Новости спорта в Нижнем Новгороде. Нижегородские спортивные новости.
Актуально

Михаил ВАРНАКОВ: ПОЗВАЛИ В «ТОРПЕДО» ВПЕРВЫЕ ЗА ПОСЛЕДНИЕ ПЯТЬ ЛЕТ!

После пятилетнего перерыва нападающий Михаил Варнаков возвратился в нижегородское «Торпедо». Ранее воспитанник торпедовской хоккейной школы в течение десяти сезонов защищал цвета родного клуба. Его переход в «Ак Барс», случившийся весной 2013 года, еще долго обсуждали нижегородские болельщики. Одни утверждали, что Варнаков отправился в казанский клуб за спортивными трофеями, другие считали, что причины кроются в его отношениях с торпедовским руководством. 33-летний хоккеист, подписавший контракт с ХК «Торпедо» в нынешнее межсезонье, сам расскажет о том, что побудило его сменить клуб, и как состоялось возвращение.

Отправив на плей-офф в СКА, закрыли тему контракта
– Михаил, еще в середине мая нижегородские любители хоккея, обсуждая возможные изменения в составе, уверенно говорили, что Варнаков в «Торпедо» точно не вернется, потому что пять лет назад в клубе его сильно обидели. Однако вы подписали контракт. Какова же ситуация на самом деле?
– Те, кто говорит о какой-то обиде, которая была пять лет назад, просто не в курсе дела, и это их домыслы – ничего подобного я никогда не говорил. А что касается контракта с «Торпедо», то чисто физически я его не мог подписать, так как весной 2013 года мне его здесь никто не предложил. Нет смысла, как говорится, водить болельщиков за нос. Проведя в «Торпедо» десять сезонов, я выходил на рынок свободных агентов. И даже несмотря на то, что за последний год я являлся ключевым игроком команды, клуб не удосужился предложить мне новый контракт.
Давайте вспомним, как развивались события. В концовке регулярного чемпионата у нас прошло собрание, на котором было объявлено, что никаких обменов в другие команды перед плей-офф не будет, никто никуда не поедет. Однако в последний день перед дедлайном меня обменяли в питерский СКА. Я не говорю, что это плохо или хорошо – просто так было на самом деле. Утром проснулся в Нижнекамске перед матчем с «Нефтехимиком», и меня поставили перед фактом. Я отправился в Питер, отыграл там плей-офф, после его окончания получил статус свободного агента и уже мог разговаривать о новом контракте с любыми клубами.
Предлагал тот же СКА, предлагал ХК «Ак Барс», в котором я в итоге оказался, какие-то другие команды предлагали. С «Торпедо» же дальше разговоров ничего не пошло. Можно было бы сказать: «Мы можем предложить такую-то сумму», это уже конкретное предложение, от которого можно отталкиваться хоккеисту. Но получилось так, что как только нижегородский клуб отправил меня в СКА, тема контракта была закрыта. Пусть болельщики об этом знают, поскольку мне не хочется ни оправдываться, ни отвечать на вопросы по поводу каких-то обид. Давайте говорить по факту: меня поменяли в другой клуб, и больше в «Торпедо» меня никто не звал – ни пять лет назад, ни четыре, ни три, ни два, ни в прошлом году, когда я покинул «Ак Барс».
В принципе, причина ухода лежит на поверхности, но она успела обрасти слухами, на меня кто-то обижается, кто-то не понимает, почему я ушел. А что я должен был делать? В 28 лет закончить карьеру, не получив предложения от «Торпедо»?! По большому счету, я не собирался менять команду, ждал до конца и контракт с «Ак Барсом» подписал не по ходу сезона, а в мае. Если бы торпедовцы хотели что-то предложить, было предостаточно времени поговорить и выслушать. А когда есть просто вопросы: «Как ты думаешь?» – это не предложение контракта, это полная ерунда. Что мне думать? Я могу думать о том, что мне предлагают…
– То есть, когда главный тренер «Торпедо» Петерис Скудра, отвечая на вопрос, почему вы ушли из команды, говорил, что «нижегородским клубом Варнакову было сделано вполне достойное предложение», он немного лукавил?
– Не исключаю, что до Скудры донесли другую информацию, и он просто был дезинформирован. Он же не принимал участия в переговорах. С Петерисом я не работал. Да, мы знакомы, несколько раз с ним общались, но, возможно, в клубе ему говорили, что мне делают предложение, а на самом деле, не делали.
Хотел найти команду и играть в хоккей
– Нынешнее приглашение «Торпедо» вас удивило в первый момент?
– Если честно, меня больше удивила ситуация пятилетней давности. А сейчас… Раз позвонили и позвали, значит, я нужен команде. В этом году так получилось, что я тоже до последнего тянул с новым контрактом, и когда поступило предложение от «Торпедо», мне не было смысла тянуть дальше – я хотел найти команду и играть в хоккей. По большому счету, самым главным было это!
– Некоторые болельщики воспринимают ваш переход в «Ак Барс» еще и как желание завоевать в игровой карьере какие-то трофеи, добиться места в сборной. Можно говорить, что вы ехали в Казань за этим?
– На тот момент у меня в принципе был очень хороший выбор – все ведущие клубы страны. Тогда я просто послушал Зинэтулу Билялетдинова и пошел к нему, ни больше, ни меньше. Выбор Казани определялся только этим.
– Чем вам запомнится казанский период, какое главное свое достижение отметите?
– Если сейчас оглянуться назад, возможно, я немного поздно уехал из Нижнего. Мне было под 30, и я действительно никуда не собирался уезжать. Отыграв десять лет в родной команде, на тот момент я думал, что уже переступил черту, когда нужно стремиться куда-то, скажем так, на повышение. Но получилось так, что как раз на этом стыке мне пришлось сменить клуб. Для меня это огромный опыт. В плане работы, в Казани все совсем по-другому, не как нас учили в «Торпедо». В принципе я рад, что побывал там, поскольку свою жизнь связываю с хоккеем, и этот опыт мне еще пригодится.
– Оказавшись в «Ак Барсе», вам было проще претендовать, например, на место в сборной России?
– У меня были шансы попасть на чемпионат мира, и все это было близко. Но, опять же, в эту атмосферу я окунулся немного позже, чем те ребята, которые играли рядом со мной и были на пять-шесть лет моложе меня. В Нижнем я всегда просто играл, и пусть полностью отдавался хоккею, но многого не видел, о многом не думал. То есть я просто жил хоккеем. А там нужно совершенно другое – и восприятие, и понимание. Играть только на эмоциях и на самоотдаче – этого оказалось мало. Настоящее понимание того, что я должен был сделать, пришло ближе к 30 годам. Естественно, в сборной тренеры выбирали тех, кто помоложе. При этом я нисколько не жалею, что так сложилось – это моя карьера.
Место жительства осталось прежним
– «Ак Барс» всегда был сильным клубом, претендующим на высокие места. Тем не менее, за четыре сезона в Казани вы не выиграли ни одного Кубка Гагарина. А ваш земляк Алексей Потапов с первой попытки стал его обладателем. Испытываете сожаление, что вам не довелось почувствовать радость от подобной победы?
– У каждого своя жизнь, и надо пройти свой путь, что-то понять. В «Ак Барс» я попал в самый разгар перестройки команды, и там был выполнен огромный объем работы. Сейчас у казанцев и состав посильнее, и лавка лучше, и ребята подросли вот именно от той перестройки, в которой мы были. Все-таки команда строилась вокруг тех ребят, которые выиграли Кубок Гагарина, им больше доверяли. Наверное, это правильно – они местные, а в Татарстане всегда пытаются вырастить своих игроков, там есть такая цель.
– Вы подписали с «Ак Барсом» контракт на пять лет, но не доиграли один сезон, который и оказался кубковым. Почему пришлось покинуть команду?
– Причина расставания в том, что у меня был немаленький контракт. Подросли молодые ребята, плюс постоянная ротация (в Казани все время кого-то «подписывают»). Тренер определился с теми, кто будет играть в ведущих звеньях. Уверен, место в составе я завоевывал и должен был играть, но менеджмент клуба посчитал, что в третьем и четвертом звене хоккеисты должны играть за другие деньги. Это логично, этого не надо стесняться.
– За четыре года в «Ак Барсе» вы успели стать казанцем?
– Нет, место жительства у меня осталось прежним – Нижний Новгород. В плане быта в Казани все отлажено великолепно – только живи и играй. Но когда ты там уже не имеешь работы, наверное, все встает на свои места, и ты понимаешь, где твой дом. Мне проще все наладить в Нижнем, и нет смысла куда-то ехать из города, где я родился, где живут мои родные и близкие.
– Собирается ли ваш сын продолжить хоккейную династию Варнаковых?
– Миша закончил три класса. В школу он пошел в Татарстане, в третий класс ходил в Москве, а в четвертый пойдет в Нижнем. Еще в Казани он начинал играть в хоккей, но потом мы решили, что ему это не нужно, пусть налегает на учебу. Тем более в Москве сын учился в такой школе, что дети приходили туда к восьми часам утра и учились до пяти-шести часов вечера. В этом году в первый класс пойдет дочка. Вот она в Москве занималась фигурным катанием, и у нее неплохо получается. Конечно, я не сильно понимаю, как у них все должно быть, но если найдем в Нижнем подходящую секцию, дочь продолжит занятия.
Побывал на двух матчах футбольного чемпионата мира
– С каким настроением входите в новый сезон, какие задачи ставите?
– Всегда хотелось забрасывать в районе 20 шайб – это, считаю, нормальный для нападающего результат и, думаю, вполне по силам это сделать.
– Этим летом в нашем городе прошли матчи чемпионата мира по футболу. Удалось ли вам побывать на стадионе?
– Да, посетил два матча: Аргентина – Хорватия, наверное, лучший матч на групповом этапе, на который надо было сходить, и четвертьфинал Франция – Уругвай. Хотя, стоит признаться, на протяжении последних четырех лет, пока Нижний Новгород готовился к чемпионату мира, я говорил, что не пойду ни на один матч, что, наоборот, хочу уехать из города, чтобы этой суеты не видеть. Но начался турнир, и все проходило настолько гладко, без каких-то коллапсов в городе, что захотелось выбраться на футбол. И когда дело дошло до того, что можно сходить, благодаря всему этому антуражу, в голове настрой поменялся.
Все равно, мы смотрим по телевизору Лигу чемпионов и сильнейшие европейские чемпионаты, ради ведущих игроков ждем футбола до позднего вечера. А тут звезды приехали сюда, их можно увидеть живьем! Захотелось реально пойти на стадион и посмотреть. Так что удалось зацепить. Сборные Аргентины и Хорватии привезли сильный состав, ну, и у Франции с Уругваем тоже есть звезды мирового футбола.
Беседовала Нина ШУМИЛОВА

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *