Новости спорта в Нижнем Новгороде. Нижегородские спортивные новости.
Актуально

Александр ГРИГОРЯН: Однажды я буду работать в Премьер-лиге

Тренерский цех – удивительная каста с точки зрения восприятия ее общественностью. К примеру, кто может точно ответить на вопрос, по каким критериям определяется класс тренера? Очевидно, что по результату. Но ведь результат зависит от задачи, которые у всех разные. Одним словом, тренеры бывают разные. Есть те, от работы которых хочется впасть в продолжительную спячку. Есть авантюристы, команды которых играют задорно, но из-за плохой организации игры в обороне результата не добиваются. А бывают такие, как Александр Григорян, который хорошо запомнился нижегородским болельщикам по работе с ФК «Нижний Новгород». В современном тренерском корпусе найти человека более харизматичного, чем он, пожалуй, крайне сложно. И это тот самый случай, когда харизма и тренерский талант идут нога в ногу.
Встречайте: Александр Григорян – ныне главный тренер хабаровского СКА.

– Александр Витальевич, третье место по итогам летне-осенней части сезона ФНЛ – это именно то место, на которое вы рассчитывали?
– Смотря, когда рассчитывали (улыбается). Перед сезоном было понимание, что мы должны попасть в четверку. Во всяком случае нам это было под силу. Но на старте первенства, после пятого тура, мы оказались на последнем месте, что несколько поубавило оптимизма. Но, тем не менее, благодаря этой неудаче, нам удалось мобилизоваться, получить толчок для пересмотра многих позиций.
– То, что вы так лихо пошли вверх по турнирной таблице, наверное, заставило болельщиков надеяться, что ФНЛ – не заоблачная мечта. Какие стоят задачи перед командой?
– Перед сезоном председатель попечительского совета Аркадий Мкртычев поставил задачу лично передо мной, как перед главным тренером, – попасть в пятерку. При этом он сказал, что задача не должна меня напрягать. Зная меня, он понимал, что это будет хорошим стимулом в работе. С другой стороны, я прекрасно понимал, что, если уж и ставить задачу, то непременно всей команде, а не только одному тренеру.
Так или иначе, аппетит пришел во время еды, и за три тура до окончания летне-осеннего этапа мы всей командой решили выбрать себе ориентир – стыковые игры. Это и есть наша задача.
– Вы ведь уже не в первый раз находитесь в верхней части таблицы ФНЛ. В 2010 году под вашим руководством третьим финишировал ФК «НН»…
– Да. Но тогда не проводились стыковые матчти. Они появились лишь на следующий год, а когда ФК «НН» играл в стыках с «Волгой», меня в команде уже не было, Потом, когда в предыдущий раз работал в Хабаровске, мы тоже по итогам этапа были на третьем месте. Так что, в подобной ситуации, когда моя команда идет в тройке, я оказываюсь далеко не впервые. Но в 2010 году наша команда, я имею сейчас в виду «Нижний Новгород», была уникальной. Когда мы встречаемся с футболистами, они отмечают, что ничего подобного в своей карьере ни до, ни после не встречали. Ту атмосферу и ту игру, которую демонстрировала команда, невозможно повторить. И если бы тогда проводились «стыки», шансы у ФК «НН»
выйти в высшую лигу были бы велики.
– У вас сегодня в хабаровской «СКА-Энергии» играют трое бывших игроков «горожан»: Александр Довбня, Томас Микуцкис и Александр Черевко. Был еще Сергей Ваганов, но перед этим сезоном вы с ним расстались. Почему?
– Сергей для меня, как родной. Когда я пришел в «Нижний Новгород», у предыдущего тренерского штаба очень остро стоял вопрос о том, чтобы расстаться с ним. Но я сразу увидел в Ваганове очень сильного футболиста. Правда, в то время он играл правого защитника и правого полузащитника. А уже в следующем сезоне начал играть в опорной зоне, где и выступал всю дальнейшую карьеру. Мы расстались с ним по одной простой причине: какой бы игрок ни был родной, я всегда исхожу из того, что мне нужен результат. Я почувствовал, что наступил тот этап, когда с ним нужно расстаться, и нужно двигаться дальше. А что касается остальных бывших игроков ФК «НН», то Саша Довбня не принял участия ни в одной игре за «Нижний». Я его потом приглашал в «Луч», где он прошел становление, потом в «Торпедо» он тоже себя проявил. Сейчас этот процесс продолжается, Довбня сыграл великолепные матчи, в том числе со «Спартаком» и «Рубином». Микуцкис – один из самых сильных защитников лиги, каким был, таким и остается сейчас.
– Вы выдали классную кубковую игру с московским «Спартаком». Можно ли сказать, что это была самая крутая игра в вашей жизни?
– Конечно, нет! Самая крутая игра в моей жизни еще впереди. И если я не буду так думать, то у меня не возникнет той мотивации, которая есть, и которая двигает мной. Сейчас я уже не отношусь к молодому поколению тренеров, но в свое время, когда переходил из женского футбола в мужской, поставил перед собой задачу: работать в РФПЛ! И я ее выполню! И если буду думать, что обыграть московский «Спартак» – это предел мечтаний, то перестану расти как тренер. Тем более, моя мотивация передается и игрокам. Если я хоть немного снижу напряжение, то это отразится на команде.
– Только РФПЛ? А как же сборная России?
– Я бы не хотел становиться романтическим мечтателем. Хотя в жизни всякое может быть. Случай имеет большое значение.
– Вы ведь именно благодаря случаю стали работать в мужском футболе?
– Мне позвонил Алексей Гойхман и предложил работать в клубе. Многие его «клевали» за это неординарное решение. По сути дела, в тот момент его поддержал только Игорь Егоров. Спустя несколько лет они признались мне, что абсолютно вся футбольная общественность Нижнего Новгорода была против моего назначения. Представьте, насколько им было сложно принимать решение! У меня ведь даже соответствующей лицензии не было, и я числился просто тренером. Хотя все понимали, что функции главного тренера были однозначно на мне, и по-другому быть просто не могло. Я принял «Нижний Новгород», если не ошибаюсь, в 14 туре. В том сезоне мне, кстати, очень помог Евгений Перевертайло, которого я пригласил из «Машука». И, возвращаясь к теме случайностей, если бы не тот звонок Гойхмана, я бы до сих пор работал в женском футболе.
– Сложно ли было вот так, с ходу, вклиниться в столь тяжелый сезон? Ведь вы дебютировали в мужском футболе, а ФК «НН» дебютировал в первой лиге.
– Да, поначалу команда буксовала, но очень скоро нам удалось ситуацию выправить. Уже в конце сезона я сказал игрокам: «Пацаны, в следующем году будем биться за выход в премьер-лигу». Честно говоря, они тогда не восприняли это всерьез. Вспомнили об этом только в 12 туре следующего сезона, когда мы уже достаточно уверенно шли на третьем месте.
– А вообще, долго раздумывали над предложением Алексея Липовича, ведь в женском футболе у вас было все хорошо?
– Тут стоит рассказать, как вообще происходил мой переход. Согласился я, честно скажу, не сразу. И если бы дал согласие моментально, то, скорее всего, ко мне бы пропал интерес. Вся ирония ситуации заключалась в том, что я отказывал несколько раз. Точнее, не отказывал, а говорил, что мне нужно время. В первый раз, когда Алексей Липович позвонил, я сказал, что не могу приехать сейчас, поскольку мы вышли в полуфинал женской Лиги чемпионов с пермской «Звездой». Он был абсолютно шокирован моим ответом и сказал: «Парень, ты вообще понимаешь, чего я тебе предлагаю? Я предлагаю, минуя вторую лигу, стать главным тренером в первой! Второй раз я предлагать не стану!».
Дело в том, что в тот период времени я воспринимал ситуацию немного иначе. Я ощущал себя первым парнем на деревне в том виде спорта, в котором работал. Причем первым не только в России. В Европе со мной также считались, ведь я вывел клуб в рейтинге УЕФА на второе место, а в рейтинге ФИФА – на пятое. И я попросил Гойхмана чуть подождать, если нужен команде. К этому полуфиналу я шел достаточно долго и вот так все бросить на половине пути не мог. Я был уверен, что после этого звонка со мной больше на связь не выйдут, но телефонный звонок прозвенел снова. Я ответил: «Извините, но я тут в финал Лиги чемпионов вышел, поэтому с большим удовольствием приму ваше предложение, но только после финала». Ответ мне последовал такой: «Ты, наверное, ненормальный и не понимаешь всего того, что мы предлагаем. Это был последний звонок!». И вот тут-то я понял, что мне обязательно позвонят и в третий раз (смеется). И только после того, как мы проиграли в финале, я уже буквально собрал чемоданы – ждал этого третьего звонка. И как только он состоялся, я мигом приехал в Нижний. Ни на секунду не пожалел, что оказался здесь, поскольку, как я уже говорил, атмосфера, созданная Алексеем Гойхманом и Игорем Егоровым, была неповторима. Она буквально одухотворяла!
– Как бы вы одним словом могли назвать ту команду?
– Каток! Каток, который уверенно давит все на своем пути. Я и в других своих командах прививал аналогичную психологию: нужно быть катком!
– Что вас поразило в Нижнем Новгороде в первую очередь, когда вы приехали?
– Меня поразили две вещи. Первое – это то, насколько легко оказалось работать с мужской командой. Ведь в глубине души у меня были опасения: а как меня вообще воспримут? Работать оказалось на порядок легче, чем с женщинами. Второе – это Кремль. Это же просто произведение искусства! Я очень любил там гулять, и до сих пор очень хорошие воспоминания остались от этого удивительного места.
– Кто был самым неординарным игроком в «Нижнем Новгороде»?
– Таких игроков было очень много. Например, Александр Тихоновецкий, который, играя до этого в разных командах, за два сезона забил три мяча. А в «Нижнем» за один круг разразился 14 мячами! Илья Максимов – абсолютно неординарный футболист. Андрей Акопянц – тоже неординарный игрок! А Кантемир Берхамов? Тут можно всю команду перечислять! (улыбается).
– Когда Гойхман ушел в «Волгу», появились разговоры, что и вы вместе с ним можете уйти.
– Я думаю, что Алексей Липович хотел меня взять в «Волгу». Но, судя по всему, люди, «особо разбирающиеся» в футболе, ему объяснили: Григорян – это кот в мешке, зачем рисковать. Мол, лучше взять тренера, который уже доказал свое мастерство. Вторая причина, из-за которой он не рискнул потащить меня за собой в «Волгу», как мне кажется, заключалась в отсутствии тренерской лицензии соответствующей категории. Одно дело, работать без лицензии в ФК «НН», а другое – в команде, которая ставит перед собой задачу выйти в премьер-лигу и которую опекает областное правительство.
Тогда в «Волге» начинал работать Александр Побегалов. Я уверен, что это один из сильнейших тренеров, и почему у него не получилось в Нижнем – не хочу обсуждать.
– В одном из своих интервью бывший игрок «Нижнего Новгорода» Максим Зюзин рассказывал, что на тренировках вы практиковали упражнения из у-шу и даже боксерские спарринги. Что развивали эти… как бы сказать… упражнения?
– 2010 год, как я считаю, был лучшим сезоном в карьере Максима. В какой-то степени он вышел на этот уровень и в 2012 году, когда я пригласил его в Хабаровск. Почему я на нем заострил внимание? В других командах у него никак не шло, и дело было не в травмах. А бокс и у-шу – это такие элементы, которые позволяют отвлечься от рутины, выйти на более высокий эмоциональный уровень, чтобы потом спокойно заниматься с футболистами тактикой. Чтобы добиться нового качества ее восприятия. На самом деле, я нередко применяю такие нововведения. Они всего-навсего преследуют цель – разгрузить психику и отвлечь внимание от футбола. Это ведь немного времени занимает – 6-8 минут от тренировочного процесса. Так действую не только я. Любой думающий тренер применяет неординарные методы, чтобы улучшить качество работы.
– Вы сейчас следите за тем, что осталось от нижегородского футбола?
– Нет, не слежу.
– Значит, вопрос о том, почему все так плохо, неуместен?
– Наверное, да. Хотя я прекрасно понимаю и знаю, в чем дело. Но я настолько далеко от Нижнего Новгорода, что не вправе давать какие-то оценки.
– В последнее время вы работаете на Дальнем Востоке. Не надоело половину жизни проводить в самолете?
– Это плата за то, чего я достиг. Знаете, я очень горжусь тем, что сам, без какой-либо «мохнатой руки», начал работать в ФНЛ. И я благодарю судьбу, что работаю до сих пор, пусть и на Дальнем Востоке. Да, у меня по ходу сезона не получается ездить домой в Кисловодск, но все равно считаю, что такая школа будет полезна, как тренеру, так и игроку. Каким образом? Ну, смотрите: работая на Дальнем Востоке, у человека нет права на ошибку. Если на западе (а запад для меня – это все, что не Хабаровск и не Владивосток) ты дал игрокам нагрузки, и они не успели восстановиться, то это можно будет сделать в следующем микроцикле. С Дальним Востоком такое не прокатит. Тут уж если ошибся, то основательно. Поэтому и система подготовки существенно отличается.
– Я так понимаю, сейчас вы в отпуске? Чем занимаетесь?
– Отдыхаю, много хожу по горам, тренируюсь на турнике, бегаю по пересеченной местности. Я ведь два года назад бросил курить, и нужно было чем-то отвлечь себя. Кроме того, я бросил читать всякую «бурду» вроде Ричарда Баха и Губермана.
– То, что в последнее время реже стали говорить стихами, обусловлено тем, что бросили читать всякую, как вы выразились, «бурду»?
– Решил больше сконцентрироваться на результате. Понимаете, очень быстро бежит время. Мы с вами сейчас вспоминали «Нижний Новгород», а, между тем, пролетело уже сколько лет? Шесть? Ну вот! А я еще в первой лиге работаю. И мне полтинник «стукнул». А еще совсем недавно думал, что я молодой. Как у Ильфа и Петрова – «Молодая была уже не молода» (улыбается). Если ответить на ваш вопрос тем же Губерманом, то можно сказать следующее. Я стал отчетливо понимать, что «у нас пристрастия к словам – совсем не прихоть и не мания; слова необходимы нам для лжи взаимопонимания».
Беседовал
Николай ПАРАМОНОВ

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *