Новости спорта в Нижнем Новгороде. Нижегородские спортивные новости.
Актуально

Виталий КОВАЛЬ: Я провел самый тяжелый сезон в карьере

FAweHmZ6_3oГолкипер «Торпедо» Виталий Коваль подвел итоги сезона, высказался об отставке Кари Ялонена, сообщил о своем контракте, а также вспомнил о тяжелом поражении сборной Беларуси и поведал о том, как правильно произносится его фамилия.
ПОРА ВЫБИРАТЬСЯ ИЗ ЯМЫ
– Виталий, «Торпедо» не выполнило задачу на сезон – не сумело пробиться в плей-офф. Что случилось?
– Мы перестали быть той командой, которая добилась успеха в прошлом сезоне. Это проявилось во многом: в командной игре, во взаимоотношениях за пределами площадки… Нас что-то выбило из колеи, количество неудач росло как снежный ком. Сразу исправить ситуацию мы не смогли.
– В чем причина этого? Ведь состав «Торпедо» в межсезонье почти не изменился, скорее, даже усилился….
– Причина, скорее всего, в нас. Думаю, мы изменили отношение к работе, к своим обязанностям. Словно забыли, что каждый из нас должен сделать для побед команды.
– Абстрагируясь от игры команды, что скажете о своих выступлениях?
– Сезон для меня однозначно неудачный. Было несколько хороших матчей, но это нисколько не сглаживает общего негативного впечатления. Не удалось выступить стабильно. Считаю, что я не помог команде в той степени, в которой обязан.
– В начале сезона вы говорили, что находились в психологической яме, из которой тогда удалось быстро выбраться. Что же сейчас?
– Сейчас очень тяжело и особенно психологически. И из этой ямы еще предстоит выбираться. Потребуется много времени, чтобы все отрицательные эмоции куда-нибудь исчезли. Надеюсь, что во время перерыва в межсезонье удастся отдохнуть, успокоиться, восстановиться.
– Допускаю, что вы устали и физически? Ведь так много матчей в чемпионате КХЛ (46 – прим. автора) вы еще никогда не проводили.
– Здесь многое зависит от результатов команды. Если бы у нас дела шли получше, нагрузки были бы не так заметны. Подобный игровой ритм не так уж и страшен. А вот если мы не добились результата, и на тебя давит психологический груз, то и физически ты чувствуешь себя неважно. Вообще во второй половине чемпионата физически «подсела» вся команда. Фундамент, заложенный на предсезонке, оказался, видимо, не столь крепок.
ЛУЧШИЙ МАТЧ БЫЛ В МИНСКЕ
– В этом сезоне вы играли почти без замен. Извечный вопрос – что лучше для вратаря: быть единственным и бессменным или иметь рядом конкурента, с которым проводить матчи поочередно?
– Мне больше нравится конкуренция. Это серьезно подстегивает, возникает дополнительная мотивация…
– Вспомните самый удачный и неудачный матчи этого сезона?
– Мне, в первую очередь, удался матч в Минске, где мы выиграли 3:0. А неудачных игр набралось слишком много. Самая драматичная из них с магнитогорским «Металлургом». За две с небольшим минуты до конца третьего периода мы вели 3:2, а в итоге уступили 3:5.
– На следующий день после сражения с командой Малкина в «Торпедо» сменился главный тренер. Болельщики нижегородского клуба до сих пор рассуждают о том, насколько оправданной была отставка Кари Ялонена.
– В тренерском штабе Ялонена работали профессиналы. Честно говоря, не думал, что дело дойдет до отставки. Возможно, во взаимоотношениях «тренер – команда» по сравнению с прошлым сезоном что-то изменилось. Может быть, что-то было упущено. Допускаю, что и игроки не всегда выполняли требования наставников.
– В период работы Ялонена тренером вратарей был финский специалист Сакари Линдфорс. Что скажете о его работе?
– У меня были с ним неплохие отношения. Мы разбирали игры, смотрели видео, проводили специальные вратарские тренировки. Наверное, этих тренировок могло быть и побольше. В любом случае, я уверен, что тренер вратарей необходим любой команде.
– Сильно ли изменился стиль игры «Торпедо» с приходом нового тренерского штаба?
– Кардинальных изменений не было. Наверное, сразу и не надо что-то резко менять. По крайней мере, у двух разных тренерских штабов требования схожи.
ТРАГЕДИЯ ДЛЯ БЕЛАРУСИ
– Какой у вас контракт с «Торпедо»?
– До 30 апреля 2015 года. У меня есть желание до конца отработать этот контракт, то есть выступать за «Торпедо» и дальше. В клубе меня все устраивает, моей семье нравится в Нижнем Новгороде. Другое дело, насколько «Торпедо» будет во мне заинтересовано. В хоккейной жизни нельзя далеко загадывать.
– Вы – воспитанник пермского хоккея. Начинали профессинальную карьеру в «Молоте-Прикамье». Как случилось, что стали выступать за сборную Беларуси?
– Я же говорю о непредсказуемости хоккейной жизни. Если бы мне сказали лет десять назад, что буду выступать за сборную Беларуси, играть в ее составе на чемпионате мира и Олимпиаде, я бы не поверил. Но я стал играть в чемпионате Беларуси, провел три сезона в гродненском «Немане», после чего мне предложили принять гражданство и пригласили в сборную.
– Совсем недавно сборная Беларуси не смогла пройти квалификационный отбор на Олимпиаду…
– Это трагедия для Беларуси и для меня лично. Рана настолько свежая, что даже тяжело об этом говорить. Так сложилось, что первый матч со Словенией стал для нас решающим, и мы проиграли его в драматичной борьбе. Уступали 0:2, потом сравняли счет, но в итоге потерпели поражение – 2:4. Перед началом квалификационного турнира мы были настроены на то, что решающим будет третий матч с датчанами – хозяевами площадки. Датчан мы в итоге обыграли, а вот словенцев пропустили вперед в таблице.
– После драматичных матчей хоккей, наверное, и во сне не дает покоя?
– Нет, во сне игра особенно не мучает. Все-таки с годами я научился абстрагироваться, да и в семье справиться с переживаниями гораздо проще. Хотя этот год добавил мне немало седых волос. Неудачи «Торпедо» и сборной Беларуси, безусловно, повлияли на то, что этот сезон стал, возможно, самым тяжелым в моей карьере.
ФАМИЛИЯ, КАК У ГЕРОЯ КАРАЧЕНЦОВА
– В минском «Динамо» и «Атланте» вы выступали под первым номером, в «Торпедо» у вас «номер 31». Причина, наверное, в том, что когда вы перешли в нижегородский клуб, вам исполнился 31 год?
– Как ни странно, два этих события никак не связаны. Просто была свободная вратарская майка именно с этим номером, а №1 был уже у Никиты Беспалова. Между прочим, и заслуженный мастер спорта Республики Беларусь Андрей Мезин, с которым у меня прекрасные отношения, давно уже выбрал для себя «номер 31». Кстати, сейчас в сборной Беларуси № 31 у голкипера Дмитрия Мильчакова.
– В этом сезоне вы набрали 14 минут штрафа, а в регулярном чемпионате КХЛ 2011-12 даже на две минуты больше…
– То есть можно назвать меня стабильным нарушителем. А вы считали, сколько штрафа заработали на мне соперники? Думаю, значительно больше. Я стараюсь активно играть в своей вратарской. Иногда вынуждаю нападающих фолить на мне, естественно, бывает, что и мне достается от судей.
– В фильме «Мисс миллионерша», который снимался в Горьком в 1987 году, герой Николая Караченцова носит фамилию Коваль. Причем с ударением на второй слог. Почему-то вашу фамилию в том же регионе все произносят по-другому?
– У моей фамилии украинские корни. По-украински «коваль» означает «кузнец», и правильное ударение именно на второй слог. Так что у меня с героем Караченцова фамилии произносятся одинаково.
– А вы этот фильм видели?
– Нет. Но теперь, видимо, посмотреть придется.
Алексей ХИТРЮК,
Sportbox.ru специально для «Ф-Х НН»

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *