Новости спорта в Нижнем Новгороде. Нижегородские спортивные новости.
Актуально

Энди МИЛЕ: РАД, ЧТО ОКАЗАЛСЯ В РОССИЙСКОМ КЛУБЕ

Нападающий «Торпедо» Энди Миле рассказал о своей карьере в Северной Америке, выступлениях на чемпионате мира в составе сборной США, трансфере в Европу и переходе в нижегородский клуб, а также поведал, что в России его больше всего удивило.

ИЗ УНИВЕРСИТЕТА –
В СБОРНУЮ США
– Уже в возрасте пяти лет я стал знакомиться с хоккеем. Помню, что сначала катался на замерзшем озере под присмотром отца. Игра быстро захватили меня, тем более, что мои друзья тоже были увлечены хоккеем. А когда я пошел в школу, то твердо решил для себя – буду профессиональным хоккеистом.
– Ваши родственники тоже занимались хоккеем?
– Да. Отец и младший брат. Но они не стали профессиональными хоккеистами. А мой дед поначалу предпочитал бейсбол, однако внимательно следил за моей карьерой и постепенно стал болельщиком хоккея.
– В 17 лет вы стали выступать за клуб американской юниорской лиги «Сидар-Рапидс РафРайдерс», а спустя полтора сезона перешли в «Чикаго Стил». Вы играли результативно, и, наверное, можно было уже рассчитывать на попадание в профессиональную хоккейную лигу?
– Полагаю, тогда это было рановато. Я поступил в университет Майами и следующей «ступенькой» в хоккее для меня стала NCAA (американская студенческая лига – прим. автора). Можно сказать, что в учебном заведении я получал профессию тренера и продолжал свой хоккейное образование, выступая в течение трех с половиной сезонов за университетскую команду «Красные Ястребы».
– В сезоне 2010-11 вы стали лучшим игроком NCAA и получили вызов в сборную США на чемпионат мира.
– Я был по-настоящему счастлив, ведь выступал за национальную сборную впервые. Можно сказать, что каждая секунда, проведенная на чемпионате мира, вызывала у меня искреннее восхищение. Среди партнеров и соперников были признанные мастера NHL…
– На этом фоне вы вроде бы не затерялись. В двух матчах (с Францией и Швейцарией – прим. автора) вы отдали две результативные передачи. Однако в четвертьфинале с чехами участия не принимали…
– Я тоже посчитал, что дебют получился неплохим и надеялся, что сыграю в матчах плей-офф. Но тренер, видимо, ориентировался на более опытных игроков. В четвертьфинале мы уступили чехам со счетом 0:4 и заняли в итоге восьмое место. Хет-трик в том матче сделал Яромир Ягр.
ВТОРОЙ ПАВЕЛ ДАЦЮК
– После боевого крещения на чемпионате мира вы заключили контракт с клубом НХЛ, однако большую часть сезоне провели в фарм-клубе «Финикса».
– Да. Я начал сезон 2011-12 в клубе AHL «Портленд Пайретс», где все складывалось успешно. Не знаю, готов ли был к «прыжку» в NHL, но «Финиксу» спешно понадобился еще один центрфорвард, и я дебютировал в составе «Койотов» в конце октября. Помню, это была игра с «Анахаймом». Я вышел на лед в четвертом звене и сыграл, по-моему, пять или шесть минут в общей сложности. А вот в следующих четырех поединках уже проводил на льду больше времени, но потом все равно вернулся в фарм-клуб. А в конце декабря провел еще две игры за «Финикс»… Несмотря на то, что играл мало, первый опыт для меня был колоссальный. У партнеров можно было многому научиться. Чего стоил, например, нападающий Рей Уитни! Контроль шайбы, умение отдать точный пас – все у него было на высочайшем уровне. Безусловно, запомнился и Шейн Доун – игрок силового плана; лидер команды как на площадке, так и в раздевалке.
– Не вспомните, сколько американцев тогда входили в состав американского клуба «Финикс Койотис»?
– Одного-то я сразу вспомню. Кит Яндл – самый результативный защитник «Финикса». Наверное, все?
– А еще был американский защитник Крис Саммерс. Я специально посмотрел его статистику – вы с ним на площадке не пересекались… Кстати, вы всегда были центрфорвардом? Все-таки на этой позиции чаще выступают более габаритные игроки…
– В центре я играл всегда. На этой позиции хоккеист должен быть нацелен на пас, а это – моя игра. Люблю снабжать передачами крайних нападающих, выводить их на бросок.
– За три сезона вы провели всего 15 матчей за «Финикс». А затем у вас были контракты с «Детройтом» и «Филадельфией», но на лед в NHL вы уже не выходили…
– Да, так иногда случается в северо-американском хоккее. Ты заключаешь контракт с клубом NHL, полон надежд и планов, у тебя неплохо складывается сезон в AHL, но в итоге так и не получаешь шанса сыграть в лучшей лиге мира.
– Для меня это странно, ведь довелось как-то прочесть реплику генерального менеджера «Детройта» Кена Холланда. Он утверждал, что «Энди Миле – второй Павел Дацюк». Почему же «второй Дацюк» не пригодился «Красным Крыльям»?
– Я бы тоже хотел знать ответ на этот вопрос. Кстати, Дацюк наряду с Сергеем Федоровым и Стивом Айзерманом был одним из моих любимых игроков в детстве.
– Несмотря на то, что, в основном, вы выступали в AHL, тренеры сборной США снова пригласили вас в сборную на чемпионат мира-2014, который проходил в Минске.
– У нас была довольно крепкая команда. В сборной выступали, например, Тайлер Джонсон и нынешний лучший бомбардир «Калгари»…
– Которого в наших СМИ называют Джонни Годро. А как правильно произносится его фамилия?
– Гудро. На чемпионат мира-2014 он приехал в ранге лучшего игрока сезона в NCAA. Ему тогда было 20 лет, но было заметно, насколько это одаренный хоккеист… А я на том турнире принял участие в четырех матчах, но четвертьфинал с чехами вновь пропустил. Возможно, тренер решил сделать ставку на игроков, которые стабильно играли в клубах NHL. В итоге чехи снова не пустили нас в полуфинал, обыграв со счетом 4:3.
– По окончании сезона 2016-17 нападающий, на счету которого было больше 120 голов и почти 400 очков в AHL, решил вдруг перебраться в Европу. Что стало причиной вашего перемещения в шведский «Мальмё»?
– Честно говоря, устал морально. Из года в год я рассчитывал, что вот-вот заиграю в NHL. Казалось, что у меня будет такой шанс не в одном клубе, так в другом. Я трижды попадал в AHL All-Stars, но шанса закрепиться в составе клуба NHL так и не получил. Хотелось каких-то новых впечатлений, и, посоветовавшись с супругой, я решил перебраться в Европу. Предложение «Мальмё» в тот момент меня вполне устроило.
– Но в «Мальмё» вы сезон не доиграли, перебравшись в «Векше».
– Думаю, что в «Мальмё» от игрока с большим контрактом ожидали большей результативности. В итоге было принято решение, которое устроило всех. Я оказался в «Векше», в составе которого стал чемпионом Швеции. Считаю, что мой первый сезон в Европе можно назвать удачным.
ТЕПЕРЬ СЕМЬЯ В СБОРЕ
– Несколько слов о переходе в «Торпедо». Не смущала перспектива играть в российском клубе?
– Когда мой агент сообщил о том, что мной интересуется «Торпедо», я был по-настоящему вдохновлен. Много слышал о том, что КХЛ сейчас вторая по силе лига в мировом хоккее. Что же касается клуба из России, то перспектива играть в нем меня не смущала абсолютно. Наоборот, было очень интересно оказаться в российской команде. Несколько дней назад меня приехала поддержать жена и привезла с собой нашу собаку. Теперь семья в сборе.
– Надолго ли?
– Надеюсь, что до конца сезона.
– У вашего партнера Антона Волченкова, в межсезонье заключившего контракт с «Торпедо», семья, например, осталась в Америке…
– У Антона трое детей, и они учатся в школе. Так что семья может навестить его, наверное, только во время каникул. А у меня детей нет… Кстати, Антон мне помогает освоиться в российском городе. Вообще это здорово, что некоторые мои партнеры хорошо говорят по-английски – проще адаптироваться.
– Не только партнеры, но и тренерский штаб!
– Да. И это тоже важно для легионеров «Торпедо». Когда тренер дает указание, то ничего не «пропадает» при переводе. И ты не смущаешься, что чего-то не понял из тренерской установки… Главный тренер «Торпедо» Дэвид Немировски связался со мной еще в мае, у нас состоялась небольшая беседа, после чего последовало приглашение. Допускаю, что он видел мою игру в AHL, к тому же Немировски знаком с одним из моих университетских тренеров. Повторюсь, я рад, что оказался в России.
– Дэвид Немировски сразу создал тройку легионеров: Саболич – Миле – Кэйлоф. Что скажете о своих партнерах?
– С Эндрю Кэйлофом мы играли в прошлом сезоне за «Векше». Это результативный нападающий, обладающий хорошим броском, способный эффективно атаковать с разных дистанций. Схожую характеристику можно дать и Роберту Саболичу. Считаю, что мне как плеймейкеру прямо-таки раздолье: крайние нападающие способны эффективно завершать атаки, а ты только отдавай им передачи (улыбается). Нам нравится играть вместе, мы хорошо понимаем друг друга, тем более, что опять-таки нет никакого языкового барьера.
МОЙ ВЫБОР – СИДНИ КРОСБИ
– Ваши первые впечатления от атмосферы хоккея в Нижнем Новгороде?
– Мне нравится, что в Нижнем болельщики заполняют дворец и хорошо поддерживают команду. Это было заметно уже на предсезонке. Так что хоккейная атмосфера у вас самая что ни на есть благоприятная.
– Что скажете о команде?
– Думаю, что «Торпедо» способно показать очень приличную игру. В команде, что называется, хороший сплав (по-английски это звучало «good mixture» – прим. автора) молодости и опыта, русских и зарубежных игроков.
– С Нижним Новгородом успели познакомиться?
– Некоторые достопримечательности уже увидел. Понравилась улица Большая Покровская, впечатлил Кремль. Меня очень порадовали даже краски природы в конце лета и начале осени. В перспективе, думаю, прокатиться на канатной дороге…
– За два месяца пребывания в России что было для вас самым удивительным?
– Как это ни странно, рестораны. Я был поражен тем, сколько в меню разнообразных блюд. Некоторые из них с удовольствием открыл для себя.
– Кого из игроков вы считаете лучшим в мировом хоккее в настоящее время?
– Вы имеете в виду, кроме Эндрю Кэйлофа (смеется). А если серьезно, то мой выбор – Сидни Кросби.
– В русском языке пока, наверное, знаете лишь несколько слов и фраз?
– Так и есть. Смогу совершить покупку в магазине, заказать блюдо в ресторане, но словарный запас, действительно, пока не велик. Хотя постараюсь в ходе сезона узнать русский получше. В моем телефоне есть специальная обучающая программа, которой я активно пользуюсь.
– А знаете ли вы, как переводится на английский слово «милый», созвучное с вашей фамилией?
– Нет, впервые его слышу.
– У нас его употребляют в нескольких значениях: «nice, sweet, pretty» и, конечно, «dear».
– Очень хорошо! Как все это похоже на меня (смеется).
Алексей ХИТРЮК,
Sportbox.ru – специально для «Ф-Х НН»

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *