Новости спорта в Нижнем Новгороде. Нижегородские спортивные новости.
Актуально

Петр СЧАСТЛИВЫЙ: ПОСМОТРИМ НА СТАТИСТИКУ В КОНЦЕ СЕЗОНА

На фоне остальных команд КХЛ, успевших в нынешнее межсезонье значительно обновить свои составы, селекционная работа «Торпедо» носила точечный характер, и новобранцами нижегородского клуба оказались преимущественно опытные хоккеисты. Среди них 33-летний нападающий Петр Счастливый, последние два с половиной сезона защищавший цвета «Салавата Юлаева», с которым, к слову, хоккеист успел стать обладателем Кубка Гагарина.

В ПРОШЛОМ СЕЗОНЕ ПРОВЕЛ ВСЕ МАТЧИ
– Петр, вы читали отзывы нижегородских любителей хоккея о вашем переходе в «Торпедо»?
– В первую очередь, всех интересует статистика, и это касается не только моего перехода, но и новых контрактов других игроков в разных клубах. Да, в прошлом сезоне результативность у меня была не из лучших. Надеюсь, исправлю ее здесь, в «Торпедо». А что касается возраста… Финн Теему Селянне, которому 42 года, подписал новый контракт в НХЛ с «Анахайм Майти Дакс». Игрок в прекрасной форме и, если захочет, может поиграть и дольше. Уж если он молодой, то какой же я старый?! На летние предсезонные сборы всегда приходил в хорошем состоянии, и не могу сказать, что в какой-то год чувствовал себя лучше или хуже. Нынешнее лето – тоже не исключение.
– Тогда чем можете объяснить не самые лучшие показатели прошлого сезона?
– В сезоне-2010/2011, когда «Салават Юлаев» завоевал Кубок Гагарина, я играл вместе с Виктором Козловым и Робертом Нильссоном. У нас была отличная тройка, которая ровно прошла весь чемпионат, сыграла результативно в плей-офф. И возвращаясь после отпуска, я ждал, что буду играть с теми же партнерами. Но Сергей Михайлович Михалев, в межсезонье возглавивший уфимскую команду, расставил игроков в пятерках по-другому, в соответствии со своим видением игры…
Тренер вскоре сменился, а тенденция осталась, и в прошлом сезоне мне пришлось поиграть практически со всеми нападающими. Наверное, не хватило времени, чтобы как следует сыграться с новыми партнерами, и еще выходов на лед в большинстве. Все голы и результативные передачи у меня были зафиксированы при игре «пять на пять» или в меньшинстве, тогда как наши бомбардиры, набравшие больше 30 очков, выходили реализовывать численное преимущество… О своей игре могу сказать так: мало забрасывал шайб, но спада точно не было. Спад – это когда не попадаешь в состав. А посмотрите на мою статистику: в прошлом сезоне, как и годом раньше, провел все матчи.
– В октябре Нильссон ушел из «Салавата». Не жалеете, что вслед за ним не поменяли команду в ходе сезона?
– Я не собирался менять команду, мне хотелось играть в «Салавате»!
– А в вашем нынешнем переходе сыграло какую-то роль то обстоятельство, что Роберт остался в «Торпедо»? Или сейчас уже не думаете о восстановлении той продуктивной связки?
– У каждого тренера свое видение игры, расстановки хоккеистов в звеньях. Посмотрим. Буду выходить на лед с теми партнерами, к которым меня поставят.
РЕБЯТА СКАЗАЛИ – ХОРОШИЙ ТРЕНЕР
– Прежде чем принять предложение «Торпедо», вы общались с кем-то из хоккеистов, поработавших под руководством Кари Ялонена?
– Звонил Саше Суглобову и Илье Крикунову, с которыми хорошо знаком. Ребята сказали – хороший тренер. Наверное, именно за счет правильного баланса «тренер – команда» торпедовцы выдали такой яркий ровный сезон. Здесь собраны не «звезды», а рабочая команда, в которой игроки «пашут» каждую смену от начала до конца все 60 минут. Это мне больше всего понравилось.
– Какие ассоциации у вас были связаны с Нижним Новгородом, с командой «Торпедо»?
– Когда я начинал играть в ярославском «Торпедо» – выступал и за вторую команду, и за первую, мы приезжали сюда играть с нижегородцами, но каких-то особых воспоминаний о том времени не осталось. Запомнилось только, что в нижегородском «Торпедо» много лет играл Илья Горохов… Знаю, что Нижний – город хоккейный, болельщики очень любят наш вид спорта. Мне еще не удалось поближе познакомиться с местными достопримечательностями, но на что обратил внимание, добираясь на тренировки, в городе много парков. Видимо, здесь заботятся о том, чтобы люди могли отдыхать в зеленой зоне.
– Не могу не спросить и о Ярославле. Именно там вы заиграли на взрослом уровне, туда вернулись из Северной Америки. Почему не получилось продолжить карьеру в ярославской команде?
– Уезжал из «Торпедо», вернулся в «Локомотив» и провел в Ярославле еще два сезона. Но весной 2006 года мне позвонил президент клуба Юрий Николаевич Яковлев: «Большое спасибо за игру, но мы расстаемся, желаю удачи»… Вообще я благодарен Яковлеву за то, что он дал мне возможность много играть за ярославскую команду и вырасти как хоккеисту, но, видимо, на тот момент руководство клуба что-то не устраивало. И так получилось, что даже это сыграло в мою пользу. (Улыбается.)
Зимой я познакомился со своей будущей женой (Инета Радевича – легкоатлетка, как раз переехала из Риги в Москву), а в августе мне поступило предложение от Петра Ильича Воробьева, возглавившего «Химик» (Мытищи), поиграть в подмосковной команде. В Ярославле не было крытого легкоатлетического манежа, и если бы я играл за «Локомотив», Инете пришлось бы постоянно находиться в разъездах. А в Москве она нашла себе тренера, были все условия для занятий и возможность нам чаще видеться. Да и на моей игре смена команды сказалась положительно. Петр Ильич, можно сказать, подтолкнул меня к тому, чтобы играть в центре. После удачного сезона я подписал контракт с ЦСКА, получил возможность поработать с Вячеславом Аркадьевичем Быковым – сначала в Москве, потом в Уфе…
– После того, как вы пожили в Москве, какова была ваша мотивация ехать в Уфу?
– Мне не удался сезон, когда главным тренером ЦСКА был Сергей Львович Немчинов, и руководство армейского клуба хотело поменять меня уже в середине сезона. Поэтому не было смысла оставаться в ЦСКА, тем более я видел, что мне не доверяют. Тогда как раз позвонил Вячеслав Аркадьевич – пригласил в уфимскую команду. Между клубами произошел обмен: Илья Зубов поехал в ЦСКА, а я – в «Салават».
В АМЕРИКЕ ПРИОБРЕЛ БЕСЦЕННЫЙ ОПЫТ
– В свое время вы несколько лет отыграли за океаном. Пригодился ли в России ваш североамериканский опыт?
– Пять сезонов, проведенные в Северной Америке, пожалуй, это были мои самые лучшие годы. Довелось поиграть и в НХЛ, и в фарме, выступавшем в ИХЛ. Как вести себя на льду и вне льда – Америка дала мне в этом плане бесценный опыт. Я самостоятельно готовился перед игрой и после игры, смотрел, как это делают другие, опытные хоккеисты. В той же «Оттаве» мне очень помогал Игорь Кравчук. И потом, когда я вернулся в Россию, в «Локомотиве» у нас была великолепная тройка. Играя вместе с Димой Власенковым и Антоном Бутом, мы на троих забросили за сезон 60 голов! Единственное, за что я до сих пор переживаю, почему нас не вызвали в сборную именно в этом составе? Видимо, в тот период тренеры сборной не увидели в нашем звене самостоятельную и боеспособную единицу, и для меня это стало большим разочарованием. Именно то, что не случилось определенного толчка. Если бы тогда у нас появилась возможность сыграть за сборную России, я думаю, наши показатели пошли бы только вверх…
– …и выступлением на чемпионате мира 2007 года дело бы не ограничилось?
– Ну да.
– А вот когда вы завоевали «бронзу» на чемпионате мира в Москве, и о сборной пришлось забыть, как переживали этот поворот в хоккейной карьере?
– Понимаете, самая тяжелая травма для хоккеиста – повреждение крестообразной связки. Я ее порвал, и нужно было восстанавливаться в течение шести месяцев. Большое спасибо Вячеславу Аркадьевичу, что все это время он меня ждал. Любой другой клуб в подобной ситуации мог бы сказать: «До свидания. Езжай в Ачинск, там играй»… Но в ЦСКА меня ждали, поддерживали все эти месяцы, звонили. Мы общались от этапа к этапу. Сначала я сделал операцию в Америке в одном городе, через два месяца поехал в другой город – в тренировочный центр, где восстанавливался еще два месяца. После четырех месяцев лечения мне надо было вставать на лед, я вернулся в Москву и занимался в манеже ЦСКА. Нашел семью Красновых – Петра Степановича и Игоря Петровича, и они помогали мне восстанавливаться… Ну, может, где-то меня не хватило, и это сыграло свою роль в моих дальнейших отношениях со сборной.
– Каких-то последствий той травмы потом не ощущали?
– Нет, все хорошо.
«ТОРПЕДО» НЕ ПОМЕШАЕТ КУБОК ГАГАРИНА
– Любому спортсмену хочется выиграть главный приз в тех соревнованиях, где он выступает. В КХЛ это Кубок Гагарина, и вы его уже завоевали. Какова теперь ваша мотивация не сбавлять к себе требования?
– Тот день, когда «Салават Юлаев» выиграл последнюю игру в финале плей-офф, и я держал кубок в своих руках, в памяти до сих пор. Помню также, что когда пришел в раздевалку, то поймал себя на мысли: если бы мне предложили через два-три дня снова сыграть в плей-офф, то согласился бы. Я хочу снова почувствовать эти непередаваемые ощущения, поэтому моя цель – выиграть еще один Кубок Гагарина, с «Торпедо».
– То есть ничего не имеете против лозунга «Кубок Гагарина – на проспект Гагарина», начертанного на аэростате, летающем над нижегородской ареной во Дворце спорта?
– Честно говоря, раньше, играя против «Торпедо», как-то не обращал внимания на этот атрибут хоккейных матчей в Нижнем Новгороде. Может, аэростат в перерыве летает, когда мы уходим в раздевалку? Конечно, я только «за». Перед «Торпедо» в последние годы стоят самые высокие цели. Минувшей весной в плей-офф команда сыграла прекрасно и вполне могла пройти в третий круг. Просто из-за большого количества овертаймов, проведенных торпедовцами в первом круге против рижского «Динамо», им не хватило свежести в противостоянии с московским «Динамо». А физическая форма у подопечных Кари Ялонена была прекрасная.
Беседовала
Нина ШУМИЛОВА

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *