Новости спорта в Нижнем Новгороде. Нижегородские спортивные новости.
Актуально

Вячеслав ШЕМЕТОВ: В юности выбирал между футболом и велоспортом

Недавно исполнилось 80 лет известному в нашей области футболисту середины прошлого века Вячеславу Михайловичу ШЕМЕТОВУ. В эксклюзивном интервью юбиляр рассказал «Ф-Х НН» о себе и своей футбольной карьере.

– Вячеслав Михайлович, первый вопрос традиционный – как вы пришли в футбол?
– Во времена моего детства футбол был очень популярен в нашей стране. Мальчишки буквально бредили этой игрой. Я тоже не отставал от всеобщего увлечения. Хотя футболистом мог и не стать. Долгое время футбол совмещал с велогонками. В спортклубе «Крылья Советов», что базировался на «двадцать первом заводе», велогонщиками занимался тренер по фамилии Шнейдер. Он меня стал как-то убеждать, что в велогонках я могу добиться больших успехов, нежели в футболе. Нельзя же, мол, на одну ногу одевать бутсу, а на другую – велотуфлю. «Бросай ты свой футбол», – говорил. Но я все-таки выбрал именно футбол. Хотя и велосипед до сих пор для меня, несмотря на возраст, – любимый вид транспорта.
…Из юношеской меня пригласили в мужскую команду «Крылья Советов» (Горький), которая выступала в первенстве РСФСР. Играющим тренером у нас тогда был Аркадий Петрович Афанасьев, выступавший в классе «А» за горьковское «Торпедо», а позже добившийся успехов на тренерском поприще в дзержинском «Химике». Рядом со мной играли такие опытные футболисты, как Борис Шипунов, Виктор Гришин, Валерий Смирнов, Георгий Доронин, которые через год-другой в составе сормовского «Авангарда» стали чемпионами РСФСР.
А первый мой матч за взрослую команду «Крылья Советов» был с земляками из сормовского «Авангарда». Мне пришлось играть персонально против лидера атак этой команды Валентина Сысалова. И опыта мало было, и дебютное волнение сказывалось. В общем, раз играю в мяч, раз – в ноги Валентина. Все едва не закончилось большим скандалом.
Позже, когда играл за «Ракету», подружился с Сысаловым. А тот матч мы вспоминали как футбольный курьез. С каждым матчем я набирался опыта, но… пришло время служить в армии.
– Там с футболом не расстались?
– Начну с того, что я вообще мог не служить. На меня «положили глаз» торпедовцы. Их старший тренер Александр Матвеевич Сурьянинов хотел помочь «сделать армию». Но автозаводцы затянули с оформлением документов, и меня призвали на службу. Служил в Гороховце. Часть у нас была спортивная, вместе со мной служили торпедовские хоккеисты. В том числе будущий игрок ЦСКА и сборной СССР Леонид Волков. Его вскоре в приказном порядке Анатолий Владимирович Тарасов забрал в Москву.
Была в части и футбольная команда, но за три года срочной службы играть приходилось нечасто.
– Ну, а после демобилизации вы, наверное, сразу же пошли на стадион? Соскучились по футболу?
– Я вообще мог с футболом закончить. Ведь до армии я не только играл за команду авиационного завода, но и работал на нем. Клепал крылья для самолетов. После демобилизации хотел вернуться в свой цех. Работа была интересная, трудились на оборону страны.
Но помог снова случай. Мой отец был хорошо знаком с вратарем «Ракеты» Геннадием Зимняковым. Вот он и попросил его посодействовать, чтобы старший тренер сормовской команды Василий Иванович Жарков посмотрел меня. «Смотрины» проходили в спортивном зале Дворца культуры имени Сталина (сейчас это ДК «Красное Сормово» – авт.). Зальчик там был маленький. Я как начал «рвать»! Жарков после первой же тренировки сказал: «Такие напористые и агрессивные нам нужны». А перед стартом сезона меня представили команде, как защитника, который должен заменить капитана «Ракеты» Валентина Муреева.
– Какими были сильные стороны защитника Вячеслава Шеметова?
– Я хорошо играл вверху и в отборе. Неплохо выбирал позицию.
– В сормовской «Ракете» в конце 50-х – начале 60-х годов была тренерская чехарда. В связи с чем?
– В 1959 году произошел такой случай. Мы на пароходе «Чичерин» плыли на календарную игру в Ульяновск. И вдруг в казанском заливе нас бьет баржа. «Чичерин» затонул! Много было пострадавших и даже погибших. Но все футболисты «Ракеты» остались живы и здоровы. Рядом на рейде стоял «Генерал Доватор». На нем мы и прибыли в Ульяновск, причем вовремя. Но руководство местного «Спартака» подсуетилось, и игру было решено перенести. Пришлось ехать в Ульяновск еще раз.
Повторная поездка прошла без приключений. Но они начались сразу же со стартовым свистком судьи. Арбитр откровенно свистел в пользу хозяев. А незадолго до конца первого тайма мяч ушел за боковую линию. Мы должны были выбрасывать аут, однако это право дали ульяновцам. Последовала передача в штрафную, и нам забили гол. А судья, несмотря на все наши протесты, его засчитал.
В перерыве Василий Иванович Жарков дал установку – не выходить на игру. Перерыв между таймами затянулся на полчаса. Жаркова забрали в милицию за саботаж. Не знаю, чем бы все закончилось, если бы не наш защитник Анатолий Архипов. Ему уже было лет тридцать пять тогда, он бывший игрок ВВС, от Василия Сталина имел именные часы… Рассудил Анатолий так: надо выходить и играть! А то руководители города, в котором сам Ленин родился, могут такое написать, причем в любые инстанции, что «Ракете» не поздоровится.
На второй тайм мы все-таки выходим, но уже не до футбола. В итоге проигрываем – 0:1. А после финального свистка «гостеприимные» хозяева решили… и нас арестовать. Местный стадион и город Ульяновск мы покидали окольными путями. После этого инцидента в Москву окончательно уехал и Жарков…
В 1960 году старшим тренером «Ракеты» стал Владимир Григорьевич Гринин – родной брат знаменитого нападающего послевоенного ЦДКА Алексея Гринина. Но сам он – не тренер и не футболист… Правда, недавно в Интернете прочел статью, что Владимир Гринин в войну после знаменитой Тегеранской конференции играл вместе с Бобровым против английских и французских команд на организованном там турнире. Ну, с Бобровым, наверное, любой сыграет…
Потом нашу команду тренировал Игорь Петрович Троицкий. Он был эрудированным человеком, но тоже особо не заморачивался с тактикой и с разборами игр. Был такой случай. Троицкий постоянно «пикировался» с нашим мощным футболистом Дорониным. И вот однажды на тренировке Доронин грудью едва не сбил тренера с ног. Игорь Петрович тут же «отыгрался». Четким приемом самбо уложил богатыря наземь. Знал Троицкий и много футбольных баек. Говорил нам, защитникам: «От меня нападающие соперника никогда не уходили. Раньше сетка ворот крепилась на гвоздях к деревянным штангам. Вот я «отковыряю» один гвоздик и втихаря самому шустрому в задницу воткну». Мы от таких откровений тренера долго веселились.
Вообще зачастую что-то странное творилось в команде «Ракета». Как я уже говорил, ни разборов игр, ни тактических занятий, ни нормальных установок на игру не было. Медицина тоже оставляла желать лучшего. Однажды, например, выигрывали после первого тайма 1:0, и игра у нас, как говорится, шла. В перерыве – дают по стакану глюкозы. В итоге после этого пойла команда просто встала и… проиграла.
В лучшую сторону все изменилось только с приходом Ивана Васильевича Золотухина и его помощника Николая Фадеевича Ефимова. Но при них я в состав практически не попадал и перешел в горьковское «Торпедо».
– Тогда ведь в Горьком было непримиримое дерби: «Ракета» – «Торпедо»…
– Я в таких матчах участвовал лишь раз. Тогда исход поединка решил точный удар торпедовца Анатолия Савина. Потом Толя перешел в «Ракету». Это был уникальный нападающий. Он не обладал ни физическими данными, ни скоростью, но его резаные удары наводили ужас на соперников.
Играть головой Савин тоже не любил. Идет шикарная передача верхом, а Анатолий от мяча уворачивается. «Толя, головой надо было бить», – кипятятся партнеры. А он только отшучивается: «Я прическу боюсь попортить».
– Играя за «Торпедо», вы стали автором последнего мяча команды в первенствах СССР…
– Да. Но мне больше запомнился другой гол – в ворота тамбовского «Спартака». Делаю подачу со штрафного, практически от углового флага. Получается срезка, и мяч влетает в дальний верхний угол.
– После этого как складывалась ваша дальнейшая футбольная карьера?
– В горьковском «Торпедо» был прекрасный коллектив и тренерский штаб, но автозавод решил после сезона 1962 года сосредоточиться на хоккее с шайбой. Я перешел в павловское «Торпедо». Там тоже меня все устраивало. Был даже капитаном команды. Возможно, играл бы за павловскую команду и дольше. Но у меня уже была семья, и тяжело было жить на сборах, вдали от нее.
Тут подоспело предложение «Локомотива» стать играющим тренером. «Железнодорожники» на базе команд двух депо – локомотивного и вагонного – решили создать команду для участия в чемпионате Горьковской области. Но самое главное, предложили мне учиться на машиниста электровоза. А это настоящая профессия, способная прокормить семью. Поэтому я отказался от предложений поиграть за горьковское «Динамо» и тернопольский «Авангард». В итоге стал сначала помощником машиниста, потом – машинистом, отработал им до 55 лет, то есть, до пенсии.
– Сын Алексей тоже по вашим стопам пошел?
– Лешка был намного талантливее меня. Мог бы играть долгие годы на самом высоком уровне. Но что-то не сложилось. Может, настоящего спортивного характера не хватило. У внуков тоже со спортом не пошло. Хотя Максим играл в детской команде «Старт» по русскому хоккею. Может, когда правнуки пойдут, поддержат футбольную династию Шеметовых (улыбается).
Беседовал Григорий ГУСЕВ

Оставить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *