Новости спорта в Нижнем Новгороде. Нижегородские спортивные новости.
Актуально

Егор ЕГОРОВ: На судей часто ругался

Судейские династии в Нижнем Новгороде – в диковинку. Егор Егоров пошел по стопам своего отца, Игоря Вячеславовича, который трижды признавался лучшим арбитром России. В судейский корпус герой нашего интервью попал после того, как сам  окунулся в футбольную стихию в качестве игрока. Егор дважды становился «бронзовым» призером ФНЛ в составе «Нижнего Новгорода», а затем, после расформирования клуба, вместе с дзержинским «Химиком» одержал победу в зоне «Запад» второго дивизиона. А затем Егор решил… уйти из профессионального футбола. Причем произошло это очень неожиданно – как раз в тот момент, когда дзержинская команда выходила в ФНЛ.

Во Владикавказе
было тяжело
– Егор, а тебе часто приходилось давать интервью?
– Да бывало. В основном на тему футбола. Особенно, когда попал в ФК «Нижний Новгород» – интервью «поперли» буквально сразу.
– Егор, ты как-то слишком резко и неожиданно закончил с профессиональным футболом. Казалось бы, провел неплохой сезон в дзержинском «Химике», вы вышли в ФНЛ, а ты завершил карьеру игрока…
– Что скрывать, играть еще хотелось. Был вариант поехать на край географии в Мурманск, но на семейном совете было принято решение, что нужно начинать судить, тем более, такая возможность появилась. Желание остаться дома преобладало.
– «Химик» не предпринимал попыток тебя оставить?
– Они говорили, что готовы переподписать со мной контракт, но в команде меня бы не оставили. Вместо этого самому нужно было искать вариант, чтобы отправиться «в аренду».
– Хорошо помнишь свой первый матч за «Нижний Новгород»?
– (Задумался). Кажется, я провел его с «Химками» дома. Вышел на замену во втором тайме и чуть было не отдал голевую передачу на Саню Салугина. Мы тогда выиграли 2:0, а могли еще крупнее.
– Я помню, что ты вышел на поле и начал сразу достаточно активно забрасывать мяч вперед.
– Да я вообще вышел играть правого полузащитника! Перед тем, как выпустить на поле, мне прямо сказали, чтобы я «дубасил» мяч вперед (улыбается).
– Кроме этой, были ли еще какие-то установки?
– Говорили, чтобы я находил Кудряшова или отдавал вперед на Салугина. Мол, они там уже сами «решат».
– Твой самый памятный матч, проведенный за ФК «Нижний Новгород»?
– Это матч против «Алании» во Владикавказе. Мы поехали туда, имея 13 человек в составе. В основном составе играли все, кто был «жив», в частности мы с Дмитрием Варфоломеевым. Эта встреча завершилась нашим поражением со счетом 0:1. Причем забили нам в самом конце матча. Жаль, что чуть не продержались, ведь имели все шансы добиться ничейного результата. Тогда у нас удалили Сергея Ваганова, почти всей команде раздали кучу желтых карточек. Я играл против Арсена Хубулова, а он был очень хорош!
– Как организм отреагировал на такой трудный и полностью проведенный матч?
– В принципе, думал, что нормально. Хотя оказалось, что я получил травму. Но когда ноги были «горячими», боли не чувствовал, а вот когда «остыл» после игры – прочувствовал всю «прелесть» травмы.
– У тебя ведь есть три медали: две «бронзовых» награды ФНЛ, которые ты завоевал с ФК «НН», и еще одна – за победу в зоне «Запад» второго дивизиона. Где их хранишь?
– Бронзовые медали у меня хранятся дома. А медаль из Дзержинска я вообще не забирал. Сначала мне ее не дали, а потом, когда сказали, что могу приехать и забрать, я не стал этого делать.
– Такое ощущение, что о «Химике» тебе вспоминать не совсем приятно?
– Ни в коем случае! У нас была классная команда. Было приятно играть с бывшими партнерами по ФК «НН»: с Андреем Акопянцем и Женей Гаврюком. То же самое могу сказать и об Алексее Жданове.
Арбитром стать
решил сам
– Егор, на твоих глазах в свое время реконструировался стадион, формировалась ДЮСШ и Нижегородская Академия футбола. Есть что вспомнить?
– Помню, было очень круто, когда мы, юноши 1992 года рождения, только переехали со стадиона «Строитель» на «Северный» – на тогда еще ровное и мягкое поле. Для нас это был настоящий праздник! Потом началась реконструкция стадиона, и практически из развалин получился полноценный спортивный комплекс. Следом появилась Академия, база, стали приезжать ребята из других городов. Было очень круто наблюдать за развитием. К сожалению, в настоящий момент оно полностью прекращено.
– Дмитрий Карасев, твой бывший одноклубник, рассказывал, что для него остается загадкой, почему никто из вашего «1992 года», кроме Романа Емельянова, на хорошем уровне не заиграл. У тебя есть объяснение?
– Я бы так не сказал, что никто не заиграл. «1992 год» – это лучший выпуск за всю историю Академии. Из него вышли сразу несколько профессиональных футболистов. А никто не играет даже на уровне ФНЛ только потому, что команды закрываются одна за другой, и у игроков просто нет возможности расти. Если бы сейчас ФК «НН» был жив и имел статус городской команды, можно было взять тех парней 1992, 1993, 1994 годов рождения, которые еще не ушли из футбола, добавить к ним молодежь, и получился бы вполне боеспособный коллектив.
– Как считаешь, кто был самым сильным игроком 1992 года рождения?
– Если брать по юношам, то, считаю, это тот же Дима Карасев, Ваня Репин, Гор Даниелян, Иван Морозов. Очень перспективным был Стас Семдяшкин. Но потом все начало затухать, а после и вовсе разрушилось.
– То, что ты сейчас арбитр – это больше твое решение, или Игорь Вячеславович поспособствовал?
– Еще покойный Семен Наумович Шапиро говорил отцу, чтобы я попробовал судить. Я сам, разумеется, был категорически против. Взять в руки свисток? Да ну их, этих судей! Но с возрастом понимаешь, что с больными коленями и с больной спиной «вылезти» на тот уровень, на который хочешь, довольно сложно. Приходится делать выбор: остаться в футболе, но в другом качестве – в качестве арбитра. Так что, могу сказать, отец огромной роли в моем выборе не сыграл.
– Тебя, наверное, с ним часто сравнивают?
– Постоянно! И это порождает еще больший самоконтроль. Расслабляться нельзя. Чтобы обо мне начали говорить не как о сыне Игоря Егорова, а как о самостоятельном арбитре, нужно «перебивать» его достижения, а это очень и очень сложно.
– Матчи, в которых арбитром был отец, часто пересматриваешь?
– Вообще, не очень часто, но по одной простой причине – все они записаны на кассеты, а где их можно просмотреть, я просто не имею представления (смеется). Надо будет на досуге их оцифровать и оставить в коллекции, чтобы что-то полезное на досуге можно было почерпнуть. Хотя сегодня манера судейства немного изменилась.
– Многие молодые арбитры еще вчера казались перспективными, а сегодня они зачастую и в низших областных лигах не на первых ролях. Это с чем связано?
– Я не могу ответить на этот вопрос, просто не знаю. Если человек хочет развиваться, то он будет это делать. Если его в жизни все устраивает, то он будет стоять на прежнем уровне, если вообще не деградировать.
– Егор, допустим такую ситуацию: человек закончил играть и хочет стать профессиональным судьей. Как ему это сделать?
– У нас есть школа молодого арбитра, которая зимой, в межсезонье, проводит занятия. На стадион «Северный» приезжают известные арбитры, такие, как Михаил Вилков или Игорь Низовцев, рассказывают об изменениях в правилах, дают последние рекомендации. Также проводятся тренировки по физической подготовке, после чего мы сдаем экзамены, как по правилам игры, так и по «физике». По итогам тестирований нового судью допускают сначала к юношеским соревнованиям, затем к областным турнирам и далее по возрастающей. Вообще перспективного судью видно сразу. И если у него есть задатки и желание, то все получится.
не знают правил
– Чья манера судить тебе больше всего импонирует?
– Для меня самый «топ» – это Клатенбург. По манере движения – это Сергей Карасев и Рафшан Ирматов. Я могу назвать многих арбитров, и если от каждого из них взять понемногу, то получится один крутой судья (улыбается). А Клатенбург симпатизирует своим спокойствием и авторитетом. Он чувствует себя с футболистами наравне. Хотя для молодого арбитра – это не самое хорошее качество. Например, у нас во втором дивизионе есть команды, которые чуть ли не с топорами выходят на поле, настолько жестко играют. И такое спокойствие тут не прокатит.
– Бывает у тебя такое: принял решение, а спустя мгновение осознаешь: сделал ошибку.
– Пожалуй, бывает, но касается в основном каких-то малозначительных моментов, вроде выхода мяча в аут – когда «пересвистнул» помощника, а он оказался прав.
– Часто приходится на поле слышать неприятные слова в свой адрес?
– Редко. В основном это происходит в глубокой провинции. Но какие еще наши годы? (смеется). Главное, чтобы все твои решения были очевидны для зрителя.
– Когда сам играл, часто «катил бочку» на судей?
– Частенько (смеется). Парни, с которыми сейчас судим КФК, периодически мне об этом припоминают. Я даже на своего отца ругался, когда он судил нас в юношеских турнирах (смеется). А вообще, могу ответственно заявить, что большинство футболистов вообще не знает футбольных правил.
– Друзьям на поле карточки показывал?
– На поле у судьи не может быть друзей. Мой отец и Владимир Кураев вместе учились, вместе играли. Но когда Владимир Петрович выступал в «Сатурне», а отец судил матч с его участием, то никаких «выручи по дружбе» не было и близко. Кстати, когда судил Егоров, команда Кураева своих соперников вообще никогда не обыгрывала.
А недавно и мне пришлось столкнуться с аналогичной ситуацией. В Сызрани местная команда играла против ульяновской «Волги», а я дебютировал в качестве арбитра второй лиги. Так вот, в «Волге» выступает Дмитрий Кураев, сын Владимира Петровича. Получилось так, что отец судил отца, а сын – сына.
Беседовал Николай ПАРАМОНОВ

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *