Новости спорта в Нижнем Новгороде. Нижегородские спортивные новости.
Актуально

Андрей БУЙВОЛОВ: В «Волге» ждали моего возвращения два с половиной года

Жена декабриста

– Как настроение в команде в связи с уходом главного тренера?

– Для нас это было полной неожиданностью. Мы прилетели из Сочи, добрались до расположения клуба, и нам сказали, что вечером Вадим Валентинович собирает всю команду. Ничего не говорили о причине столь экстренного сбора. А вечером главный тренер, еле скрывая эмоции, объявил о своем решении.

– Вадим Евсеев – тот человек, который пригласил тебя в Хабаровск.

– Отчасти так. Очень жалко, что он ушел. Но у каждого футболиста за карьеру бывает множество разных тренеров. Они разные: кто-то долго задерживается в твоей жизни, а кто-то – нет. Это футбольная жизнь, и мы в любой момент готовы к тому, что, либо тренер может поменять команду, либо ты.

– Ты сказал «отчасти так»…

– Просто меня приглашали в Хабаровск еще перед началом сезона. Я знал, что здесь хорошие условия, хороший коллектив. Но на тот момент моей дочери Арине было чуть больше года. И мне пришлось выбирать клуб, который географически находился ближе к дому. Так оказался в Калининграде. Но затем в «Балтике» сменили вектор развития, и я принял предложение из Хабаровска.

– То есть сбежал подальше от исполнения отцовских обязанностей?

– Жена футболиста как жена декабриста. Моя супруга знает мою профессию, мы вместе с начала моей футбольной карьеры. Долго совещались и пришли к выводу, что стоит попробовать. Обещал, что, как обживусь, привезу их с дочкой в Хабаровск. Вот летели после игры с «Сочи», и я их забрал с собой. Уже неделю пытаются стать местными жителями.

– Ты сам родился в Туркменской ССР, в городе Безмеин. Но гражданство у тебя российское. Почему?

– Потому что я родился в семье советского военного, который нес службу на территории братской республики. Мой папа был техником самолетов. А мама – просто женой военнослужащего.

– Удалось испытать все прелести кочевой жизни?

– После распада Советского Союза мы перебрались из Туркмении в Нижегородскую область, где отец и служил до самого сокращения. Там я пошел в первый класс. Но все равно сменил три школы. Это было связано с футбольными командами, в которых играл. Аттестат получил в Нижнем Новгороде.

Кто с мячом
к нам придет…

– А как ты начал заниматься футболом?

– В детстве я вообще о спорте не думал. Какие могут быть секции в воинских частях? Просто на какой-то праздник, кажется, это был мой день рождения, подруга моей мамы – учительница физкультуры – подарила мне футбольный мяч. С ним я и проводил все свободное время на стадионе. А секция в моей жизни появилась уже лет в восемь.

– Сам играл в футбол в детстве и помню, что в защите никто играть не хочет. Все мечтают забивать голы.

– Не знаю, как в других секциях, но в нашей игровое амплуа тренер определял годам к пятнадцати. И у него все было просто: высокие – в защиту, шустрые – в нападение.

– Первый профессиональный контракт с тобой был заключен в 16 лет. Что он меняет в жизни?

– Принято считать, что появляются большие деньги, которые приносят ощущение свободы и вседозволенности. Мне контракт дал понимание, что на тебя возлагают определенные надежды и дают шанс стать футболистом.

– Такой шанс у тебя появился 3 июня 2003 года, когда в матче с ижевским «Динамо» в возрасте 16 лет ты в конце матча вышел на поле. Тебе понадобилось всего две минуты, чтобы заработать первую в карьере желтую карточку.

– Я помню эту игру. Наша команда вела в счете, тренер минут за десять до конца матча выпустил меня на поле. И первое мое игровое действие привело к желтой карточке. Но это предупреждение было оправданным. Соперники организовали опасную контратаку, игрок выходил один на один, и я его сбил. Очень корректно сбил, на удаление эпизод не тянул. Тренер Владимир Зиновьев после игры меня даже похвалил.

– Ты 13 лет провел в нижегородской «Волге». Почему решил изменить родному клубу?

– В какой-то момент понял, что шансов вырасти нет никаких. Последние сезоны команда находилась в конце турнирной таблицы, но никто и не требовал от нас каких-то результатов и высоких мест. Не вылетели? Вот и отлично! А я чувствовал в себе силы и желание не просто играть, а побеждать.

– Но в твоей жизни был момент, когда ты вообще мог завязать с футболом. Что за травму ты получил?

– Об этом эпизоде моей карьеры можно было бы книгу написать. Там дело было в недолеченной травме голеностопа. Затем инфекция, неудачная операция в Германии, другие стечения обстоятельств. И только в Италии меня выходили и сказали, что еще смогу выйти на поле. С момента моей последней официальной игры прошло два с половиной года…

За это время были разные мысли в голове, и очень хорошо, что рядом была супруга. Не скажу, что я целыми днями лежал на диване и думал о несправедливости судьбы. Я за всю жизнь столько не тренировался, сколько за этот период.

– Клуб же мог разорвать с тобой отношения?

– Мне повезло, что генеральный директор все понимал и не думал о расторжении контракта. Более того, мне его даже продлили. Пусть в нем была прописана мизерная зарплата, но я готов был его подписать даже за ноль рублей. Мне в то время важнее было понимание, что я нужен и меня ждут.

Налысо? Не дождетесь!

– Ты очень открытый человек, легко идешь на общение, даешь комментарии. Были клубы, где тебе указывали, что ты может говорить, а что – нет?

– Каждый вправе высказывать свое мнение о прошедшей игре своего клуба или любого другого. Но оценивать действия коллег или тренера – это табу. Причем везде.

– А ты мог бы запретить журналистам задавать себе какие-нибудь вопросы?

– Я считаю себя достаточно воспитанным человеком, поэтому меня можно спрашивать о чем угодно.

– То есть тебе не надоели вопросы про прическу?

– Был момент, когда немного раздражали. Но теперь я к ним отношусь с юмором. Может, кто-то уверен, что про прическу меня еще никто не спрашивал.

– Тогда я не буду задавать такой вопрос. Просто скажу, что есть авторитетное мнение: чем меньше растительности на голове, тем лучше контакт с мячом.

– Ха-ха-ха, мне волосы не мешают играть головой.

– Но ты сказал, что готов постричься налысо, если в твоей жизни произойдет какое-то грандиозное событие. Что же в твоем понимании – «грандиозное»?

– Сейчас в моей жизни таких событий два: победа в Кубке России по футболу и рождение дочери. Я даже не знаю, что может произойти в моей жизни более важное. Думаю, что это не будет связано с футболом.

– Периодически появляются разговоры о том, что надо сделать футбол еще более динамичным. Говорят, что следует запретить подкаты.

– Тогда надо запретить и нападающим исполнять финты. Для защитника подкат – это такой же технический прием. Хотя говорят, что хороший защитник обходится без них. Ведь исполнение подката означает, что он уже опоздал и упустил нападающего.

– По твоему мнению, кто лучшие защитники в футболе?

– В России это однозначно Сергей Игнашевич. Даже после того, как он завершил карьеру, подобных ему игроков в нашей стране нет. А эталон защитника для меня – итальянец Паоло Мальдини.

– И поинтересуюсь напоследок: в Хабаровске уже освоился?

– Не совсем. Живу недалеко от стадиона, поэтому, как говорится, работа – дом, дом – работа. Гулял по центральным улицам, по набережной – очень красиво. Сейчас потеплеет, и станем гулять вместе с женой и дочкой. Тогда и узнаем Хабаровск поближе.

– На улице узнают?

– Пока нет. Я же в шапке гуляю.

Беседовал Игорь МИРОШНИКОВ,

«Хабаровские Вести»

 

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *