Новости спорта в Нижнем Новгороде. Нижегородские спортивные новости.
Актуально

Николай ВОЕВОДИН, главный тренер ХК «Саров»:В ПЛЕЙ-ОФФ НАША МОЛОДЕЖЬ ПРИОБРЕЛА БЕСЦЕННЫЙ ОПЫТ

i (1)Нижегородец Николай Воеводин по окончании хоккейной карьеры пришел работать в родную торпедовскую школу и прошлым летом, как обычно, готовился к началу нового учебного года, даже не предполагая, какой крутой поворот подготовила ему судьба. Сначала молодого специалиста пригласили помощником главного тренера в ХК «Саров», а через полгода Воеводину пришлось примерить на себе роль главного тренера.
КАЖДЫЙ ВОЗРАСТ
ПО-СВОЕМУ ИНТЕРЕСЕН
– Николай Анатольевич, когда вы только закончили игровую карьеру, у вас был выбор, идти в тренеры или заниматься какой-то другой профессией?
– Выбора не было, потому что, кроме хоккея, больше ничего не умею. (Улыбается.) Образование тоже профильное: пока играл, получил диплом Камского государственного института физической культуры, специальность – тренер. А когда закончил играть, возглавлявший торпедовскую школу Владимир Сергеевич Тихомиров пригласил меня работать с мальчишками. В начале учебного года набрал шестилетних малышей, начал учить их кататься на коньках. Понятно, что в новом качестве у меня не было опыта, поэтому первое время советовался с другими тренерами, которые работали рядом и были поопытнее меня. Считаю, освоился полностью, и чтобы понять все тонкости, хватило первых трех лет.
– Работа с малышами подразумевает, что тренер должен наладить контакт еще и с их родителями?
– Обязательно. В этом плане я был только на пути становления, поскольку долго тренировать мальчишек 2001 года рождения мне не довелось. Через год руководство школы попросило меня принять торпедовскую команду с ребятами 1996 года рождения – с нею я плотно работал последние четыре года. В спортивной школе каждый период, каждый возраст по-своему интересен. Если шестилеток нужно, прежде всего, научить правильно стоять на коньках, то мальчишки постарше уже кое-что умеют, и их нужно выводить на другой уровень, немного выше. Эта команда играла на первенство страны, и у нас от сезона к сезону результаты шли по нарастающей. Сначала в зоне «Поволжье» мы заняли третье место, потом второе и попали в финал, где были шестыми. Считаю, это неплохой результат.
– В нынешнем сезоне, когда вы работали в «Сарове», ваши ребята о вас не забывали?
– Когда меня пригласили в ХК «Саров», команду мальчишек принял Владимир Владимирович Орлов, он и доводил их до выпуска. Из-за занятости на новой работе за этот год мне удалось посмотреть только две игры своей бывшей команды. Забот у тренера клуба ВХЛ, действительно, много, к тому же моя нынешняя команда базируется не в Нижнем Новгороде, а в Сарове. Но в ходе сезона мы созванивались: ребята делились своими новостями, спрашивали, как у меня дела на новом месте. Приятно, что не забывают.
– Можете сказать, что в этой команде есть перспективные ребята, которые со временем могут стать профессиональными хоккеистами?
– Не в моих правилах что-то предсказывать и прогнозировать. Уже столько раз в своей жизни «обжигался» на прогнозах, что больше не хочется. Посмотрим лет через пять. Тогда и вернемся к этому разговору. В любом случае буду вдвойне рад, если кто-то из этих ребят выберет хоккей своей профессией, заиграет в команде мастеров.
СО ВЗРОСЛЫХ ИГРОКОВ
И СПРОС БОЛЬШЕ
– Оказавшись в тренерском штабе команды мастеров, почувствовали разницу по сравнению с работой школьного тренера?
– Разница, конечно, есть. В профессиональной команде контингент взрослый (даже у нас в «Сарове», где самому старшему было 26 лет), и от этих игроков больше требуешь. Если мальчишки что-то не понимают, в этом отчасти вина тренера – значит, ты не смог найти слова, чтобы твои подопечные поняли. А здесь играют уже сложившиеся хоккеисты, и они должны сразу понимать то, что требуют тренеры. Но, в любом случае, то, что между завершением игровой карьеры и началом работы в команде мастеров у меня был «школьный период», во время которого удалось получить определенный тренерский опыт, помогло мне легче вписаться в тренерский штаб ХК «Саров».
– Не завидуете своим коллегам, которые сразу попадают в команду мастеров, и даже на уровне КХЛ?
– Вообще, по жизни я независтливый человек. Где-то прочитал, что нет белой и черной зависти – зависть всегда одна. У меня есть свой путь в профессии, и я им иду. При этом предпочитаю не планировать далеко вперед. Знаете, планы быстро рушатся. (Улыбается.) Жизнь идет так – значит, так тому и быть.
– Кстати, как случился ваш переход в саровский клуб?
– Мне позвонили 13 июля, когда сборы у команд ВХЛ были уже открыты. Михаил Павлович Варнаков ушел в молодежную сборную России, Игорь Сергеевич Аверкин, занявший пост главного тренера, искал помощника, который, как я понял, должен был быть из структуры ХК «Торпедо». А я к тому времени как раз закончил Высшую школу тренеров. Вот все так и сложилось.
– То есть вы недолго думали, принимать это предложение или остаться в школе?
– А мне много времени на раздумья и не дали. (Улыбается.) Сутки. Уже 15 июля я был в «Сарове». Приехал, ребята тренировались – у команды шли домашние сборы. Потом, в августе, начались предсезонные турниры…
ХОРОШИЙ РЕЗУЛЬТАТ
ДОБАВЛЯЕТ УВЕРЕННОСТИ
– В чем была трудность работы в этой команде?
– Первое время шло знакомство (все-таки из ребят я никого не знал), привыкание к коллективу. Помогало то, что хорошо знаком с Аверкиным, который у нас в «Торпедо» тренером был, и Андреем Царевым, с которым мы играли во второй команде (торпедовские болельщики со стажем наверняка помнят такой интересный период, когда в «Торпедо-2» играли два вратаря сборной России – Тихомиров и Царев). В тренерском штабе «Сарова» Царев отвечал за вратарей, я – за защитников, а Игорь Сергеевич осуществлял общее руководство.
– В январе вам пришлось заменить Аверкина. Насколько такой поворот был неожиданным для вас?
– Поворот действительно неожиданный, когда ты только-только пришел в команду мастеров, а тебе говорят: «Так, ну ты уже давай, сам тренируй!». Тем более шаг ответственный, потому что мы изначально ставили задачу попасть в плей-офф, и на тот момент «Саров» был чуть ниже, но имел хорошие шансы. Понятно, что не хотелось все это рушить. Ну а раз команда в итоге выполнила задачу, значит, нам это удалось. С Игорем Сергеевичем после его ухода в «Торпедо» мы постоянно созванивались: советовался с ним – как и что делать. Уверенность всегда приходит от результата. Если б не показали результат, то и уверенности бы не было.
– А то, что так быстро избавитесь от приставки и.о. из своей новой должности, можно назвать сюрпризом для вас?
– Да я об этом и не думал. Руководство как-то обмолвилось: «Выполнишь задачу, сделаем главным тренером». Но сам я на такой разговор никого не выводил.
– Насколько вы остались довольны результатом команды, показанным в плей-офф?
– Мы не собирались выйти в плей-офф и сразу проиграть три матча подряд. «Саров» ехал в Тюмень «покусать» более опытного соперника, выиграть у него, проверить свои силы. И ребята выглядели достойно. Они доказали, что если выходить на площадку единой командой, они могут обыгрывать и сильных противников. Где-то что-то не получилось, тем не менее, наша молодежь приобрела бесценный опыт, а из ошибок постараемся сделать правильные выводы перед новым сезоном.
– То есть, вы остаетесь в «Сарове» на посту главного тренера?
– Да, и мне поручили подобрать помощников, поскольку в межсезонье у нас произошли некоторые изменения (как вы знаете, Андрей Царев перешел в «Торпедо»). Тренерский штаб «Сарова» сформирован, но фамилии узнаете чуть позже.
– За то время, что вы работали в «Сарове», как часто удавалось бывать дома?
– Честно говоря, не считал. Семья оставалась в Нижнем Новгороде, а я жил примерно по такому графику: где-то восемь – двенадцать дней в Сарове, день-два дома. Скажем так, вернулся в прошлое, вспомнил те времена, когда, будучи игроком, пропадал на сборах, в разъездах. Когда поступило предложение от ХК «Саров», у нас был разговор с женой на эту тему. И она согласилась, что мне это нужно для профессионального роста, отнеслась с пониманием, хотя, понятно, что ей тоже непросто – все-таки у нас трое детей и младшей дочке всего пять лет. За это время бытовых забот дома накопилось прилично, и без меня их никто не решит. Вот сейчас, в отпуске, стараюсь по возможности заниматься хозяйством. Планирую также съездить отдохнуть семьей к морю. Дома лишние эмоции все равно отвлекают от отдыха, а отдохнуть надо, ведь 11 июля команда начинает предсезонную подготовку.
ЗА ВЕТЕРАНОВ СЫГРАЛ
С УДОВОЛЬСТВИЕМ
– Можете сказать после года работы в команде мастеров, что сейчас по-другому воспринимаете победы и поражения, чем это было во времена, когда сами были игроком?
– Будучи игроком, я свои ошибки разбирал, а тренер разбирает собственные промахи и еще ошибки игроков: где и в чем недоработали, как подготовить команду к очередному матчу. Даже не знаю, когда радость от побед была больше. Это сложный вопрос. В любом случае, не отделяю себя от команды: если проиграли – значит, есть и моя вина, тоже огорчаюсь. Если выиграли – значит, и мы, тренеры, сработали правильно. Степень ответственности на посту главного тренера выше, а в плане горечи поражений и радости побед никакой разницы не вижу.
– Больше уставали, когда сами играли или когда приходится тренировать других?
– У игрока и у тренера разная усталость. У одного – физическая, у другого – эмоциональная. И, мне кажется, эмоциональная усталость даже тяжелее бывает, чем физическая. Но тут, наверное, действующие игроки со мной не согласятся. (Смеется.)
– Недавно прошел турнир памяти Виктора Коноваленко. Вы там играли за ветеранов «Торпедо». Как часто удается самому надевать хоккейные доспехи в последнее время?
– Если в прошлом сезоне я участвовал в первенстве области, постоянно была игровая практика, то в этом году мне в силу обстоятельств не удалось поиграть, и на турнире памяти Коноваленко были мои первые матчи. Если не тренируешься постоянно, физические кондиции «исчезают». Нагрузки тренера, выходящего на лед во время тренировок, нельзя сравнивать даже с играми в первенстве области. Конечно, мы с Андреем Царевым тренировались, но режим-то, все равно, не такой, как у действующего хоккеиста. Поэтому, когда выходишь играть на площадку, чувствуешь, что что-то не то, и начинаешь злиться.
– Зачем злиться? Команда же выиграла главный приз!
– Так я не на команду злюсь, а на себя. (Смеется.) Не скрою, еще хочется поиграть. Хочется общения: все-таки, хоккей – объединяющий вид спорта. Приходишь, там ребята, вместе с которыми играл – просто приятно. Есть что вспомнить, есть о чем поговорить. Одним словом, если в следующий раз пригласят поиграть за команду ветеранов «Торпедо», с удовольствием поиграю.
– Ну, а вдруг появится необходимость заявить игрока за «Саров», сможете подстраховать команду в этом качестве?
– Нет. Заповедь «не навреди» в хоккее, как и у врачей, тоже присутствует…
Беседовала Нина ШУМИЛОВА.

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *