Новости спорта в Нижнем Новгороде. Нижегородские спортивные новости.
Актуально

Дмитрий ЧЕРЫШЕВ: Больше позитива!

Стал футболистом
с легкой руки мамы

– Дмитрий Николаевич, вы ведь в футбол пришли довольно поздно?

– В детстве я чем только ни занимался: велоспортом, легкой атлетикой, настольным теннисом, хоккеем, благо, что жил я на проспекте Ильича, и в двухстах метрах от моего дома была этакая мекка СДЮШОР «Торпедо» – стадион «Чайка». Мои друзья – Володя Тихомиров и Саша Куприянов – стали впоследствии известными хоккеистами. А Саша, так он вообще жил со мной в одном доме.

Мы все вместе росли во дворе у родной 130 школы, играли в лапту, в чижика, в двенадцать палочек. А около паркового озера был стадион «Ручные игры», где мы также проводили немало времени: занимались там на турниках, зимой играли в хоккей, а летом – в футбол.

Тем временем я ходил в секцию легкой атлетики, но однажды к нам домой пришел тренер по фамилии Ерин, который и позвал меня в футбольную школу. Мама благословила меня на занятия футболом. Так я перешел в футбольный спецкласс. А было мне в ту пору 11 лет.

– Недавно с Олегом Юрьевичем Кривошеевым мы разговаривали о том, что ваша команда, состоящая из ребят 1969 года рождения, была поистине уникальной…

– Это действительно так. Ведь практически все ребята из нашей команды стали профессиональными футболистами, многие поиграли на высоком уровне. А любовь к футболу нам привил наш тренер – Алексей Юрьевич Малайчук. Ну а мы поверили в него. Помню, в Казани был решающий матч за выход в финал Кубка «Надежды», и мы обыграли «Рубин» со счетом 3:1. Именно Малайчук вселил в нас уверенность, а мы четко выполняли на поле требования тренера. Все наши действия были доведены до автоматизма. Сейчас я того же самого стараюсь требовать от своих подопечных.

– А как состоялся ваш переход в профессиональный футбол?

– Мы со своей командой 1969 года рождения были на сборах, готовились к финальной части чемпионата страны. И вот наши тренеры договорились провести контрольный матч с профессиональным клубом – дзержинским «Химиком». Старший тренер дзержинцев Юрий Николаевич Волков решил выпустить против нас резервный состав, и в первом тайме мы его прилично «отвозили», а я забил три безответных мяча в ворота «Химика». Помню, Волков очень сильно ругался, и после перерыва на поле вышла вся «основа»: Сергеев, Галеев, Кошкин, Чернов, Тараканов и другие. В итоге они сравняли счет. Матч закончился вничью – 3:3. Но нам-то в то время было по 16 лет! Короче говоря, после той игры я и Игорь Егоров перешли в «Химик».

– Что еще запомнилось из дзержинского периода вашей карьеры?

– Запомнились счастливые глаза Евгения Семина, когда я забил свой первый гол в профессиональном футболе, и мы выиграли у пермской «Звезды» – 1:0. Защитник пермяков хотел отдать мяч своему вратарю, а я оказался в нужный момент в нужном месте и забил гол в пустые ворота. И тут я увидел глаза Женьки, который бежал и кричал, что есть силы: «Премиальные!!!».

– И какие были ваши первые в жизни премиальные?

– Двадцать рублей. А еще запомнилось, что, когда автобус «Химика» въезжал на родной стадион, почему-то всегда играла песня Аллы Пугачевой «Балет». Недавно приехал в Дзержинск, на «Химик», и мне очень хотелось, чтобы снова заиграла эта музыка из моей юности (улыбается).

– У вас так все неплохо начиналось. Как же вы в армию-то попали?

– Можно сказать, по стечению обстоятельств. Я был в числе нескольких нижегородцев, которые были внесены в список молодых футболистов, призванных в спортивный клуб армии для участия в первенстве Вооруженных Сил. Провели тогда два товарищеских матча с дублем ЦСКА – 1:2 (в этой игре я гол забил) и с основным составом армейцев – 0:1 (в этом поединке я перебросил мяч через Новикова, но попал в перекладину). В общем, выглядели мы в этих матчах достойно, и я с Егоровым должен был отправиться в дубль ЦСКА. Поехали мы в Москву с четырьмя боксерами, призванными в сборную СССР. В итоге за боксерами пришел тренер, а мы своего так и не дождались. Оказывается, Юрия Морозова, который хотел нас видеть в ЦСКА, уволили. Ну, а мы… отправились сначала в учебку, в Ковров, а потом вместо армейской команды оказались в Кантемировской дивизии.

За два года в футбол поиграли только один раз, зато «оторвались», как говорится, от души. Отслужили, прошли школу жизни, обрели в армии друзей. Все, что ни делается, к лучшему.

Квартира от Шарадзе

– Призывались вы из Горького, а возвратились уже в Нижний Новгород и вскоре оказались в местном «Локомотиве».

– И снова дело случая. Овчинников ведь себе в помощники взял Николая Козина. И вот пришел я после армии на стадион «Локомотив», а Николай Иванович меня увидел и говорит: «Давай к нам, в команду». Борман меня к играм долго не привлекал, но я ждал, упорно тренировался, получая самую маленькую зарплату в команде: 124 рубля 80 копеек. А увеличил я ее на 50 рублей за счет своей скорости.

– Как это произошло?

– Как-то на сборах Гена Масляев сказал, что Черышев обгонит на стометровке Гармашова – знаменитого нижегородского Гуллита. Саша, естественно, был с этим в корне не согласен. Тогда Овчинников говорит: «Обгонит Черышев, ты ему полтинник из своей зарплаты каждый месяц будешь отстегивать». У нас было три попытки, и каждый раз я приходил к финишу первым. Это и неудивительно, я ведь стометровку из 11 секунд выбегал (улыбается). Не зря меня болельщики Электричкой прозвали.

– И все же вы стали звездой «Локомотива»!

– Полгода не играл и даже не попадал в заявку. И вот меня поставили на игру с «Кубанью». И я решился на удар метров с тридцати, а мяч залетел точно в угол. Мы выиграли тогда у краснодарцев. С этого момента я стал играть и забивать за «Локомотив».

– Наверное, особняком стоят сезоны 1991 и 1992 годов.

– Тогда Овчинников обратил внимание на нижегородцев, и практически вся наша плеяда из ДЮСШ № 8 оказалась в «Локомотиве». В составе были Сергей Кузьмин, Володя Кураев, Андрей Румянцев, Александр Щукин, Альберт Осколков, Алексей Герасимов. Игоря Горелова наш тренер переквалифицировал из защитника в форварда, и в итоге Горелова прозвали в Нижнем – Мистер-гол.

А в 1992 году мы дебютировали в высшей лиге. Отдали на фарт капитанскую повязку Геннадию Масляеву и с 23 марта до 2 июля шли без поражений. Первое потерпели в «Лужниках» от «Спартака». Тогда Виктор Онопко забил Валере Шанталосову с пенальти. В итоге мы заняли в том сезоне шестое место – непревзойденный до сих пор результат среди нижегородских клубов.

Что меня особенно радовало – стадион «Локомотив» в те годы в Нижнем всегда был заполнен. У меня дома хранится фотография. Идет 90-я минута матча. Я бегу с мячом, а многочисленные болельщики стоят вдоль беговой дорожки и не уходят, смотрят на поле, ждут финального свистка.

– Вас ведь из «Локомотива» впервые в сборную СНГ вызвали (аналог сборной СССР – авт.)?

– Да, дело было в январе 1992 года, и в составе сборной СНГ я провел три товарищеских матча в США: два с хозяевами и один – со сборной Сальвадора. Что запомнилось? В Америке я впервые в жизни киви попробовал в 22 года (смеется). Понравилось. Так и сказал ребятам: «Киви не трогать!» (Cмеется).

– Помню, по возвращении в Нижний Новгород журналист Николай Рукавишников сделал с вами интервью по итогам того американского турне…

– Я хорошо помню этого человека. Он плохо видел и, как мне говорили, писал свои репортажи по рассказам тех, кто находился рядом с ним. Вот, сказали ему: «Черышев – в полном порядке!». И я читаю на следующий день: «Этот вечно неутомимый виртуоз мяча Дмитрий Черышев был сегодня просто в ударе». И дальше в том же духе (улыбается). Вот такие мастера пера были, из буфета могли отчеты о матчах писать (смеется).

– Интересно, что ваш сын – Денис – также дебютировал за сборную России в матче со сборной США двадцать лет спустя, только в 1992 году была победа (1:0), а в 2012-м – ничья (3:3).

– Очень много у нас с ним было таких совпадений. И дебют за сборную – лишь одно из них. К примеру, 1 февраля я забил гол на стадионе «Камп Ноу» в ворота «Барселоны», играя за хихонский «Спортинг», а ровно 17 лет спустя, выступая под 17 номером, Денис забил все той же «Барсе» в составе «Вильярреала». Тогда одна испанская газета вышла со статьей под заголовком «1 февраля – святой день Черышевых».

– Вернемся к «Локомотиву». Про Бормана и его тренировки ходит столько баек…

– Один раз в Сочи Овчинников сказал нам пробежать сто раз по сто метров… по утоптанным, правда, опилкам. Мы пробежали тридцать раз и «умерли». Шутки шутками, а сборы у Валерия Викторовича всегда были очень серьезные. Мы так много бегали! К примеру, едет тренер на автобусе, а команда впереди десятикилометровый кросс бежит. Очень много внимания уделял Овчинников физической подготовке. Зато в сезоне в этом компоненте мы уж точно никому не уступали.

Вообще, Овчинникова я вспоминаю только добрыми словами, так же, как и Шарадзе. К примеру, благодаря этим людям я получил квартиру.

– Расскажите об этом поподробнее.

– Я женился, возник жилищный вопрос. Я – к Овчинникову. Валерий Викторович говорит: «Вот, завтра приезжает Шарадзе, ему и задашь этот вопрос». И вот подходит к концу общекомандное собрание, я встаю и говорю: «Омари Хасанович, мне квартира нужна». Борман тут на меня как рявкнет: «Куда ты, молодой, лезешь?!». А я ему: «Так вы же сами мне сказали…». Немая сцена.

– Но квартиру в итоге получили.

– Да, летом 1992 года. Дома мы играли с владикавкзским «Спартаком». Я забил гол в первом тайме. Ведем – 1:0. И вот в перерыве заходит в раздевалку Омари Хасанович Шарадзе и вручает мне ордер на квартиру в Гордеевке.

Бананы от Голодца

– И все же вы переросли нижегородский «Локомотив» и ушли в столичное «Динамо».

– В «Динамо» меня позвали Валерий Георгиевич Газзаев, мой близкий друг Слава Царев (его, увы, уже нет с нами) и Каха Цхададзе. Помню, мы сыграли с «Динамо» (1:1), Каха подошел ко мне после матча и с ярко выраженным грузинским акцентом сказал: «Слушай, деревенщина, хватит уже здесь голы забивать. Переходи к нам!».

И после Нового года я приехал в «Динамо». С этим клубом я завоевал все свои российские трофеи: дважды стал призером чемпионата России и выиграл с бело-голубыми Кубок страны. Поначалу мне было очень тяжело в «Динамо»: не хватало класса, хладнокровия, да и многого другого. Помню, Константин Иванович Бесков кричал на меня на тренировках: «Стоять! Голову опять не поднял!». Но я воспринимал все это правильно, впитывал слова мэтра, как губка.

Конкурировать приходилось с такими футболистами, как Сережа Деркач, Бахва Тедеев, Кирилл Рыбаков, Игорь Симутенков, Юра Тишков, Игорь Добровольский. Это было очень тяжело, но я пробился в состав, прежде всего, за счет громадной самоотдачи и неуемного желания.

Когда «Динамо» принял Адамас Соломонович Голодец, ему удалось объединить «физику» Газзаева и технику Бескова, и команда заиграла! Можно сказать, что Голодец меня окрылил. Помню, лежал я в больнице с камнями в почках. И вот заходит ко мне в палату Адамас Соломонович с красной авоськой из-под картошки, а в ней – три банана и пакет с молочными продуктами «Пармалат» (это был тогда спонсор «Динамо»). Спрашивает меня: «Будешь готов играть через четыре дня?» Я отвечаю: «Камень никак не выйдет». А он мне кинул авоську: «Держи, жду на тренировке, всё, пока!». Вот так был тренер во мне заинтересован, и я отвечал ему взаимностью.

– У вас так хорошо все складывалось в «Динамо», но вы уехали в Испанию…

– Сначала из «Динамо» меня пригласили в «Штутгарт». Мы поехали на сборы в Германию, и я заболел ангиной. Потом стал выздоравливать, начал тренироваться и на легкости забил два мяча «Баварии» (мы с ней сыграли вничью – 2:2), потом обыграли «Штутгарт» (2:0), и эта команда мной заинтересовалась. Но президент «Динамо» Николай Александрович Толстых не стал меня продавать. Мол, сами только подписали этого парня.

А в 1996 году мне, действительно, поступило предложение от хихонского «Спортинга». Дело было так. Мы обыграли московский «Локомотив» со счетом 4:2. Я забил три мяча и еще пенальти заработал. Потом на Кубок «Спартак» со счетом 1:0 выиграли. И снова я отличился. А селекционеры «Спортинга» приезжали смотреть на Омари Тетрадзе, но в итоге выбор пал на меня. Хотя Толстых опять не хотел меня отпускать, однако на сей раз все срослось. Я подписал соглашение и улетел в Испанию.

– Что в «Спортинге» сразу бросилось вам в глаза?

– Когда у тебя все есть в бытовом плане, когда за тебя все делают, здесь самое главное – не обнаглеть. И я не давал себе никаких поблажек, продолжал работать с удвоенной энергией, выкладывался в играх и на тренировках на все сто процентов. И в итоге отыграл за «Спортинг» шесть сезонов, забив в официальных матчах около 50 мячей. А потом еще был сезон за «Бургос».

– Это когда вы травму головы получили?

– Да. Играл за «Бургос» против «Расинга». Я делал забегание, защитник несся вперед, создавал положение «вне игры», мы столкнулись головами… Море крови, мне прямо в раздевалке семь швов наложили, а потом я еще дней десять лежал в больнице с сильным сотрясением мозга.

– За сборные СНГ и России вы провели 13 матчей, забив 1 гол. Помните, кому его забили?

– Помню, конечно. Меня из «Спортинга» вызвали на отборочный матч против сборной Сан-Марино. Накануне российская молодежка победила у своих сверстников из этой страны – 7:0. На следующий день я вышел на поле при счете 6:0 на 86 минуте и забил гол первым же касанием. Дима Радченко отдал мне пас вразрез, и я поразил цель.

Тренеры национальной сборной благодарили мои клубы, а я гордился тем, что меня вызывают в национальную сборную моей страны. А, уходя, говорил, что Черышев еще вернется в сборную как бомбардир. И вернулся ведь! Правда, не я, а мой сын – Денис. Но фамилия-то вернулась!

Матчи жизни и смерти

– Когда завершили игровую карьеру, сразу решили стать тренером?

– Нет, поначалу хотел попробовать себя в роли футбольного агента. В этом мне вызвался помочь мой товарищ и большой профессионал в своем деле Артур Ортега. Я попробовал, поработал, но, как говорится, не жил этим. А вот тренерство сразу понял – это мое.

Получил диплом тренера в федерации Мадрида, сначала категории 2, потом – 3. Учился и параллельно тренировал дворовую команду, пятилетних мальчишек из трех деревень, расположенных в пятидесяти километрах от Мадрида. И вот как-то папа одного мальчика подходит ко мне и говорит, что они больше не будут ездить ко мне не тренировки. Я спросил: «Почему?» Он ответил: «Вы не уделяете внимание моему сыну». И тогда я понял, насколько это важно – уделять внимание каждому. Пускай даже оно будет со знаком «минус».

Когда я получил категорию PRO, работал с юношеским коллективом «Канияс» – дочерней командой мадридского «Реала». Мы проводили матчи, в том числе, и с ребятами из системы «Галактикос». А когда в школу «Реала» пришел Мичел, он позвал меня в структуру сливочных. Я стал помощником главного тренера в команде 9-10 летних мальчишек «Реала». С этого началась моя карьера наставника.

– Вы перевезли семью в Испанию, Денис рос и прогрессировал, вы занимались с ребятами из «Реала». Почему же решили вернуться в Россию?

– Мне не хотелось останавливаться на достигнутом. И я оказался в Новосибирске. Причем снова помог случай. Спортивный директор «Сибири» Игорь Скляров сложил свои полномочия. Президент клуба Вадим Владимирович Данилов искал ему замену. В итоге через моего близкого друга Владимира Гончарова Данилов вышел на меня. Мы встретились в Москве, ударили по рукам, и на следующее утро я прилетел в Новосибирск. А там – минус 35. У меня была такая шапка, с ушками, и я быстренько стал их опускать вниз (улыбается).

Включился в работу, просматривал много матчей, помогал Игорю Криушенко в тренировочном процессе. А тут как раз в нижегородской «Волге» после крупного поражения от «Кубани» ушел в отставку Омари Тетрадзе. И мне предложили принять «волжан». Я долго не раздумывал.

– Наверное, самыми запоминающимися матчами того сезона была кубковая победа в Москве над «Спартаком» и стыковые поединки с «Нижним Новгородом»…

– В Кубке мы тогда дошли тогда до полуфинала и, действительно, обыграли в Москве «Спартак». Привлекли из дубля на ту игру Руслана Паштова и Шоту Бибилова, и Шота с передачи Антона Хазова на 86 минуте сравнял счет. А в серии послематчевых пенальти нервы у нас оказались крепче.

Ну а «стыки» с «горожанами» были матчами совсем другого накала. Все мы прекрасно понимали: тот клуб, который проиграет, будет расформирован. В первом матче Саша Салугин открыл счет, и к перерыву мы уступали. В раздевалке я разбудил, раззадорил, разозлил всю команду. И на второй тайм вышел совсем другой коллектив. Мы одержали победу – 2:1. А во втором матче на «Северном» ребята уже сыграли на классе. Хотя, не промахнись Дворнекович в пустые ворота, все могло сложиться иначе. Но он промахнулся. В итоге – нулевая ничья, и мы сохранили место в премьер-лиге.

И вот после этого мне сказали «спасибо»… Но, наверное, иногда нужно сделать шаг назад, чтобы потом сделать два шага вперед. И вскоре я выиграл Лигу Европы, помогая Унаи Эмери в «Севилье». А потом Унаи перешел в «Пари Сен-Жермен», а я, приобретя знания и опыт, пошел своим путем.

– Про Дениса Черышева все хорошо знают, но ведь у вас есть еще и младший сын – Даниил.

– Даниил – своеобразный типчик, очень умный и образованный. Он знает обо всех футболистах. Из него мог бы получиться шикарный селекционер. Но Даниил очень большое внимание уделяет учебе. Знает в совершенстве три языка: русский, испанский и английский, делает большие успехи в изучении китайского. Так что мой младший сын сделал ставку на образование, и это радует меня как отца.

– Вы уже почти год работаете с «Нижним Новгородом». Что скажете о команде?

– Помню, Саша Липко как-то сказал: «Давайте сборы с Черышевым пройдут сначала те ребята, которые есть у нас в команде, а потом будем приглашать новичков». И после сборов они оказались сильнее новобранцев, которые стали приезжать в «Нижний». Посмотрите, скольких футболистов второй лиги мы сделали крепкими игроками ФНЛ. Это Артур Анисимов, Артем Абрамов (ах, как нам сейчас его не хватает), Юрий Морозов, Андрей Хрипков, Тимур Аюпов, Виктор Сергеев… Мы поверили в них, дали им толчок. Ну а в дальнейшем им надо работать еще больше и стремиться еще выше. Все зависит только от самих ребят, от их желания и самоотдачи.

– Правда, что вы не любите дни рождения? И чего ждете в ближайшем будущем?

– Помните, как в песне поется: «День рождения – грустный праздник». Не люблю пышных торжеств. Самый главный подарок мне подарили ребята – победу над «Краснодаром-2». Ну, а чего я жду? Жду, что моя команда будет расти и прогрессировать. Я получаю от этого огромное удовольствие. И я благодарен судьбе за то, что у меня есть именно эта команда и именно эти футболисты.

А еще хочу, чтобы дети были здоровы, чтобы игроки не получали травм, а болельщики чтобы нас поддерживали, вели команду за собой. Больше позитива!!!

Беседовал Сергей КОЗУНОВ

 

Оставить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.