Новости спорта в Нижнем Новгороде. Нижегородские спортивные новости.
Актуально

Виктор ДОБРОХОТОВ: Добрые мне попались «дядьки»

1341943761_dsc_059323 марта 60-летний юбилей отметил прославленный ветеран нижегородского «Торпедо», а ныне главный тренер «Чайки» Виктор Петрович ДОБРОХОТОВ. В день своего дня рождения он рассказал о своем хоккейном пути и поделился мнением о текущем положении дел в «Чайке».

– Виктор Петрович, вы неразлучны с хоккеем более сорока лет, и практически всю свою жизнь и карьеру посвятили хоккейному клубу «Торпедо». Что можете сказать обо всех этих годах?
– Хоккей дал мне путевку в жизнь. Как с профессиональной, так и с человеческой точки зрения. Как меня воспитали здесь, в команде, так я и шел в дальнейшем по жизни. И в этом большая заслуга моего первого тренера – Александра Михайловича Рогова. А до прихода в хоккей я отыграл четыре сезона в футбол за торпедовскую команду.
– Вы начали заниматься хоккеем в довольно взрослом возрасте – в 16 лет. Обычно молодежь приходит в секции раньше…
– На то есть причины. Во-первых, в мое время с коньками все было не так просто, как сейчас. В детстве мы с ребятами играли без них, а просто в валенках во дворе. Поэтому с катанием были определенные проблемы. Но в один момент старший брат сказал мне, что если я не научусь кататься на коньках, никто не возьмет меня в хоккейную команду. Пришлось брать коньки на два-три размера больше, тренироваться в них, и потихонечку я научился кататься.
– Вы сказали, что начинали свой спортивный путь с футбола…
– Вот потому это и произошло, что я не умел кататься на коньках, но при этом очень хотел видеть себя в спорте. Поэтому пока учился кататься, занимался футболом. И получалось временами неплохо. Меня даже призывали в сборную области.
В хоккейную же команду «Торпедо» тогда было записаться очень сложно. Поэтому я пару лет и отыграл на «Красной этне», и в 16 лет, когда более-менее научился кататься, поступил в хоккейную секцию.
– Уже в 17 лет вы дебютировали в команде мастеров «Торпедо». Как удалось добиться такого успеха в столь короткий срок?
– Сам не знаю, как так вышло. Всего лишь после полутора лет занятий у Александра Михайловича Рогова я получил приглашение в «основу». Наверное, я просто очень сильно хотел этого и был безумно голодным до хоккея. Желание было просто огромное. Раньше надеть майку команды мастеров – это был большой праздник. Не нужны были никакие деньги, игра за «Торпедо» уже была высшей степенью похвалы.
– Что было самым главным на первых порах в основной команде и что помогло освоиться?
– У меня были замечательные партнеры по команде. Все «дядьки» были добрые, очень добрые! У нас тогда команда была «рабоче-крестьянская», как мы сами говорили. Таких в высшей лиге было всего две: Челябинск и мы. И поэтому мы даже дружили между собой. Иногородних хоккеистов в составе был всего один процент. Все друг друга знали, и человеческие отношения между ребятами на все влияли положительно.
– Наверное, тогда большое влияние на вас оказали партнеры по команде? Вы признавались, что звено Астафьев – Федоров, Федотов – Мишин – Доброхотов и сейчас является любимым вашим звеном?
– Да, пятерка у нас подобралась хорошая. Мы играли против первых звеньев и сильнейших игроков мира, таких, как Михайлов – Петров – Харламов или, скажем, Зимин – Шадрин – Якушев. Было почетно играть против таких признанных мастеров и делать это на достойном уровне. Конечно, это дало очень большой опыт.
– А какой-то конкретный матч, ставший для вас особенным, можете вспомнить?
– Конечно, особняком стоит матч, в котором я забросил свою первую шайбу за «Торпедо». Это была игра с «Химиком».
– Вы со своими 180 шайбами входите в символический клуб «100 лучших бомбардиров отечественного хоккея». Приятно находить свою фамилию в столь почетном списке?
– Конечно, приятно было достичь чего-то своим трудом. Но, вы знаете, раньше мы не уделяли внимания всей этой статистике: голы, передачи и прочее. Мы все играли на команду, на своих партнеров, и достижениям ребят радовались больше, чем своим собственным. Поэтому как-то проще было играть, и взаимодействия на льду были отлажены «на ура». Как результат – заброшенные шайбы.
– А какой период своей карьеры вы считаете самым ярким?
– Все года, которые я провел в составе «Торпедо», были для меня самым настоящим праздником. Также три года я провел в Риге. Два из них по причине службы в армии, и еще на год пришлось остаться из-за болезни дочери. Этот этап в карьере также дал мне очень многое. В частности, там я познакомился с Владимиром Юрзиновым. Мы с ним были в очень хороших отношениях, и он хотел, чтобы я остался в команде. Но я настоял на том, что хочу домой, в родную команду.
– То есть, патриотизм взял свое?
– А тогда у нас было очень много патриотов. Главный из них, конечно же, Виктор Сергеевич Коноваленко. Это «глыба» нашего горьковского, да и советского хоккея, которого по степени патриотизма я могу сравнить с Мининым. Да и много было других ребят, которые отыграли за клуб по 500-600 матчей. Это огромные цифры! Особенно по нынешним меркам. Ведь сейчас многие хоккеисты бегают по клубам в зависимости от того, где рубль «длиннее». А тогда такого не было. Хотя многих звали в Москву. В частности, меня, Федотова, Мишина, Астафьева, Коноваленко. Была большая заинтересованность и конкретные предложения. В Москве был престиж и близость к сборной страны. Но мы оставались верными своему клубу. Когда играешь дома, и за тебя болеют все родные, близкие, соседи, дети – это самое важное.
– Ваша профессиональная карьера в «Торпедо» началась в 1971 году. Значит, вы успели поиграть в одной команде с Виктором Коноваленко…
– Да, полтора сезона мы играли с ним вместе. Это были отличные времена. Старшее поколение всегда опекало нас, молодежь, на сборах. Виктор Сергеевич был очень добрый. Немногословный, но отзывчивый, порядочный мужик. Несмотря на все его великие заслуги и регалии, всегда хорошо относился к нам. На сборах даже яблоками подкармливал. Только положительные воспоминания у меня остались от работы с ним.
– А как вы относитесь к идее проведения ежегодного «Кубка Коноваленко»?
– Обеими руками «за». Это отличная возможность почтить память великого спортсмена, собрать вместе заслуженных ветеранов горьковского и отечественного хоккея.
– С кем из ветеранов вы поддерживаете отношения?
– Некоторых, к сожалению, уже нет с нами. Но со многими из наших ребят, естественно, продолжаю общаться. Это Федоров, Мишин, Федотов, Кокурин… Как все знают, Ковин живет сейчас во Франции, Скворцов тоже постоянно в разъездах. Поэтому с ними видеться удается реже.
– Завершив профессиональную карьеру хоккеиста, вы не сразу попали в тренеры. Как в итоге удалось вернуться в «Торпедо» в этом качестве?
– Да, действительно это так. Нигде не было вакансий: ни в школе «Торпедо», ни в училище олимпийского резерва. Поэтому пришлось полгода поиграть в низшей лиге, в команде из Новочебоксарска. Как только место появилось, я сразу закончил карьеру игрока и перешел на тренерское поприще.
– Вспоминая своих первых тренеров, можете сказать, что применяете на практике знания, полученные от них или, все же, времена сильно изменились?
– Хоккей стал другой: силовой, быстрый, атлетичный. Но отношение к хоккею не должно меняться: что сорок лет назад – что сейчас. Это самое главное.
– Кто из тренеров внес самый весомый вклад в ваш профессиональный рост?
– Конечно, не могу не назвать своего первого тренера – Александра Михайловича Рогова. Первый тренер всегда дает азы хоккейных навыков. В командах мастеров очень многое дал мне Александр Тихонович Прилепский, а также Владимир Владимирович Юрзинов, у которого я играл в Риге. Вот эти «три кита» и оказали большое влияние на мое становление.
– Вы, как тренер, предпочитаете кнут или пряник?
– Бывает такое, что словом можно обидеть сильнее, чем кнутом. Поэтому к каждому хоккеисту нужно подходить индивидуально. В нашей команде есть ребята семнадцати лет, а есть – двадцати двух. В этом возрасте четыре-пять лет – огромная разница. Поэтому к каждому нужен свой подход и свой ключ.
– Прошедший сезон для «Чайки» сложился непросто. Вам пришлось в авральном порядке возглавить команду…
– Ничего сложного не было. Все те же тренировочные процессы и требования, что были при Вячеславе Рьянове, остались. И никакого снежного кома на голову мне не свалилось.
– Сезон для «Чайки» сложился не совсем удачно. Для выхода в плей-офф не хватило каких-то четырех очков…
– Перед стартом сезона у нас были опасения относительно некоторых вещей. Во-первых, мы не знали, как проявит себя Машковцев, который не имел достаточной игровой практики до этого. Во-вторых, у нас была самая молодая команда в МХЛ – десять человек 1995 года рождения. И мы переживали, как сыграет вратарь, как будет действовать молодежь, не будет ли травм и «выдергиваний» в другие команды из клубной системы. В итоге последнее случилось в декабре, когда троих игроков забрали в основную команду, еще четверых – в ХК «Саров». Плюс к этому, еще двое выбыли на длительный срок из-за травм и болезней. В итоге получилось, что мы не смогли рассчитывать на первые два звена. Почти месяц мы тренировались в 12-13 человек. В итоге после перерыва проиграли самые важные матчи, которые и не позволили нам попасть в плей-офф. В концовке регулярного чемпионата мы выиграли восемь встреч, проиграв всего в одной в овертайме, но этого не хватило для того, чтобы наверстать упущенное.
– Тем не менее, сразу двое представителей команды – Стальнов и Мищенко – в последнее время регулярно стали попадать в заявку «Торпедо», а Григорий и вовсе стал игроком основы и даже забросил шайбу, которую болельщики признали одной из лучших в сезоне.
– У «Чайки» одна задача: готовить кадры для основной команды. Я рад, что весь этот труд команды, самих игроков, тренерского штаба принес свои плоды. Это самое главное.
– Какие советы можете дать остальной молодежи для того, чтобы она следовала примеру ребят и продвигалась из молодежного хоккея во взрослый?
– Самое главное – это труд и любовь к хоккею. И это должно быть с первых дней занятий в хоккейной школе. Ребята должны уметь слушать. Это тоже большая наука – уметь слушать старших, которые поиграли и знают, что нужно донести. И еще! Чтобы достичь успехов, нужно чем-то жертвовать.
– 10 лет назад вы признавались, что материальная база в торпедовской хоккейной школе оставляла желать лучшего. Сейчас ситуация изменилась?
– У «Чайки» никаких претензий по проживанию, питанию или форме нет. Но самое главное, чего сейчас не хватает – отбора. На всю область работает всего одна школа. Этого, конечно, очень мало. Нет областных или городских соревнований, где могли бы проявлять себя молодые таланты. Хорошо, что сейчас начали строить ФОКи. Занятия в них должны дать свои плоды, но это будет позднее. А пока кадров для формирования состава команды не всегда хватает. Каждый год нам звонят агенты, предлагают игроков, которые не подошли другим командам. И перед каждым сезоном мы просматриваем по 30-40 человек. Вопросы селекции и развития детско-юношеского хоккея еще только предстоит решить.
– Вам исполнилось 60 лет. Какие планы еще предстоит претворить в жизнь, какие цели и мотивации ждут впереди?
– Самое главное – это воспитывать молодежь для основной команды. Некоторые ребята из «Чайки» попадают в основной состав «Торпедо». Все помнят наш «первый поток» – Клопов, Потапов, Галузин, Радчук… Сейчас у нас подходят к основе Стальнов, Мищенко, Белохвостиков. Руденков поедет в сборную на юношеский чемпионат мира в Сочи, Машковцев ездил на «Кубок Вызова». Все это является положительными моментами в нашей работе. И другим ребятам также нужно стремиться к прогрессу в игре. Конечно, помимо подготовки кадров, хочется что-то выиграть еще и с «Чайкой». В последнее время не всегда это получается, но азарт и максимализм никуда не девались, и никуда не денутся. Поэтому будем продолжать работать и делать все, что в наших силах – на благо нижегородского хоккея.
Беседовал
Дмитрий ЗИМИН
(Информационная
служба ХК «Торпедо»)

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *