшие, мне подсказывали. Наверное, за это ребята в команде и стали уважать меня, что было стремление двигаться вперед, расти профессионально.
На следующий же день по возвращении с тура, где «Чайка» выступила успешно, меня пригласили в офис клуба, чтобы подписать трудовой договор. Естественно, с должности участкового терапевта я уволился.
Ощутил
безумный кайф!
– К сожалению, «Чайка» очень недолго просуществовала – чуть больше года… Что запомнилось из пребывания в этом клубе?
– В первую очередь, наработка опыта. Это была совершенно новая для меня жизнь. Я каждый день ощущал радость от того, что работаю в минифутбольной команде. Я получал удовольствие от тренировок, от игры, от всего процесса жизнедеятельности команды. Это были новые впечатления, новые эмоции. Это было мое призвание! Это был безумный кайф!
– Много было врачебной работы? Часто футболисты травмировались?
– Все-таки мини-футбол – вид спорта менее травматичный, нежели большой футбол. Хотя, конечно, без травм не обходилось. К тому же я тогда совмещал работу и врача, и масажиста – тогда даже профессиональные команды не жили так «на широкую ногу», как сейчас, все старались экономить.
– А как вы потом в уренском «Энергетике» оказались?
– После того, как «Чайка» «приказала долго жить», встал у меня вопрос о трудоустройстве. Один из тогдашних руководителей «Чайки» Александр Дмитриевич Герасименко пообещал позвонить своему другу Борису Александровичу Лямину, который руководил «Уренскими энергосетями» и был президентом клуба «Энергетик». Эта команда тогда, в 1996 году, только начинала свое восхождение на профессиональный уровень. Естественно, я согласился.
Приехал я в Урень, прихожу к Лямину, а Борис Александрович, оказывается, вообще не в курсе, что к нему какой-то там доктор из Нижнего должен приехать – Герасименко просто-напросто позвонить ему и предупредить забыл. Но, благо, доктор «Энергетику» все равно был нужен. Познакомили меня с тогдашним главным тренером Виктором Васильевичем Звягиным. Собственно, в тот же день я приступил к работе.
Ногу «оторвут»
и фамилию не спросят
– И сколько в общей сложности вы в «Энергетике» отработали?
– 12 лет. Это была настоящая школа жизни (улыбается). Яркие времена для «Энергетика» настали, когда команду возглавил Виктор Федорович Павлюков в 1997 году. Бюджет у команды был скромный, но это не мешало добиваться высоких результатов. Рос и я вместе с командой. Подход к спортивной медицине с каждым годом менялся. Приходилось самосовершенствоваться, заниматься самообразованием, черпать новую информацию из медицинской литературы. Ездил на консультации к известным хирургам, если какой-то сложный случай имел место быть.
Очень многое мне давали южные сборы команды. В основном «Энергетик» перед сезоном ездил в Адлер – из года в год. На сборы туда очень много команд приезжало, и общение с более опытными коллегами из других клубов не могло пройти бесследно. К тому же там был замечательный медико-восстановительный центр. Практиковал в нем доктор, который в свое время в сочинской «Жемчужине» с Арсеном Найденовым работал. Я буквально все свое свободное время от него не отходил, он здорово помог мне. Куда он, туда и я за ним, как «хвостик». Некоторые манипуляции даже доверял мне делать, видя мою искреннюю заинтересованность.
– От чего все-таки в большей степени травматизм в футболе: сами спортсмены плохо себя готовят к играм и тренировкам? Грубость и даже жестокость на поле тому виной? Может, виной большие нагрузки или плохие поля?
– Все вкупе. Конечно, грубости в футболе год от года становилось все больше. Зачастую ветераны рассказывают, какие техничные футболисты были в 60-70-х годах. Некоторые по 5-6 соперников на маленьком «пятачке» «накрутить» могли. Сейчас такое представить себе невозможно – тут же тебе ноги «оторвут» и фамилию не спросят. Процентов 60 травм – это перегрузки. Травмы чаще всего случаются на последних минутах матча, когда организм устал. А если еще и поля безобразные – пиши пропало. А во второй лиге, надо сказать, мы играли как раз именно на таких полях… Даже у нас в Урене, как ни старались работники стадиона, поле было «тяжелым». Что уж говорить о других «городах и весях», где к футболу отношение было менее трепетным.
Другая причина травм – непрофессионализм самих спортсменов, неумение правильно психологически и физически себя подготовить. Одному нужна более короткая разминка, другому – подлиннее. Это и от возраста зависит, и от особенностей физиологии.
«Синтетика» «синтетике» рознь
– А насколько ваши советы и пожелания тот же Павлюков воспринимал? Ведь наверняка были ситуации, когда вы ему говорили, что тот или иной игрок не готов по медицинским показателям выходить на поле, но тренер вынужден был его ставить, ибо было просто некем заменить человека…
– Я, как врач, мог только давать рекомендации, обозначить проблему, а решения всегда принимает главный тренер, ибо только он отвечает за конечный результат. Но я не припомню таких ситуаций, когда я не рекомендовал тренеру ставить футболиста на игру, а он его ставил, и после этого травма усугублялась. Несмотря на то, что Виктор Федорович – человек суровый, он всегда прекрасно понимал, чем это чревато. Бывали моменты, когда Павлюков говорил: «Все равно я его поставлю в состав». Но за полчаса до игры принимал обратное решение, думая в первую очередь о здоровье человека, а не о результате.
– Вы уже немного сказали про плохие поля. В свое время, когда только начинали укладывать искусственные газоны, многие считали, что это панацея от травм – мол, там нет ни кочек, ни выбоин. А когда начали играть на «синтетике», на поверку вышло, что некоторым футболистам вообще противопоказано играть на искусственном покрытии – связки рвутся, мениски «летят»…
– «Синтетика» «синтетике» рознь. Мне год довелось работать в Семенове после Уреня, когда Павлюков возглавил ФК «Семенов». Так вот тамошняя искусственная «поляна» на тот момент – это было просто «убийство»… А поля современные, пятого и даже четвертого поколения, более-менее нормальные. Но есть футболисты, которые предрасположены к травмам на «синтетике», какая бы она хорошая ни была и которым играть на ней не то что бы противопоказано, но рискованно. Причина – либо слабые связки от природы, либо хронические травмы, которые начинают проявлять себя при переходе с натуральных полей на искусственные. Сцепление с землей и с ковром – это совершенно разные вещи.
Как Павлюков боевой
дух поднимал
– В Урене у вас, как футболисты рассказывали, и курьезных историй хватало…
– Да, не без этого. Можно, например, такую вспомнить. Вся команда жила в одном доме – что-то типа общежития. Виктор Федорович по вечерам очень любил смотреть футбол по кабельному телевидению – буквально все матчи из любых чемпионатов, которые только показывали. А телевидение там было так устроено, что на весь дом был один пульт, который находился у Павлюкова. И футболисты в своих номерах вынуждены были смотреть то, что смотрит главный тренер. Частенько им это надоедало – молодежи и кино посмотреть хочется, и музыкальные передачи. И вот ребята порой подходили ко мне и просили, чтобы я Виктора Федоровича отвлек незаметно и переключил телевизор на другой канал, поскольку сами побаивались попросить. А бывало и так, что Виктор Федорович ночью засыпал за просмотром футбола, и мы потихонечку переключали канал (смеется).
Или вот другая история. Играл «Энергетик» в Волгограде с дублем «Ротора» по второй лиге. Играли наши, надо честно признать, плохо – ни бойцовских качеств не видно, ни мастерства… Уступили по всем статьям. А следующая игра должна была состояться там же, в Волгограде, с «Олимпией». И вот в перерыве между этими двумя матчами, на следующий день, Павлюков придумал повести всю команду в местный бассейн. Зачем именно, никто не знал. Ребята оживились, с удовольствием пошли – думали, просто поплавать. Приходим, и тут Виктор Федорович заявляет: «Сейчас все будут прыгать с вышки. Для поднятия боевого духа и преодоления чувства страха». Начали с 3-метровой вышки, потом – с 5-метровой, потом – с 7-метровой. Единицы добрались даже до 10-метровой… Леша Волков, который сейчас в Дзержинске играет, каждый раз подходил в краю вышки и, видя периметр бассейна, который сверху казался спичечным коробком, вставал на колени, чтобы настроиться. Но в итоге все-таки прыгал! А были футболисты, которые как Ихтиандр ныряли – например, Макс Мерзлов.
Лямин, да не тот
– Психологически не было трудно жить в деревне, вдали от цивилизации, когда рядом одни и те же лица, когда семья далеко?
– Конечно, когда 24 часа в сутки футболисты вместе, есть моменты и отрицательные, и положительные. Это сплачивало команду, чувство коллективизма было не пустым звуком, настоящая мужская дружба крепла. Все было на виду, никто ничего друг от друга не скрывал. Но, безусловно, ближе к концу сезона надоедали друг другу. Хотя неправильно говорить, что безвылазно мы там взаперти сидели – когда главный тренер объявлял выходные, ребята разъезжались по домам, к семьям на пару деньков.
– Деревенский колорит какое влияние оказывал на рабочий процесс? Когда вокруг стадиона медведи ходят, лошади гуляют – это не расслабляет, не способствует праздному настроению?
– Наоборот, «деревенский колорит», как вы выразились, больше способствовал созданию рабочего настроения, потому что не было никаких отвлекающих факторов, которые есть в городе. Не было соблазнов посетить определенные заведения (улыбается). Не скрою, кому-то и скучно было. Некоторые футболисты не выдерживали антуража и уезжали.
– Ну ведь все равно же как-то отдыхали? Как это в основном было?
– Президент клуба Борис Александрович Лямин порой всю команду к себе на дачу приглашал – поиграть в бильярд, в баньке попариться, на лошадях покататься, порыбачить. У него там собственный пруд был, карпов он в нем выращивал. А банька была и «по-черному», и «по-белому». Вообще Лямин очень демократичным руководителем был, простым человеком, не отгораживал себя «стеной» от футболистов. Он очень за команду переживал. Поздравлял с праздниками, днями рождения даже тех ребят, которых уже по 3-4 года в команде не было. У него такой «талмуд» был, в который он записывал дни рождения футболистов.
Кстати, весьма забавная у меня ситуация была, связанная с Борисом Александровичем. Дело было, как только в Урень приехал, приступил к работе. Спустя примерно неделю заканчивается очередная тренировка. Смотрю, Борис Александрович появился. Подхожу к нему и говорю, что, мол, мы с вами по поводу условий моей работы договаривались пообщаться. А он мне в ответ: «Я с вами не собирался ни по поводу чего разговаривать». Я в недоумении – напоминаю, что мы встречались неделю назад. А он: «Да не встречались мы с вами». Я в прострации, а футболисты, тренеры, которые рядом проходят и все слышат, начинают посмеиваться. Понять не могу, в чем дело. Уже собрался уходить, как собеседник мой все понял. Оказалось, что не с тем я Ляминым разговариваю, а с его братом-близнецом, Николаем Александровичем, который на тот момент занимал пост главы администрации Уренского района. А похожи они, как две капли воды! Потом какое-то время переспрашивал, кто из них кто.
– По поводу дней рождений… Какие традиции были, какие подарки друг другу дарили?
– Футболистам поначалу фотоальбомы дарили. Если человек в команде проработал несколько лет, подарки были посущественнее. Виктору Федоровичу и телефон дарили, и фотоаппарат.
Как Царенко
из кумира в антикумира превратился
– «Энергетик» всегда славился тем, что это была кубковая команда. В поединках на Кубок России уренцы немало нервов потрепали командам элитного дивизиона отечественного футбола. Как Павлюков настраивал на эти поединки коллектив? Какие слова находил, какие методы использовал?
– Виктор Федорович – великолепный мотиватор. Он очень много времени всегда уделял педагогическим «штучкам», воспитательному процессу. Едва ли не перед каждой тренировкой было собрание минут на 40, а бывало и после нее… Очень много он индивидуальных бесед с ребятами проводил. Умел найти подход к каждому футболисту – знал, кого «пряником» одарить, а кого и «кнутом». Мог и осадить человека, если чувствовал, что у того «корона» начинает расти на голове.
Почему в Кубке так команда успешно выступала? В нее подбирались люди, «голодные» до побед. И когда в Урень приезжали такие клубы, как сочинская «Жемчужина», владикавказская «Алания», подмосковный «Сатурн», это был огромный праздник для городка. Когда и где бы еще местные жители увидели эти клубы «вживую»… В то же время молодым футболистам очень хотелось показать себя с самой лучшей стороны, чтобы в дальнейшем получить шанс попробовать себя на более высоком уровне, нежели вторая лига. А опытным ребятам доказать, что их еще рано списывать со счетов, что у них еще есть «порох в пороховницах».
– Вот вы уже про «корону» на голове упомянули… А из-за чего в основном конфликты возникали? Можно вспомнить того же Царенко, который как-то неожиданно для многих из кумира у Павлюкова превратился в антикумира. Что произошло?
– Я точно не могу сказать, наверное, там личностные моменты сыграли свою роль. Саша – человек поигравший, многое повидавший, против «Манчестера Юнайтед», «Бордо» и других европейских грандов выходил на поле в составе «Ротора». Характер у него своеобразный, неуступчивый. И Виктор Федорович примерно такого же склада человек. При всем этом, Павлюков всегда как футболиста Царенко очень ценил, всем приводил в пример как настоящего трудоголика, который, если команде надо, может выйти на поле и сыграть «на одной ноге». Но Павлюков и не скрывал, что к личным качествам Саши у него есть претензии.
«Короли» армрестлинга
– Скажите, с годами разные поколения футболистов отличались друг от друга в плане отношения к своему здоровью, подготовке организма к тренировочному процессу, к играм. Если это отношение менялось, то в какую сторону?
– Да, менялось. Когда я только начинал работать в том же «Энергетике», раздолбаев было больше. И режим могли себе позволить нарушить, и на тренировку не прийти. Приезжали некоторые после выходных, мягко говоря, в «разобранном» состоянии. Но тогда и деньги небольшие платили футболистам, многие «за идею» играли. Впоследствии, когда зарплаты стали расти, вместе с ними и профессионализма стало больше. Ребята стали сами себя готовить, больше следить за своим здоровьем. Сами себе дополнительные тренировки устраивали. Стали понимать, что потерять все можно очень быстро.
Некоторые футболисты слишком уж ответственно к своему здоровью относились. Тот же Витя Тренев постоянно какие-то пищевые добавки употреблял. Он и Лешу Сыропятова на это дело «подсадил». Виктор Федорович, с одной стороны, конечно, с уважением к таким игрокам относился, но, с другой, и «подколоть» их любил. Как-то он говорит: «Вот тоннами едите свои добавки, а что толку-то? Доктор вас в армрестлинге без всяких добавок «сделает». Посмеялись и… назначили день, когда турнир будем проводить. Ребята даже ставки делали: кто кого из нас победит. И вот после ужина, в 9 часов вечера, началось «сражение». В общем, я Витю сначала правой рукой «положил», потом – левой. Проигравшие не успокаиваются, через неделю требуют матча-реванша. Тут уже ставки больше на меня начали делать… Но там так вышло, что правой – он меня, левой – я его (смеется). На самом деле, тут дело все не в пищевых добавках. Просто у меня костная система своеобразная – «рычаги» короткие, поэтому легче. Плюс, кисть сильная.
Футбольный опыт пригодился
– С ребятами из «Энергетика», в котором больше десятка лет отработали, сейчас отношения поддерживаете?
– Изредка пересекаемся – у каждого своя жизнь, свои заботы. Чаще других вижусь с Сашей Тузиковым, Максом Забелиным. Конечно же, общаемся с Виктором Федоровичем Павлюковым. Что касается остальных – с удовольствием бы пообщался с каждым! У меня со всеми остались очень хорошие отношения.
– А как вы в Пензе оказались после развала «Энергетика»?
– В 2009 году, когда финансирование команды в Урене закончилось, на какое-то время я остался без работы. Потом Павлюков «подтянул» меня к себе, в Семенов, где он начал тренировать тамошний клуб, игравший в высшей лиге чемпионата области. Тогда мы вместе Кубок Нижегородской области выиграли! После Павлюков ушел работать в «Химик» – и я с ним оказался в Дзержинске. А «Семенов» вместо Виктора Федоровича возглавил Миша Крюков.
Отработал я два сезона в «Химике», а затем свое существование прекратил ФК «Нижний Новгород». Из этой команды кто-то ушел в «Волгу», кто-то – в дзержинский клуб. Начались кадровые ротации. В принципе, я был готов к тому, что на мое место придет в «Химик» доктор из стана «горожан», который работал здесь до меня. Так оно и произошло… К тому моменту Павлюкова в Дзержинске уже не было – после него я успел поработать с Олегом Стоговым, с Сергеем Передней. Считаю, что Сергей – очень интересный тренер и замечательный человек. После Передни «Химик» возглавил Вадим Хафизов. Вот тогда-то я и ушел…
Когда искал работу, позвонил тогдашнему тренеру выксунского «Металлурга» Дмитрию Голубеву. Он сказал, что врача на работу уже взял. А через неделю Дмитрий позвонил и рассказал, что «Металлург» был в Пензе на предсезонном турнире, и местному «Зениту» нужен врач. Там главным тренером работал старый приятель Голубева Дмитрий Ирышков, он и предложил работу. Я долго колебался – не хотелось так далеко уезжать от дома. К тому же в Пензе я никого не знал – это очень сильно меня напрягало. В итоге решился, и повез меня туда на работу Миша Крюков, который на тот момент уже возглавил женскую минифутбольную команду из Пензы «Лагуна-УОР» и возвращался туда из отпуска. Как сейчас помню – было это 3 июля 2012 года.
Приезжаем на стадион «Восток» на окраине города, а у «Зенита» как раз была тренировка. Смотрю вокруг – все чужое, все незнакомое… А Миша рукой помахал и поехал, сказав на прощание: «Если что – звони». Только он отъехал, у меня желание позвонить возникло тут же мгновенно и попросить Мишу обратно меня на вокзал отвезти (смеется). С трясущимися коленками подошел, представился главному тренеру. Ребята подтягивались на тренировку, и вдруг слышу голос: «Здорово, Сергеич!». Смотрю, Саша Галахов, который у нас в «Энергетике» играл. У меня сразу от сердца немного отлегло – ну, думаю, хоть кто-то есть знакомый. А потом, когда с тренерским штабом познакомился, выяснилось, что со многими раньше пересекались.
В итоге я полтора сезона в Пензе отработал.
– По каким причинам пришлось уйти?
– По семейным. Тяжело я переношу длительную разлуку с домом, с близкими людьми. Просто-напросто устал без них. Да и с финансированием там начались проблемы. А еще кураж начал куда-то пропадать, от поездок стал уставать.
– Есть ностальгия по тем временам?
– Ностальгия – не то слово! До сих пор храню программки, афиши к матчам, фотографии, блокноты с записями – все это очень дорого моему сердцу. У меня в этих блокнотах даже составы «Энергетика» в матчах на предсезонных сборах!
– Сейчас вы трудитесь врачом по лечебной физкультуре в одном из медицинских центров. Опыт, приобретенный в футбольных командах, пригождается?
– Еще как! Особенно опыт восстановления футболистов после травм. И сейчас приходят пациенты после травм, пусть полученных и не на футбольном поле. Например, обратился человек, который катался на горных лыжах, повредил мениск… По той наработанной методике и лечу. Механизм получения травмы – один и тот же, лечение, соответственно, тоже. Как футболисты любят говорить, «все в копилочку» (улыбается).
Беседовал Олег ПАПИЛОВ

Оставить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *