Новости спорта в Нижнем Новгороде. Нижегородские спортивные новости.
Актуально

Евгений КОСМАЧЕВ: Горжусь тем, что сын пошел дальше отца

Евгений Космачев – имя, известное не только в футболе, но и в хоккее. По окончании карьеры футболиста Евгений Владимирович воспитал сына, который стал хоккеистом и до сих пор выступает в Континентальной хоккейной лиге.
В минувшую субботу, 3 сентября, Космачев-старший отметил свое 55-летие. В преддверии юбилея мы общались более часа, и вот что из этого получилось.

Из «Торпедо» –
в «Химик»
– Евгений Владимирович, вы ведь из той самой команды 1961 года рождения, где играл и недавний именинник Олег Константинович Максимов.
– Да, только пришел я в «Торпедо» раньше Олега и поначалу играл по 1960 году вместе с Евгением Семиным. Ну а потом перешел в команду своего возраста. Тренировал нас Семен Михайлович Гурвиц. Он работал с нами профессионально: грамотно распределял нагрузки, готовил к играм. Мы регулярно ездили на сборы, чаще всего в Зеленый город. Интересно, что зимой мы играли не только в футбол, но и в хоккей с мячом. Так что тренировки были самые разнообразные.
Потом на базе 37 школы появился первый в городе футбольный спецкласс, который организовал Гурвиц. А в 1976 году была образована ДЮСШ №8, директором которой стал Семен Михайлович, вскоре передавший нашу команду Юрию Александровичу Старкову.
А команда у нас, действительно, была очень приличная. Алексей Волынкин и Вадим Морзавченков привлекались в юношескую сборную СССР. Помню, нам было лет по 15-16, когда наше «Торпедо» одержало победу во второй лиге первенства Горьковской области. А потом мы поехали с Семеном Наумовичем Шапиро на первенство общества «Трудовые резервы». Заняли тогда первое место. После чего нас с Олегом Максимовым и Сашей Соколовым привлекли в сборную центрального совета «Трудовые резервы». Эти вызовы, по словам Гурвица, дали мне очень многое в профессиональном плане.
– Из вашей юношеской команды многие стали профессиональными футболистами?
– Человек шесть сразу же взяли в команды мастеров. Кого-то в «Волгу», а я и еще двое ребят поехали в дзержинский «Химик». Помню, на двустороннюю игру меня поставили на правый край полузащиты, а слева играл Салават Галеев. Я готов был «съесть» его на поле (смеется). А после матча тренер «Химика» Валерий Иванович Володин сказал, чтобы я на следующий день приходил на тренировку. И после этого три с половиной сезона ваш покорный слуга отыграл за «Химик».
Беговые
упражнения…
в поезде
– В свой первый сезон вы даже гол забили в ворота «Машука» из Пятигорска, несмотря на то, что играли в обороне.
– Да, было такое. Мы там выиграли 2 сентября 1979 года со счетом 1:0. Анатолий Масляев сделал подачу, а я ее замкнул. А 3 сентября мне исполнилось 18 лет.
И вот едем мы в поезде на следующий выездной матч, и вдруг нас вызывают… на собрание. Старший тренер «Химика» Леонид Юрьевич Шляк построил команду и сказал, что очень рад победе в Пятигорске. Но самое главное, что решающий гол забил мальчик (так он меня называл). И под аплодисменты всей команды подарил мне какую-то вазу. Она у меня до сих пор дома хранится. Но, что самое интересное, потом мы прямо в поезде стали делать… беговые упражнения.
– Чем еще вам запомнился этот колоритный наставник?
– «Человек должен жить футболом», – любил повторять Шляк. Помню, на сборе в Сочи мы жили в гостинице «Камелия». Подъем был в половине пятого утра. Доктор готовил нам чай с бутербродами. С моря – туманище, и вот мы в этом тумане делаем разминку. А потом, когда солнце всходило, сторож выгонял нас, так как за столь ранние тренировки мы не платили за аренду футбольного поля (смеется).
Как Найденов
на загранпаспорта фотографировал
– В Дзержинске вы прошли и армейскую службу, а потом настало время вернуться в родной город?
– К сожалению, ненадолго. В 1984 году старшим тренером «Волги» был Арсен Юльевич Найденов. Он был из той же плеяды тренеров-организаторов, что и Шляк. «Волга» в том сезоне выступала не ахти как, и тогда наставник решил взбодрить ребят очень оригинальным образом. Вызывает к себе капитана команды Николая Козина и говорит: «Московское «Торпедо» отказалось от поездки в Японию. Срочно всем надо сфотографироваться на загранпаспорта». Козин отвечает: «Да, сейчас, кто в чем на тренировку пришел». Найденов ему: «Ничего, вот у меня белая рубашка есть». И все до одного провели «фотосессию на загранпаспорт». Через неделю Козин подходит к Найденову и спрашивает: «Ну, что по Японии-то?». А тот говорит: «Да, что-то в последний момент сорвалось, зато сейчас донецкий «Шахтер» от Кореи отказывается…». Понятно, что в другой раз тот же самый номер не прошел, но в первом случае эмоциональный всплеск, действительно, случился, и мы обыграли какую-то сильную команду.
– А как вы узнали о расформировании горьковской «Волги»?
– Вы знаете, для этого, казалось бы, не было никаких предпосылок. Команду возглавил Валерий Федорович Калугин. Мы спокойно готовились к сезону 1985 года, поехали на сборы – на Бор. И вот в последний день сбора к нам подошел начальник команды Горячев и сообщил, что волевым решением из Москвы команда расформирована. Для нас это было, как снег на голову.
– И тогда вы уехали в саранскую «Светотехнику»…
– У меня тогда должен был родиться ребенок, но в 24 года мне хотелось еще в футбол поиграть на профессиональном уровне. Приехал на второй предсезонный сбор, и меня пригласили в «Светотехнику». Ее руководители тогда помогли мне поступить в институт, а я посоветовал им взять в команду Василия Виноградова, который стал настоящим любимцем саранской публики. А я в итоге за «Светотехнику» отыграл два года, пока в Горьком не было большого футбола.
«Локомотив»
шел на первом месте,
и трибуны были
битком!
– Большой футбол в Горьком вновь появился в 1987 году…
– В только что образованный горьковский «Локомотив» меня пригласил Александр Николаевич Щербаков. А вскоре клуб принял новый наставник – Александр Багратович Мирзоян. В 1987 году в команде было много нижегородцев: Юра Терехин, Вася Виноградов, Николай Козин, Сергей Леонтьев, Гена Масляев, Сергей Петров, Евгений Семин, Володя Хлюстов. Плюс, стала подтягиваться и местная молодежь: Игорь Горелов, Игорь Иванов, Саша Щукин, Андрей Румянцев, Владимир Кураев.
Одиннадцать туров мы шли без поражений – на первом месте в таблице. Западная и Восточная трибуны стадиона «Локомотив» на наших матчах были битком! И все было хорошо, пока в Дзержинске не сломали ногу нашему капитану – Коле Козину. Я стал играть в центре обороны с молодым Кураевым. Помню, мы несколько матчей подряд сыграли вничью – 0:0. Только вот нападающие забить никак не могли. Потом пошли и поражения, и тот дебютный сезон «Локомотив» завершил в середине таблицы.
– А вы неожиданно для всех решили «повесить бутсы на гвоздь».
– У меня очень сильно болела спина. Помню, после игр никак с кресла не мог встать. А зимой я еще и мениск повредил. Вот и решил завершить футбольную карьеру. Сначала хотел поступить в Высшую школу тренеров, но потом нашел работу в спортклубе «Торпедо», где организовывал детские соревнования на призы клубов «Золотая шайба» и «Кожаный мяч». А через год Виктор Владимирович Харитонов предложил мне стать директором учебно-тренировочного стадиона, что на улице Лоскутова.
Сына отдал в хоккей
и не жалею
– Почему вы сына отдали в хоккей, а не в футбол?
– Сына Дмитрия я отдал в хоккейную секцию, потому что в 1991 году был построен Дворец спорта имени Виктора Сергеевича Коноваленко, а я работал, как говорится, «через дорогу», и Дима был у меня под чутким родительским контролем. Он учился в 36-й математической школе, а после уроков шел на тренировку. С наставниками Дмитрию, как и мне в свое время, считаю, повезло. Первым из них был Владимир Петрович Садовников, который воспитал многих известных хоккеистов. К примеру, Андрея Хомутова. Потом Диму тренировали Игорь Сергеевич Аверкин и Александр Николаевич Федотов. После утренних тренировок (лед детям, бывало, давали и в шесть утра) мой сын приходил ко мне на стадион и работал на льду еще, а потом шел в школу. А летом – бегал кроссы, катался на роликовых коньках. А я все время был рядом с ним, подсказывал, помогал, чем мог. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить Виктора Владимировича Харитонова, за то, что всегда и во всем чувствовал его поддержку. Также хочу сказать добрые слова в адрес Николая Валентиновича Горшкова, Николая Ивановича Голышева, Валерия Петровича Шапошникова, Валерия Васильевича и Марины Владимировны Сковпень.
Вспоминается такой момент. Как-то маленький сын спросил у меня: «Пап, вот ты футболист, а почему у нас машины нет?» «Не заработал я на машину», – отвечаю. И тогда он сказал: «Вот я вырасту, и у меня обязательно будет машина».
– Как долго вы проработали директором учебно-тренировочного стадиона?
– Одиннадцать лет. В начале девяностых, когда надо было учиться зарабатывать деньги самим, заменили покрытие на стадионе и сделали четыре теннисных корта. Это было прибыльное дело. Люди приходили, платили деньги и с удовольствием играли в теннис.
А еще тогда я познакомился со многими замечательными хоккейными тренерами: Коноваленко, Чистовским, Крутовым, Роговым, Филимоновым… Помню, Виктор Сергеевич любил меня «подкалывать». Приходит в июле с детьми на тренировку и говорит: «Ну, что ты, Жень, лед на стадионе не заливаешь?» Любил пошутить Сергеич.
Как я мог отказать Тихонову?!
– А как получилось, что вы оказались в ЦСКА?
– Это очень интересная история. Дима уже с 14 лет играл за «Торпедо-2». Тренировал команду тогда Игорь Сергеевич Аверкин. Один из сезонов автозаводцы провели в московской зоне. Мальчишки всегда были на виду, а мой Димка уже тогда был рослый, физически одаренный.
И вот приехал ко мне Александр Тыжных, агент ХК ЦСКА. А тогда
СибАл как раз стал владельцем «ГАЗа». Новые хозяева начали отказываться от многих социальных активов, оставив лишь часть объектов. Так я остался без работы… Тыжных, естественно, стал вести разговор о переходе Дмитрия в ЦСКА. Я поначалу – ни в какую. Тогда он отправил Диму на десять дней отдохнуть в Турцию, а мне, таким образом, дал время на раздумье. И вот приезжаю я встречать сына в «Шереметьево», а туда с этой же целью прибыли Виктор Васильевич Тихонов и Валерий Иванович Гущин. Ну, как я мог отказать таким людям! А «Торпедо» тогда как раз вылетело из Суперлиги, и мы подписали контракт с армейским клубом.
Интересно, что нам нашли квартиру на Ленинградском проспекте, которая принадлежала Леониду Зорину, написавшему сценарий к известному фильму «Покровские ворота». Он нам рассказал о своей дружбе с Константином Ивановичем Бесковым, как спартаковские футболисты и тренеры ходили в театр, а актеры – на футбол.
Меня между тем взяли в штат ХК ЦСКА. А сын тренировался и играл за армейцев, окончил 11-й класс в столице, а затем академию физкультуры в Малаховке. Жена и дочь, пока мы были с Димой в Москве, оставались в Нижнем. Они приезжали к нам в гости, и мы всей семьей ходили в столичные театры.
А на матчах ЦСКА тогда собиралась хоккейная богема: отец Валерия Харламова, Александр Рагулин, Владислав Третьяк, Александр Гусев, Борис Михайлов… И я был просто счастлив знакомству с такими людьми.
– Что вы можете сказать о Викторе Васильевиче Тихонове?
– Только самые добрые слова. Он всегда хорошо отзывался о моем сыне, верил в него. Видел, как Дима оставался после тренировок работать над катанием, над броском. Виктор Васильевич любил трудолюбивых хоккеистов.
Вспомнилась еще одна история. Диме было 17 лет. ЦСКА вел у «Северстали» – 4:2, и на последней минуте моего сына выпускают при игре в меньшинстве. И тут забивают из-под него гол. А я тогда после матча как раз супругу хотел познакомить с Виктором Васильевичем. Помню, Тихонов тогда поблагодарил ее за воспитание сына и сказал: «Знаете, почему я его выпустил? Потому что именно в таком возрасте необходимо прочувствовать ответственность последних секунд игры».
И мне, и сыну
повезло
с тренерами
– А потом Космачев-младший вернулся в «Торпедо»?
– Да, в ЦСКА пришел Вячеслав Быков и отдал в аренду всех молодых игроков, так как с него требовали высокий результат. И мы приняли решение вернуться в «Торпедо», которое возглавлял тогда Михаил Павлович Варнаков. С ним, правда, уже в «Ак Барсе», когда Варнаков помогал Зинэтуле Билялетдинову, Дмитрий стал обладателем Кубка Гагарина.
И в юношеском, и в профессиональном хоккее Диме везло с наставниками. Я уже говорил про Тихонова, Варнакова и Билялетдинова. А потом были Ржига и Канарейкин – в «Атланте», Крикунов – в «Нефтехимике». Прошлый сезон сын провел в «Адмирале», который тренировал Александр Андриевский, а в нынешнем чемпионате КХЛ выступает за хабаровский «Амур», ведомый Мисхатом Фахрутдиновым.
– Расскажите о вашем знакомстве с семьей Овечкиных.
– С Сашей Овечкиным Дима в Новогорске жил в одной комнате, когда они играли в юношеской, юниорской и молодежной сборных России. А мы познакомились со знаменитой мамой Александра – Татьяной – и его отцом – Михаилом. Он, кстати, тоже бывший профессиональный футболист, выступал за столичное «Динамо». Так что общие темы у нас нашлись (улыбается). Дима тогда был задрафтован «Коламбусом», но в отличие от Саши не поехал в НХЛ. Ничего страшного, у него и в России все сложилось.
– А как складывалась ваша жизнь после возвращения из ЦСКА в Нижний Новгород?
– Поначалу даже и не знал, куда себя применить. Тогда сын Вячеслава Быстрицкого-старшего – Саша – тренировался в СДЮСШОР-8. И я по просьбе отца стал с ним заниматься дополнительно. Потом Вячеслав Васильевич Семин взял меня на работу, а когда был реконструирован под чисто футбольный стадион «Северный», я перешел туда по приглашению Игоря Вячеславовича Егорова, который очень многое сделал и лично для меня, и для развития нижегородского футбола в целом.
Работал с детьми 1993 года рождения. Мой воспитанник Дима Варфоломеев играл за ФК «Нижний Новгород» и молодежный состав «Волги». Был у меня еще один перспективный парень Андрей Раков. Игорь Симутенков взял его в юношескую сборную, но в игре с турками Андрей получил травму… Так вот, Раков уже в 15 лет играл на КФК, а потом его приглашали в «Спартак» и «Мордовию».
Сейчас занимаюсь с мальчишками 2003 года рождения. Считаю, что эта команда сильнее того моего «1993-го». А вообще, здорово, когда не хочется уходить с работы и когда есть огромное желание передать мальчишкам все свои знания и умения.
– Расскажите о своей семье.
– Ну, о Диме я уже очень много рассказывал (улыбается). Самые теплые слова надо сказать еще и о моей супруге – Елене. Она родила Диму, когда я играл за саранскую «Светотехнику». Понимая, что спорт – это моя жизнь, Лена взяла на себя вместе с родителями воспитание грудного сына. А потом у нас родилась дочь – Ольга. Она занималась художественной гимнастикой. Так что дети у меня – спортивные.
В заключение хочу отметить тренерско-преподавательский состав нашей ДЮСШ по футболу. У нас очень дружный коллектив, и каждый из тренеров – большой профессионал. Недаром наша школа год за годом добивается больших успехов. И, конечно же, большое спасибо за внимание любимой газете «Футбол-Хоккей НН»!
Беседовал
Сергей КОЗУНОВ

Оставить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *