Новости спорта в Нижнем Новгороде. Нижегородские спортивные новости.
Актуально

Анатолий СТЕПАНОВ: Играл против Фалькао и Шумахера

22 августа свой 65-летний юбилей отметил бывший игрок горьковской «Волги» и дзержинского «Химика», футболист юниорской сборной СССР, тренер и функционер Анатолий Степанов. Многое повидал на своем футбольном веку Анатолий Борисович, многое сделал для развития нижегородского футбола. От лица всей футбольной общественности мы поздравляем юбиляра с этой знаменательной датой и предлагаем болельщикам вспомнить его яркую спортивную биографию.

В ОКРУЖЕНИИ
ТРЕХ СТАДИОНОВ
– Анатолий Борисович, понятно, что в 50-60-е годы не было, наверное, мальчишек, которые к футболу и хоккею неравнодушны были, поскольку время свое свободное больше и занять-то нечем было? Вы наверняка не исключение…
– Мне с бабушками моими повезло. Одна жила в Канавине, неподалеку от стадиона, который тогда назывался «Пионер», практически на месте нынешнего стадиона «Искра». А вторая бабушка жила на улице Искра, около «Локомотива». И к какой бы из бабушек меня не отправляли летом, мимо стадиона я никак мимо пройти не мог. А жила наша семья на Сортировке – до тамошнего стадиона мне вообще было три минуты ходьбы. Вот и посудите: как я мог вне футбола оставаться в детстве, когда кругом одни стадионы окружали.
Да еще и отец был болельщиком, таскал меня на игры с собой. Но как это ни странно, впервые на стадион «Локомотив» меня мама привела. Работал там тогда покойный Ливерий Андреевич Носков, замечательный футбольный тренер. Он сказал, что слишком рано еще мальчишке в секцию. Пускай, говорит, с моим сыном Вовкой с мячом возятся. Впоследствии, к слову, Владимир Носков приличным и футболистом, и хоккеистом стал. Вот это была моя первая попытка в команду записаться.
Там, где сейчас железнодорожный техникум находится, был стадион «Спартак», который почему-то все называли «Чугункой». Я там тоже пытался постигать азы футбола. И все же первой моей серьезной организованной командой стала ДЮСШ «Локомотива», из которой, кстати, меня сразу и в «Волгу» пригласили, когда мне еще и 18 лет не исполнилось.
НИКОГДА НЕ ХОТЕЛ
В НАПАДЕНИЕ
– На какую позицию на футбольном поле вас тренеры определили?
– Начинал я как полузащитник, в ДЮСШ поставили в защитники. А уж позже, где только ни играл – разве что в нападении и в воротах. Хотя была возможность и в воротах сыграть, будучи уже игроком горьковской «Волги». Поехали на игру, кажется, в Волжский. Что-то там с нашими вратарями случилось, и мучились наши тренеры, кого же в «рамку» поставить – меня или Колю Козина. В итоге Козина поставили.
– И чем все это закончилось?
– Закончилось тем, что его «раскусили» на первой же минуте. В Волжском играл такой футболист Сорокин, который впоследствии за московский «Спартак» стал выступать. А они до этого с Колей в юниорской сборной СССР пересекались. Сорокин и говорит своим: «Хоть с центра поля бейте, там у них не вратарь стоит». Понятное дело, что проиграли мы.
– А на месте форварда не хотелось себя попробовать?
– Верите или нет – никогда, абсолютно. Нападающие – люди зависимые. Ты можешь бегать всю игру, выкладываться без остатка, а мяча тебе так ни разу и не дадут. Когда же играешь защитника или хава – все уже только от тебя зависит. Я должен мяч либо отобрать, либо перехватить, а потом отдать удобно партнеру.
«ДЯДЬКИ»
У МЕНЯ БЫЛИ ЗЛЫЕ
– За счет чего вам в «Волге» удалось оказаться в столь юном возрасте, да еще и в основном составе сразу заиграть?
– Даже не знаю, это надо было у тренеров спрашивать. В первую очередь, у Вениамина Петровича Крылова. Что он там во мне разглядел? После того, как меня в ДЮСШ взяли, вскоре встал вопрос о моем отчислении, поскольку я был самым маленьким в команде – все ребята на голову выше меня были. А потом как-то вышло, что только один я и пробился в команду мастеров, а те, у кого особые задатки были и талант, и до мужских команд даже не доиграли.
Помню, Вениамин Петрович пригласил меня в свой кабинет и сказал: «Если ты будешь слабее, чем мои футболисты, на лавке сидеть будешь. А будешь играть, как они, будешь ты в составе, потому что ты моложе и перспективнее их». Скажу честно – очень тяжело было. В первую очередь морально. При этом, когда ты еще и в защите играешь, на тебя всех «собак» можно навешать в случае чего.
Не так давно читал интервью с Виктором Доброхотовым, бывшим хоккеистом «Торпедо», который говорит, что добрые у него в команде «дядьки» были, когда он пришел в «Торпедо». Так вот, у меня «дядьки» были недобрые. Единственное светлое «пятно» – Анатолий Вячеславович Лунин, на чью позицию, собственно, меня и взяли в «Волгу». Он ко мне действительно по-отечески относился, свою игровую футболку передал. Остальные «пихали» – виноват, не виноват…
СБОРНАЯ БЫЛА
ОТДУШИНОЙ
– Этим и запомнился первый год пребывания в «Волге»?
– Что касается самой игры, то в сезоне 1971 года я не так много матчей провел, поскольку появился в команде уже во втором круге. Не поверите, но порой сам подходил к Крылову и просил его не ставить в состав на игру, настолько тяжелое было моральное состояние. Единственная была отдушина – вызовы в юниорскую сборную СССР.
– В юниорскую сборную той поры из Горького кто-нибудь еще призывался?
– Вместе со мной – нет. Раньше – Толик Масляев, который стал чемпионом Европы среди юниоров.
– Вы говорите, сборная была отдушиной. Поясните…
– Там все ровесники, нет никакого давления со стороны «дедов». Все делаем одно дело. Уж хорошо или плохо – это другой вопрос.
– Так хорошо или плохо?
– Первый мой турнир в составе этой сборной был в Ашхабаде, он носил товарищеский статус. Запомнилось, что погода в футбол играть не позволяла. В кои-то веки в Ашхабаде в марте месяце снегу по колено выпало! В общем, не играли, а мучились. Участвовали сборные Германии, Югославии, Венгрии, Украины и хозяева – сборная Туркмении. Сборную СССР разбили на две – первую и вторую.
– Вы за первую или вторую играли?
– Там игроков разделили не по спортивному принципу. У нас была первая команда, а место мы заняли ниже, чем вторая.
БУБНОВ АНАЛИТИКОМ
ЕЩЕ НЕ БЫЛ
– И кто из участников этого турнира достаточно ярко смог заявить о себе на высоком уровне впоследствии?
– Одной из самых ярких «звездочек» этого турнира стал Володя Федоров, который позже, в 1979 году, погиб в авиакатастрофе под Минском вместе с ташкентским «Пахтакором», летевшим на матч чемпионата СССР в столицу Белоруссии. Из тех, чьи имена сейчас на слуху – это, безусловно, бывший игрок московских «Спартака» и «Динамо» Александр Бубнов, ныне «великий» футбольный аналитик. Болельщики со стажем наверняка вспомнят капитана минского «Динамо» Юрия Пудышева, Анатолия Соловьева из московского «Торпедо», вратаря ЦСКА Виктора Радаева, который родом из Свердловска, киевлянина Владимира Плоскину, который долгие годы играл потом за одесский «Черноморец» и стал лучшим пенальтистом за всю историю советского футбола.
– В составе этой сборной вы сыграли и на первенстве Европы в Испании…
– Было дело. Но вспоминать особо-то нечего – выступили мы там, мягко говоря, не лучшим образом. В стыковых матчах одолели Болгарию – 1:0 дома и 0:0 в гостях. Группа попалась сильная, играли в Валенсии. Кроме нас – немцы, югославы и шотландцы. Вот не зря говорят, что в футболе мелочей не бывает. Буквально перед первым матчем турнира нам выдали новенькие бутсы «Адидас». Ни одной тренировки мы в них не провели. Я-то в своих решил играть, в стареньких, а ребята захотели, как сейчас выражаются, гламурно выглядеть… В результате в первой же игре все ноги стерли в кровь. На вторую игру состав тренеры набрать не могут. Ну, неужели нельзя было эти бутсы пораньше ребятам выдать? Проиграли немцам – 0:3, с югославами сыграли вничью, обыграли только шотландцев. По разнице мячей дальше прошли Германия и Югославия, а мы третьими в группе остались. Зато после этого чемпионата ездили на турнир в Сан-Ремо, где заняли первое место. Вот от него впечатлений осталась масса. Я оттуда две медали привез. Одну – за первое место, вторую – за включение в символическую сборную турнира.
ВЫЗОВ В МОЛОДЕЖКУ «ЗАМЫЛИЛИ» В КЛУБЕ
– Против кого из известных футболистов из других стран довелось сыграть?
– А откуда мы тогда, в юношеском возрасте, могли знать, кто из них потом «звездой» станет… На одном из турниров во Франции играли против сборной Бразилии, костяк которой выступал потом на Олимпиаде в Монреале в 1976 году. За бразильцев тогда играл великий Фалькао. А ворота сборной ФРГ защищал не менее известный Тони Шумахер. С ним я познакомился еще на турнире в Ашхабаде, а на чемпионате Европы в Испании встретились уже как лучшие друзья. Он мне подарил вымпел своего клуба «Кельн», даже майку сборной ФРГ у кого-то из своих футболистов утащил для меня. Общались только жестами: он русского не знал, я немецкого – тем более. И, конечно, все это происходило под зорким оком спецслужб – сами понимаете, советским людям нельзя было с иностранцами, тем более из капиталистических стран, дружбу водить.
– Зарекомендовав себя в юношеской сборной, закрепиться в молодежной была возможность?
– На один из турниров в Англию в состав молодежной сборной на меня даже вызов приходил в «Волгу». Но руководство не опустило, ничего не объяснив. Может, играть за клуб некому было, может, другие причины имелись. Это было в конце 1972 года. И после этого – как отрезало. Да это и не удивительно. За молодежную сборную СССР в то время играли Олег Блохин, Леонид Буряк, Анатолий Кожемякин, Анатолий Байдачный. Трудно было в такую компанию затесаться.
– Ну а в «Волге» как дела дальше шли?
– Играл потихоньку. Десять сезонов в итоге отыграл. Наверное, самый запоминающийся сезон – 1974 года, когда мы играли в «пульке» за выход в первую лигу. Тогда Калугин собрал многих хороших горьковских футболистов, которые в других клубах выступали. Видно, с деньгами тогда было не все в порядке, раз нас «пришлепнули» так откровенно вместе с командой из города Николаева в Грозном.
НОГУ ХОТЕЛИ ОТРЕЗАТЬ
– Немало тренеров поменялось в «Волге», пока вы за эту команду выступали. Кто из них наибольший след оставил?
– Конечно, вспоминаю Вениамина Петровича Крылова, который поверил в меня, в мальчишку, взял в команду. Душевный был человек Владимир Михайлович Беляков, очень всегда переживал за судьбу команды, за футболистов.
Когда пришел Кирш, я был капитаном команды, все вроде бы было в порядке. Но однажды «сломался» в 1980 году на «самом лучшем поле России» в Магнитогорске. Ни борьбы не было, ни единоборства. Просто бежал и подвернул ногу. Врачи не могли понять, в чем дело, почему на ногу ступить не могу. Видно, Киршу кто-то нашептал, что Степанов «задурил», а я на самом деле ничего не мог делать с этой болью. Наверное, не понравилось тренеру еще и то, что я был капитаном команды, много разговаривал, где надо было бы помолчать… После нового года, когда первые тренировки начались в Сормове, Кирш вызывает меня и заявляет, что пора, мол, тебе заканчивать. Мне всего-то 28 лет было, еще и играть да играть…
Что дальше делать, ума не приложу. Хромой, никому не нужен… Тут надо спасибо сказать руководству дзержинского «Химика». Позвонили, поддержали. Мол, не дергайся, лечись спокойно, сдавай выпускные экзамены в Ленинградском институте физкультуры имени Лесгафта (я как раз там заканчивал учебу), мы тебя подождем.
Восстанавливался долго, не меньше полугода. И все это время медики не могли определить первопричину повреждения. Отыграл еще пару лет в «Химике», потом очередная травма. Когда лежал в больнице, нога вся почернела. Пришли врачи, спрашиваю у них, как дела. А они мне в ответ: решаем, мол, как ногу резать – выше колена или ниже него. Казалось бы, из ничего все произросло – просто шипом наступили на палец, туда попала грязь – и пошло-поехало… И вот какие последствия…
Потом всем футболистам «Химика» путевки туристические дали в Болгарию по окончании сезона. Поскольку мы с Санькой Галеевым в Болгарии уже были, попросили в Венгрию. И нам двоим в Венгрию дали. Только в страну приехали, меня в первом же городе сняли с маршрута и положили в больницу. И пока они десять дней по Венгрии гуляли, я на койке провалялся. Тоска жуткая навалилась, по-русски там мало кто говорил, а я по-венгерски тоже… никак. Видно, почистили там хорошо ногу, когда в Горький вернулся, консилиум решил, что ногу-то, мол, всегда отрезать успеем. Один старый доктор, прошедший всю войну (к сожалению, его имени и фамилии я не запомнил), долго со мной возился. В итоге отрезали мне только палец и несколько костей вырезали, а ногу сохранить удалось.
Тогдашний наставник «Химика» Шляк оставлял меня в тренерском штабе, но я решил уйти. В чемпионате области поиграл еще за нижегородскую «Искру» пару-тройку лет. А потом десять лет своей жизни отдал борскому футболу. Пять лет отработал на «Воднике», столько же – на «Кварце». В «Воднике» был играющим тренером, с этой командой нам удалось выиграть первенство КФК, что, безусловно, было большим успехом для борского футбола.
– Чем сейчас занимаетесь?
– Работаю в федерации футбола Нижегородской области, занимаюсь организацией и проведением детских турниров, курирую проведение соревнований на призы клуба «Кожаный мяч» по всему Приволжскому федеральному округу. Работа очень ответственная, ее очень много, времени свободного вообще не остается. Помимо этого, инспектирую матчи чемпионата области.
СЫН РАБОТАЕТ
В ФУТБОЛЕ
– Как чувствуете себя в свои 65?
– На 65 точно себя не ощущаю (смеется). Ведь работаю я с молодежью. Как-то ехал из Павлова со Славой Быстрицким и его подопечными. И вот один мальчик спросил меня: «Дяденька, а вы сами в футбол играли?». Я промолчал, а Слава ответил: «Анатолий Борсиович играл на таком уровне, до которого тебе еще расти и расти». Больше вопросов ко мне не было (улыбается).
– Слышал, вы любите путешествовать. Какая страна произвела на вас наибольшее впечатление?
– Наверное, Камбоджа. Впечатлили целые деревни на воде, буддийские монастыри, развалины древних храмов, огромные национальные парки. А путешествовать я, действительно, люблю.
– Анатолий Борисович, ваш сын тоже работает в футболе?
– В футболе у него не сложилось. Зато в детстве у Валеры были большие успехи в прыжках на лыжах с трамплина. Сын занимался лыжным двоеборьем. Но я настоял, чтобы он сделал акцент на учебу. А в футболе Валерий Анатольевич уже давно работает администратором: сначала в «Волге», потом в «Олимпийце», а теперь вот в «Нижнем Новгороде». После матча, бывает, поговорим о футболе, обменяемся мнениями об игре…
– А как вам понравился новый стадион «Нижний Новгород»?
– Я в восторге от него! Очень рад, что в нашем городе появился стадион мирового уровня. Народ туда ходит, как в театр: целыми семьями, с детьми. Никакого мата, никаких выпивох, как раньше. Это же здорово!
Беседовал
Сергей МАРКЕЛОВ

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *