Новости спорта в Нижнем Новгороде. Нижегородские спортивные новости.
Актуально

Николай КОЗИН, заслуженный тренер России: «Волге» лучше сняться!

Автор этих строк, работая в свое время в нижегородском «Локомотиве», часто присутствовал на многих тренировках команды, доводилось даже летать с ней на выездные матчи. Видел, чем живут футболисты и тренеры вне футбольного поля. Так вот, хочу сказать, игроки с Николаем Ивановичем Козиным всегда были на дружеской ноге. Но в то же время между ними соблюдалась дистанция. Причем очень четко.
Футбольный коллектив – это совершенно разные люди, со своими взглядами на жизнь, которых необходимо объединить общей идеей. И очень важно суметь найти подход к каждому винтику целого механизма. Козин с этой миссией справлялся как нельзя лучше – был незаменимым связующим звеном между главным тренером и футболистами. И пользовался в коллективе заслуженным уважением.
Безусловно, Николаю Ивановичу с позиции тренера есть, что рассказать о совместной работе с таким неординарным специалистом, как Валерий Овчинников, о «Локомотиве» тех лет и нынешнем нижегородском футболе, который на профессиональном уровне, увы, утратил былые позиции.

– Николай Иванович, сейчас уже, наверное, не все вспомнят, но ведь ваша тренерская карьера началась довольно случайно – с травмы… Расскажите об этом.
– Шел 1987 год. Мне уже стукнуло 32 года, и я собирался заканчивать с большим футболом. Главным тренером только что созданного «Локомотива» стал Александр Багратович Мирзоян, а помогал ему наш земляк Александр Николаевич Щербаков. В числе тренеров мне места не нашлось (улыбается), но зато мне сообщили, что готовы взять в команду футболистом.
Вообще, забавно: в «Локомотиве» в то время было ровно одиннадцать играющих футболистов. Представляете? Конечно же, и молодые мальчишки тренировались, но мы одним составом играли довольно долго. В том сезоне вообще первые 13 игр провели без поражений, шли на первом месте. А вот 14-й матч проводили в Дзержинске. В нем-то у меня и приключились неприятности. Во втором тайме полузащитник «Химика» Виктор Боровиков, чтобы прервать передачу, с большой скоростью бежал в мою сторону. Но я спокойно принял мяч и прикрыл его, поставив опорную ногу. Как вдруг, ощутил удар двумя ногами прямо в голень. В итоге – двойной перелом. Восемь месяцев лечился, лежал под аппаратом Илизарова. На этом все и закончилось…
А в 1988 году Щербаков вынужден был покинуть команду, и Шарадзе – главный организатор «Локомотива» – взял меня на его место. Так вот и началась моя тренерская карьера. «Локомотив» доиграл первый круг под руководством Мирзояна, а когда он ушел, мне пришлось рулить уже самому – до завершения сезона. А в самом конце года команду принял Валерий Овчинников.
– Вы всегда работали помощником главного тренера. А каково им быть?
– Мы всегда были единомышленниками, одной командой, вместе делали общее дело и работали на результат. И мне нравилось заниматься рутинной работой по налаживанию, так сказать, всего механизма. Я действительно помогал боссу, освобождая его время для более важных дел. Это очень непростая ниша. Приходилось черт знает чем заниматься – за кем-то бегать, о чем-то договариваться, даже форму приходилось стирать… Это сейчас в командах штаты раздуты – можно позволять себе куражиться, если денег полным полно. А у нас никогда их много не было. Омари Хасанович Шарадзе – мудрый человек, тогда управлял 120-тысячным коллективом железной дороги. Он имел четкое понимание того, что наш тандем с Овчинниковым действительно работает. Знал и был уверен, что на первом месте у нас футбол и забота о «Локомотиве». Поэтому и доверял.
– А вам хотелось когда-нибудь самому стать первым номером?
– Я не верю в то, что помощники когда-либо в принципе могут стать хорошими главными тренерами. Ведь это призвание. Я не главный по своей натуре, по своим амбициям. Это другая психология, другая ипостась, другая профессия, если хотите.
– Но ведь вы в свое время очень многих футболистов чуть ли не лично привели в «Локомотив»?!
– Да, почти всех нижегородцев рекомендовал Овчинникову я. Но это естественно, ведь он многих не знал. А мне или самому удавалось приметить кого-то, или кто-то из детских тренеров предлагал способных ребят. Я говорил Борману, мы брали молодежь на сборы, а дальше… А дальше в «Локомотиве» заиграли Черышев, Горелов, Щукин, Кураев, Егоров, Кузьмин и многие другие…
Второй день
за границей – пытка
– Вы – спокойный, миролюбивый человек. И все же, бывали какие-нибудь конфликты с футболистами? Как их разрешали потом?
– Серьезных конфликтов не было. Однажды Ваню Гецко прямо с тренировки отправил домой. Своеобразная красная карточка ему. Обижался, конечно, но потом все было нормально, мирились. Ведь мы жили одним коллективом, связанные одной задачей.
И еще был забавный момент. Витю Рыбакова оштрафовали на 25 рублей за нарушение спортивного режима – по тем временам, на чисто символическую сумму. А он всегда твердил: «Для меня тренировка – это святое. Я могу лечь спать в пять, шесть утра, но никогда не пропущу занятия». Так и было, никогда Витек не пропускал ни одной тренировки. Футбол у него был и оставался на первом месте. За это все и уважали его. И у многих, кстати, было такое отношение к футболу.
Вообще, с игроками надо быть одним целым. Они тоже взрослые люди. У меня до сих пор остался в памяти тот период, когда еще вчера был Колей, а сегодня уже Николай Иванович. Я к этому долго привыкал. Образовалась грань между тренером и игроками, и было важно, чтобы они ее не переходили.
– А были ли случаи, когда вы что-то советовали Борману, и он, прислушавшись к вам, менял свое мнение?
– Нет. Валерий Викторович своего мнения никогда не менял (улыбается). Такого не было. Овчинников – сильная личность, и он всегда знал, что делает. Переубеждать его было бесполезно.
– С кем из родного «Локомотива» поддерживаете сегодня отношения? Ведь прошло много лет.
– Практически со всеми прекрасные отношения. Часто звоним друг другу, по возможности, видимся. Больше всего общаемся с Овчинниковым, который довольно часто бывает в Нижнем Новгороде.
– А вы где любите проводить свободное время? За границей, в России?
– Я побывал во многих странах, но для меня второй день за границей – это уже пытка. По мне лучше всего средняя полоса России. Кстати, на зарубежных сборах мы всегда проводили не более двенадцати дней. Это потому, что дольше – бессмысленно. Организм устает, и дальнейшая подготовка становится просто бесполезной.
Времена другие…
– В конце прошлого века футбол стал развиваться семимильными шагами, хотя экономическая ситуация в регионе была гораздо хуже, чем сейчас. После Овчинникова ярких страниц в истории практически не было, если не считать краткосрочный выход «Волги» в премьер-лигу – при Гойхмане. Почему такие метаморфозы? Причина в том, что нынешние «кураторы» не любят футбол или используют его для своих личных целей?
– Футбол и наша жизнь сильно взаимосвязаны. Политические реалии, законы, психология, быт, экономика, мировоззрение – все это переплетено в один узел. Однако если брать чисто профессиональную составляющую футбола, то в советские времена на него тратили меньше денег. Но была устойчивая система подготовки и проведения соревнований. Существовала «пирамида», которая опиралась на массовый футбол, а ее вершиной являлась команда мастеров. Сегодня складывается впечатление, будто она перевернута и стоит на своем острие. Ну, не может пирамида так устоять!
Массовый футбол – это основа основ, «Кожаный мяч» как раз и был придуман для мальчишек, которые не занимались футболом в спортивных школах. Хотя раньше в Горьком их было немало: «Локомотив», «Красное Сормово», «Радий», «Красная этна», «Автозавод»… С малых лет мальчишки записывались в ДЮСШ, по семь-восемь лет обучались по специальным программам. Они предполагали несколько уровней: сначала ребят учили бегать, затем – бить по мячу внутренней стороной стопы, потом – внешней и так далее. Вообще, в спортшколы всегда попадали лучшие представители дворового футбола. Например, в мою бытность был довольно жесткий отбор: из пятисот человек в «Локомотив» отбирали 25-30.
На постоянной основе проводились первенства города и области с разъездами. Игры проходили по выходным, а на неделе – постоянные тренировки. Организацией соревнований занимался спорткомитет, лучшие команды из старших возрастных групп непременно делегировались на всесоюзные соревнования. Была целая индустрия.
А сегодня в футболе как? Спонсора нашли – он денег дал. Завтра денег не будет – все закончится. К тому же Нижний Новгород – это хоккейный город. Причем всегда таковым был. Разница между хоккеем и футболом в нашем городе существенная. Футбол у нас есть только тогда, когда большой руководитель его сильно любит. Наглядный пример – Шарадзе. Он занялся «Локомотивом» вплотную и довел его до высшей лиги. Но ушел Омари Хасанович, и нет команды.
Пришел Шанцев, симпатизирующий больше хоккею. Вроде бы начал обращать внимание на «Волгу», но… Губернатор любит хоккей! А нам бы хотелось, чтобы он был футбольным человеком. Чтобы сам, как первое лицо, лично ходил на матчи и серьезно интересовался жизнью команды. А пока этого нет, о профессиональном футболе в области говорить бесполезно. Не исключаю, что к чемпионату мира по футболу нашего представительства не будет не только в премьер-лиге, но и в ФНЛ…
Лучше сэкономить!
– Известный английский специалист Гари Невилл, недавно работавший в «Валенсии», как-то обратил внимание на то, что современные тренеры поставлены в очень жесткие условия, их карьера всегда висит на волоске и зависит порой от результатов нескольких матчей. Если согласны с этим тезисом, то почему никак не уберут из «Волги» Талалаева, который дискредитировал себя, как только можно?
– Тут, разумеется, все зависит от нашего губернатора. По-моему, ему нынешняя «Волга» просто не интересна. Других проблем хватает. Машина вроде катится, а куда и с какой скоростью – неважно.
Ну, если с команды снимают шесть очков за невыполнение финансовых обязательств, о чем вообще можно говорить! Когда каждое очко на вес золота! «Менеджеры» накопили долгов столько, что все равно никогда не расплатиться! Поэтому с экономической точки зрения, на мой взгляд, целесообразнее было бы сегодня сняться с турнира вообще. Я не вижу смысла бесцельно вкладывать финансы. Ведь футбольная команда – это каждодневная трата немалых средств: на зарплаты, премии, командировки, Тем более, с нынешней «Волгой» всем уже всё ясно. Лучше сняться сегодня и сэкономить на этом миллионов двадцать, как минимум. А дальше – серьезно заниматься «Волгой-Олимпийцем», чтобы попытаться сохранить свое представительство хотя бы в ФНЛ. Но это лично мое мнение.
– А ведь у нас в стране, и Нижегородская область – не исключение, на профессиональные команды привыкли расходовать и бюджетные деньги. Депутат Законодательного собрания Нижегородской области Владимир Буланов не так давно сказал: «Зачем тратить миллионы рублей на «Волгу» – команду гастарбайтеров, которые и играть-то не умеют». А ведь на 2016 год футбольному клубу только из бюджета обещаны 145 миллионов рублей! И это в условиях кризиса, когда на каждом шагу шумят о неэффективных расходах, коррупции…
– Если говорить о российском футболе в целом, то в нем искоренили профессию главного тренера, как класс. Сегодня в большинстве клубов наставник команды – манекен. С одной стороны, он отвечает за результат, а с другой – на нем все «отмазываются», если так можно выразиться. Несколько игр команда проиграла – его бац и выгнали. А ведь от главного тренера сегодня успех зависит процентов на десять, не более. И за что же тогда спрашивать?
В бытность нашей работы в «Локомотиве» все было иначе. У Бормана имелась власть, и он сам принимал любые решения. И нес при этом всю ответственность за происходившее с командой.
Другое дело – питерский «Зенит». Хозяин клуба приглашает известных зарубежных специалистов за огромные деньги, и с ними тот же Миллер разговаривает, так сказать, на равных. Потому что у них контракт, громадные отступные, от которых никто отказываться не будет. Взять тех же Хиддинка, Адвоката, Спалетти. Они после разрыва контракта еще несколько лет получали зарплату из расчета более 300 тысяч евро в месяц! И это несмотря на то, что уже успели трудоустроиться. Иными словами, платить надо «от и до» по всем пунктам контракта, независимо от того, доработает человек до конца или нет. И попробуй не исполни! Другой вопрос, зачем, как в случае с Капелло, подписывать контракт на пять лет вперед…
Шишкин или Левитан?
– В заключение – небольшой блиц: несколько коротких вопросов. Какой футбольный чемпионат вам импонирует? За кого болеете?
– Я всегда – за зрелищный, разумный футбол. Поэтому – Испания. Но сказать, что испанский чемпионат – самый сильный в Европе – тоже нельзя. Убери из него две-три лучших команды, и сравнивать уже ни с кем не придется.
При этом я, скорее, не болею, а люблю наблюдать за самим футболом. Смотреть то, что мне нравится. Конечно же, нравится «Барселона», она сегодня – сильнейшая. Там эта троица нападающих-вундеркиндов нашла друг друга. Месси, Неймар и Суарес разговаривают, что называется, на одном футбольном языке.
– Кто все-таки сильней: Роналду или Месси? Разные мнения есть на сей счет…
– Они оба – высококлассные игроки, но у них – разная манера игры. Как можно сравнивать? Кто лучше: Шишкин или Левитан? Но о Месси мой хороший знакомый сказал однажды так: «Я до сих пор, на самом деле, не понимаю, он – землянин или нет?»
Хотя, «звезды», конечно, были всегда. Когда увидел вживую на «Сан Сиро» игру Зидана в матче «Интер» – «Ювентус» в 1999 году, у меня возникал аналогичный вопрос. Я был просто поражен игрой футболиста. Лучшего исполнителя я, на самом деле, никогда не видел. Это волшебник мяча!
– Что читаете, смотрите в свободное время?
– Просматриваю «Футбол-Хоккей НН», «Спорт-Экспресс», «Советский спорт», читаю новости в Интернете. Смотрю по «Матч ТВ» все, что мне интересно. Голы каждого тура нашего чемпионата, зарубежные игры. А вот, к примеру, смотреть «Мордовию» с «Амкаром» тяжеловато.
Беседовал Александр ЮНАНОВ,
пресс-атташе «Локомотива» (1989 – 1993 гг)
P.S. Хорошо зная Николая Ивановича, добавлю, что я благодарен судьбе, которая свела в свое время с этим скромным, отзывчивым и очень порядочным человеком.
Не менее интересная беседа готовится у меня с еще одним культовым для «Локомотива» человеком – Валерием Шанталосовым, на протяжении многих лет защищавшим ворота нижегородской команды. Про него тот же Козин сказал так: «Валере судьбой было предначертано стать вратарем, поскольку он надежен не только в воротах, но и в обычной жизни. Это богатой души человек и настоящий друг».
Для обстоятельной беседы с Шанталосовым я отправляюсь к нему в гости, в подмосковные Химки, где он ныне тренирует вратарей. Супероткровенное интервью с Шансом – уже в одном из ближайших выпусков нашей газеты.
Не пропустите!

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *